Доступность ссылок


Лидеры «российской власти» Крыма уже больше месяца заявляют о своей готовности нещадно бороться с коррупцией на полуострове. «Я хочу, чтобы все чиновники понимали, что время воровства и коррупции в Крыму закончилось. Сейчас Россия активно будет помогать Крыму, и мы должны показать, что каждый рубль будет потрачен по назначению и мы сможем за него отчитаться. Кто этого не понимает, с тем мы будем разговаривать по-другому», – такое предупреждение сделал еще до «референдума» на заседании самопровозглашенного сепаратистского правительства «спикер» Крыма Владимир Константинов. Позже несколько заявлений в подобном тоне сделал и «премьер» Сергей Аксенов. Но будут ли они сами соблюдать свои же установки? Во многом об этом можно судить, исходя из того, во сколько «российские руководители» оценили свою собственную деятельность на полуострове.

На прошлой неделе крымский парламент, назвавшийся «Госсоветом Республики Крым», утвердил зарплаты руководителям полуострова. Сразу же следует отметить, что самого документа, которым это решение утверждено, в открытом доступе нет. «Госсовет» его не обнародовал. Суммы утвержденной зарплаты первых лиц Крыма опубликовало провластное агентство КИА, опять же, не приводя самого документа. Также интересно, что агентство называет только суммы окладов чиновников без дополнительных доплат, которые полагаются госслужащим, как в Украине, так и в России.

Исходя из обнародованной информации, оклады «спикера» Владимира Константинова и «премьера» Сергея Аксенова составят 23 тысячи рублей (это чуть более 8 тысяч гривен, если считать по ранее утвержденному в Крыму коэффициенту 2,8, или менее 1 тысячи долларов). Этот уровень меньше, чем у предшественников команды экс-премьера Анатолия Могилева. Сам он, имея внушительную выслугу лет на госслужбе, утверждал, что зарабатывает на этом посту 13 тысяч гривен в месяц с учетом всех надбавок.

Оклады «первого вице-спикера» и «первого вице-премьера» «российской власти» Крыма тоже уравняли. Они будут получать 20 тысяч рублей в месяц (чуть более 7 тысяч гривен), а «вице-спикер» и «вице-премьер» – по 19 тысяч рублей (или 6,5 тысяч гривен).

Как уже было сказано, это только оклады. На госслужбе их называют «вилкой», на которую положено «накалывать» всевозможные доплаты. Статья 50 Федерального закона «О государственной гражданской службе» предусматривает, что денежное содержание гражданского служащего состоит из месячного оклада в соответствии с замещаемой должностью, отдельного оклада в соответствии с присвоенным ему классным чином гражданской службы, а также ежемесячных и иных дополнительных выплат.

В том числе полагается ежемесячные надбавки к должностному окладу за выслугу лет на гражданской службе от 10 процентов до 30 процентов, за особые условия гражданской службы – до 200 процентов оклада, за работу со сведениями, составляющими гостайну, а также премии за выполнение особо важных и сложных заданий и ежемесячное денежное поощрение.
Если уж следовать букве закона, то начинать отсчет службы теперь уже другому государству должны с нуля.
Какая именно будет зарплата у крымских «руководителей», точно сказать невозможно. Во-первых, потому что документ о назначении им зарплаты засекречен, а во-вторых, потому что непонятно, какие категории и классные чины в соответствии с законодательством России присвоены им, ведь крымские чиновники все 23 года работали на госслужбе Украины. Если уж следовать букве закона, то начинать отсчет службы теперь уже другому государству должны с нуля. А если судить с точки зрения выполнения обещания «чтобы никто ничего не потерял», то, конечно, придется всех оценивать по их украинским рангам.

И тем не менее. Крымский «спикер» Владимир Константинов находится на госслужбе всего четвертый год. А у «премьера» Сергея Аксенова госслужба – это и вовсе первый опыт в жизни. Поэтому на многие существенные надбавки по закону они еще не заслужили.

У КОГО – БОЛЬШЕ?
Руководители Крыма могут стать самыми бедными по уровню своих зарплат среди глав российских Республик
Но даже если таковые и будут, руководители Крыма станут самыми бедными по уровню своих зарплат среди глав российских Республик. Крым.Реалии провели небольшой сравнительный анализ на основе информации, имеющейся в открытом доступе. Правда, следует отметить, что найти данные о зарплатах российских чиновников проблематично. Они по закону не обязаны обнародовать свои декларации о доходах, расходах и имуществе и потому публикуют только сведения из них – притом исключительно по собственному желанию из-за чего найти эти данные за каждый год не представляется возможным.

Тем не менее, СМИ Республики Чечня пишут, что в 2011 году ее глава Рамзан Кадыров заработал 4,1 миллиона рублей. Притом, весь этот доход получен им от зарплаты.

Президент Дагестана Магомедсалам Магомедов, согласно обнародованным сведениям за 2010 год, заработал 1,6 миллиона рублей. И, как он утверждает, основной доход от его деятельности – это тоже зарплата.

Глава Республики Бурятия Вячеслав Наговицын в 2010 году декларировал свыше 5 миллионов рублей дохода, глава Республики Коми Вячеслав Гайзер – 4 миллиона, Республики Тува Шолбан Кара-оол – чуть более 2 миллионов. Очевидно, что за последующие три года ситуация изменилась.

А если взять более свежие данные, но, например, в Татарстане, по данным ее республиканских властей, зарплата высших должностных лиц (в том числе министров) составляет в среднем 350 тысяч рублей в месяц или 4,2 миллиона рублей в год.

СЛУГИ НАРОДА В КРЫМУ ВЫШЛИ ИЗ-ПОД КОНТРОЛЯ
Можно ли говорить о борьбе с коррупцией в Крыму, если условия, которые хотя бы частично позволяли обществу контролировать своих слуг – сметены российской аннексией?
А теперь вернемся к намерениям крымских чиновников по искоренению коррупции. Безусловно, планы очень благородные и правильные. Но суждено ли им сбыться, если на данный момент законодательно для этого в Крыму не создано ни одного условия? А те, которые хотя бы частично позволяли обществу контролировать своих слуг – сметены российской аннексией.

Во всем прогрессивном мире борьба с коррупцией начинается с люстрации в органах государственной власти и создания для новых госслужащих максимально комфортных условий работы: достойной зарплаты, социального пакета и максимального ограничения возможностей для коррупционных проявлений. С другой стороны, и обществу позволено контролировать своих избранников, как минимум посредством свободного доступа к их документам их имущественного и финансового положения.

Что же мы видим в Крыму? На фоне заявлений о готовности «закрыть коррупционную страницу украинской истории на полуострове» и бороться с любыми ее проявлениями, большинство должностей в местной власти оставили тем же, кто много лет служил при распилах местного и государственного бюджетов, кто «благословлял» нечестные тендеры и не стесняясь, нарушал законы. А с другой стороны, в новых крымских реалиях журналисты и общественность совершенно лишены возможности не то что контроля своей власти, а даже получения достоверных сведений о том, живет ли она по средствам, получаемым из бюджета (а значит, из налогов своих граждан).

Статья 20 Федерального закона России «О гражданской государственной службе» гласит: сведения о доходах, расходах и имуществе, представляемые гражданскими служащими, являются конфиденциальными. Именно поэтому, как уже говорилось, узнать о них можно только исходя из обнародованных самими чиновниками данных. Притом, проверить, что в них правда, а что чиновник утаил, – практически невозможно.

И, наконец, если уровень зарплат высших должностных лиц Крыма действительно будет самым низким в России, в том числе и ввиду вполне обоснованного отсутствия законодательных оснований для их увеличения, притом, что иметь бизнес (официально) чиновникам запрещено, зарабатывать им остается уже опробованными привычными способами.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG