Доступность ссылок

Южный Кавказ между Россией и Западом пять лет спустя после войны


Осетинские женщины обнимают друг друга на фоне руин разрушенного города Цхинвали, столицы непризнанной республики Южная Осетия. Август 2008 года.

Осетинские женщины обнимают друг друга на фоне руин разрушенного города Цхинвали, столицы непризнанной республики Южная Осетия. Август 2008 года.

Прошло пять лет с тех пор, как Россия продемонстрировала свое влияние на Южном Кавказе. Регион всё еще остается неспокойным.


Азербайджан вооружается до зубов. Армения всё более разочаровывается в своем главном защитнике — России. Возможность возобновления вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе кажется выше, чем в последние годы.

Усиливающееся напряжение в контролируемом армянами сепаратистском анклаве в Азербайджане, где в последние месяцы произошел ряд инцидентов в районе линии прекращения огня, демонстрирует, что нестабильный регион Южного Кавказа продолжает оставаться опасно напряженным даже спустя пять лет после короткой войны России с Грузией в августе 2008 года.

ДЕМОНСТРАЦИЯ СИЛЫ

Пятидневная война за Южную Осетию — грузинский сепаратистский регион, ориентирующийся на Москву, — закончилась в пользу России. Однако она также ослабила роль Москвы в качестве авторитета в охваченном этническим напряжением регионе.
Российская военная техника движется в сторону Южной Осетии. 22 августа 2008 года.

Российская военная техника движется в сторону Южной Осетии. 22 августа 2008 года.


— Война показала другим постсоветским странам, что Россия готова применить силу для отстаивания своих интересов… Она также в какой-то степени повредила роли России в качестве игрока, у которого, возможно, в регионе есть союзники, — говорит старший сотрудник по политике в Европейском совете по международным отношениям (ECFR) Стефан Мейстер.

Действительно, самый близкий союзник России в регионе, Армения начала с подозрением посматривать на Москву в свете пререканий по поводу цен на газ и давления Кремля на Ереван по вступлению в Евразийский союз. Азербайджан, куда должен приехать с визитом президент России Владимир Путин в этом месяце, уже давно осторожно относится к Москве и использует свой энергетический потенциал для выхода на независимый путь.

И конечно, Грузия. Следует отметить, что отношения между Тбилиси и Москвой существенно улучшились с тех пор, как в январе к власти пришел премьер-министр Бидзина Иванишвили, однако им всё еще далеко до теплых.

ЕЩЕ ПО ЭТОЙ ТЕМЕ: Фотокадры российско-грузинской войны 2008 года

«ВСЁ ТА ЖЕ ИМПЕРИЯ»?

Вафа Гулузаде — бывший советник президента Азербайджана по внешней политике — согласен с тем, что силовой ответ России в Грузии в 2008 году послал сигнал предупреждения по всему Кавказу.
Россия является всё той же империей, очень агрессивной ко всем людям и ко всем маленьким нациям в регионе.

— Война между Россией и Грузией была, на самом деле, агрессией России против независимой Грузии, в этом нет сомнений. И это очень опасное действие на Кавказе после распада Советского Союза, поскольