Доступность ссылок

Сын Нуркадилова получил портфель накануне годовщины гибели его отца


Заманбек Нуркадилов в аэропорту Алматы. 3 февраля 2005 года.

Заманбек Нуркадилов в аэропорту Алматы. 3 февраля 2005 года.

Четыре года назад погиб Заманбек Нуркадилов, который был самым жестким на тот период критиком Назарбаева. Накануне годовщины «самоубийства» сын оппозиционного политика получил высокую должность.

СЫН ПРИЗНАЛ «САМОУБИЙСТВО» ОТЦА

Напомним, как все происходило. Вечером 12 ноября 2005 года в полицию Алматы от бригады скорой помощи поступило сообщение о чрезвычайном происшествии в особняке, где проживал Заманбек Нуркадилов. Примерно в это же время аналогичная информация последовала и от охранника дома. На теле оппозиционного политика были обнаружены три огнестрельных ранения. Рядом лежал его собственный револьвер марки «Кобальт», выданный министерством внутренних дел в 1998 году.

Следствие установило, что Заманбек Нуркадилов погиб от огнестрельных ранений в сердце и голову. Официальный вердикт провозгласил: самоубийство. Журналистам показали следственный эксперимент, как человек мог бы стрелять в себя через подушку в
Дом Заманбека Нуркадилова, где он был найден мертвым. Алматы, 13 ноября 2005 года.
область сердца, и, падая, - себе в голову из этой модели оружия.

Но эта официальная версия подвергается сомнению. В казахстанском интернете появились материалы, где отмечалось, что револьвер марки «Кобальт» вместе с полным комплектом патронов весит более 800 граммов. «Кучно» положить выстрелы через подушку, об обнаружении которой сообщил адвокат семьи диссидента Сериккали Мусин, способен разве что профессионал.

Финальный полицейский документ от имени родственников убиенного подписал Кайрат Нуркадилов, великовозрастный сын оппозиционного политика от его первого брака. Макпал Жунусовой, вдове погибшего диссидента, в такой возможности было отказано. Ее не признали и потерпевшей стороной.

В среде ближайших родственников, между его первыми и вторыми семьями, и до 12 ноября была трещина, которая увеличилась после общей для них трагедии. Впрочем, и сам Заманбек Нуркадилов, надо сказать, не являлся инициатором тесного союза детей от первого брака и второй супруги. Кстати, Кайрат Нуркадилов до сих пор дистанцируется от журналистов, предпочитая не поднимать тему гибели своего отца. Смерть которого, он еще до похорон, попросил не политизировать.

Держится в стороне от политических дебатов и дочь Заманбека, Куралай Нуркадилова, известный за пределами Казахстана дизайнер. Возглавляемый ею алматинский Дом моды «Куралай» выиграл в 2008 году тендер на разработку парадной формы
казахстанских олимпийцев. Куралай Нуркадилова часто упоминается в международной прессе.

Сын и жена Заманбека Нуркадилова - Кайрат Нуркадилов (слева) и Макпал Жунусова (справа) - на похоронах. Алматы, 15 ноября 2005 года.
За день до четвертой годовщины гибели Заманбека объявили, что сын Нуркадилова получил должность начальника управления жилья акимата Алматы. Пресс-служба городского акимата уточнила, что эта должность была вакантна почти полгода. Кайрат Нуркадилов работает в городском акимате давно. Нуркадилов говорил журналистам, что сам устроил его туда, замолвив слово тогдашнему градоначальнику Имангали Тасмагамбетову.

ПОСЛЕДНИЕ ВИЗИТЕРЫ ЗАМАНБЕКА

Стоит отметить, что дом Заманбека Нуркадилова, построенный в престижном районе Алматы, окружен каменной стеной высотой в два с половиной метра. Вся территория находилась под контролем 16 видеокамер, а информация передавалась на монитор частной охраны в режиме онлайн.

Кстати, журналисты, часто бывавшие в гостях у Нуркадилова, обратили внимание на тот факт, что на видеоматериалах, продемонстрированных в эфире казахстанских телеканалов, политик был в домашней одежде и лежал на полу вдоль бильярдного стола, стоявшего в центре комнаты.

Но те, кто часто бывал у него в доме, знают, что Заманбек Нуркадилов предлагал гостям устроиться на диване, а сам всегда садился на стул ближе к стене, чтобы иметь возможность наблюдать за входной дверью.

Что же касается одежды, то надо отметить, что в таком виде Нуркадилов встречал только хорошо знакомых мужчин. Если же среди гостей оказывались женщины или незнакомые ему лица, Заманбек Нуркадилов принимал их в хорошо отглаженных брюках и чистой
На похоронах Заманбека Нуркадилова. Алматы, 15 ноября 2005 года.
тенниске.

Впрочем, как бы то ни было, но следственная группа остановилась на версии о самоубийстве, которая полностью отметается вдовой и сторонниками Заманбека Нуркадилова.

Неразрешенной загадкой остались и несколько пустых конвертов, обнаруженных на месте происшествия. Они, по всей видимости, свидетельствуют лишь о том, что на самом деле была встреча с неким человеком, хорошо знакомым Нуркадилову.

Кстати, во время доверительных бесед с отдельными независимыми журналистами Нуркадилов не раз говорил о неком господине, скрывающемся под «номером 025» и предложившем политику выступить с жесткой критикой оппозиционного движения «За справедливый Казахстан», и о том, как он отказался от этого «щедрого» предложения.

ФИЗИЧЕСКАЯ АТАКА НА ЗАМАНБЕКА

Неоднозначность фигуры Нуркадилова, его резкие высказывания, интригующие планы и неожиданная смерть вызвали в обществе большой резонанс. Многие до сих пор пытаются сложить воедино «пазлы» трагедии четырехлетней давности, по кусочкам собирая и без того скудную информацию, просочившуюся в прессу или добытую в результате кухонных бесед.

Но дело в том, что многие детали просто отсутствуют и полная картина произошедшей трагедии так и не складывается воедино. И как всегда в подобных случаях, информационный вакуум породил немало всевозможных догадок.

Тем не менее имеющаяся информация позволяет предположить несколько вариантов развития событий, начавшихся в 2004 году. Именно в тот период, оказавшись за бортом власти, Заманбек Нуркадилов впервые сообщил о готовящемся на него покушении. На дворе был конец марта.

По словам Нуркадилова, после того как его отстранили с должности главы Агентства по чрезвычайным ситуациям, он встречался с Нурсултаном Назарбаевым и требовал демократических реформ в обмен на сотрудничество:

На похоронах Заманбека Нуркадилова. Алматы, 15 ноября 2005 года.
«После того, как я выступил 11 марта, 10 мая ко мне приходит его непосредственный посредник Болат Утемуратов и говорит: «С вами хочет встретиться президент и поговорить». Мы тайно встретились. Я говорю: «Парламент и оппозицию вы боитесь?» Он говорит: «Нет». – «Если нет, то я проведу честнейшие и прозрачные выборы. Будет у нас парламент нормальный – со своим мнением, со своими взглядами. После этого вы поменяете политический курс. Все будет прозрачно работать, начнем экономику поднимать, социальную защиту увеличить». Но он отказался. Ты понимаешь, мы… создали какой-то театр! На сцене актеры отлично играют во главе с Назарбаевым. На глазах мирового сообщества, на глазах наших соседей… А сразу за кулисами, в зале, где зрители сидят, в туалетах или гардеробах – там все сгнило. Кроме сцены и актеров, у нас ничего нет».

Тайная встреча, по словам диссидента, не принесла ожидаемых результатов. Но Заманбек Нуркадилов все-таки не намерен был опускать руки.

Это был не первый демарш Нуркадилова, когда он, будучи на министерском посту, выступил с открытым письмом против Назарбаева в марте 2004 года. Нуркадилов и раньше уходил в оппозицию и возвращался. Но второй разрыв с Назарбаевым оказался последним. Судьба отпустила ему только полтора года на вторую открытую конфронтацию с властями.

Второй раз об опасности заговорили 1 мая 2005 года, после атаки во время выступления президента Нурсултана Назарбаева на площади Республики в Алматы. В тот день Заманбеку Нуркадилову просто повезло. Камень, брошенный ему в голову молодым человеком в серой куртке, кстати, до сих пор не найденным, попал в активиста оппозиционной партии ДВК Алихана Рамазанова. По свидетельству очевидцев, удар был настолько силен, что Рамазанов потерял сознание.

ОБЛАДАНИЕ КОМПРОМАТОМ НЕ СПАСАЕТ

Но Нуркадилов оказался не из числа тех, кто не испытывает судьбу. В январе 2005 года он вывозит из Казахстана пакет с документами. Сразу после возвращения из Европы Заманбек Нуркадилов заявляет о своем намерении возглавить казахстанскую оппозицию. Как рассказывают близкие к нему лица, речь шла о революции по кыргызскому сценарию, которая должна была начаться в декабре 2005 года. То есть в период выборов президента Казахстана.

Сам же Нуркадилов признавался: «Я не исключаю, что есть люди, которые хотят моей смерти. Я для них опасный человек. Но я подстраховался. Если со мной что случится, документы, которые я вывез в Европу, будут опубликованы. Это очень страшные документы, но они - моя страховка».

Однако надеждам оппозиционного политика не удалось сбыться. Названные Заманбеком таинственные европейские адвокаты, так и не действовали независимо друг от друга, как это обещал сам Заманбек на случай своей гибели. Реальность показала, что имеющиеся в наличие компрометирующие документы не всегда являются тем самым своеобразным спасательным кругом, способным удержать политика на плаву.

Предполагается, что часть документов исчезла в неизвестном направлении. Точно так же как и черный блокнот, который еще в 2003 году был выкраден из домашнего сейфа Нуркадилова вместе с миллионом долларов наличными, принадлежавших Макпал
Макпал Жунусова во время открытия музея Заманбека Нуркадилова в его доме. Алматы, 2006 год.
Жунусовой. Но если деньги якобы были возвращены, то блокнот с информацией, представлявшей наибольшую ценность, так никто и не подумал положить на место.

Кстати, после смерти Заманбека Нуркадилова некоторые из вывезенных им в Европу документов были распространены созданной им же организацией «Международная комиссия по борьбе с коррупцией в Казахстане» (ICTK). Но большая часть обещанного компромата так и не появилась на свет. Казахстанские эксперты говорят, что громких документов, может быть, и не было, что Заманбек мог просто «по-алматински» блефовать. Или же компроматы перехвачены другими людьми и ждут своего часа.

КОМПРОМАТЫ БУДУТ ВНЕ ЗАКОНА

Тем временем аналитики и политики отмечают обострение внутриэлитной борьбы за власть и ресурсы в Астане. С точки зрения директора информационно-аналитического центра Московского государственного университета Алексея Власова, «…некоторые казахстанские элитарии несколько утратили чувство реальности, и даже абсолютно терпимый к своему ближайшему окружению казахстанский президент был вынужден сделать серьезные выводы», - считает российский политолог.

Заманбек Нуркадилов с женой Макпал Жунусовой. 2002 год.
В свою очередь, лидер партии «Ак жол» Алихан Байменов замечает, что в окружении Назарбаева становится все больше людей, ничем созидательным себя не проявивших, но зато развивших клановую иерархию.

С этим согласен и представитель оппозиции Амиржан Косанов: «Вся казахстанская политика делается президентом и его ближайшим окружением. Важно, кто из конкретных персон до сих пор имеет сейчас доступ к телу и может кулуарно за чашечкой чая пробить то или иное политическое решение».

Уже больше года в Казахстане идут громкие аресты и суды над топ-менеджерами и высокими чиновниками, обвиненными в коррупции. Первый отсидевший часть срока топ-менеджер Жаксыбек Кулекеев уже вышел на свободу. Любопытно, что все эти процессы привели к законопроекту о праве граждан на неприкосновенность частной жизни, в котором предусмотрено тюремное наказание за разглашение компрометирующих сведений.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG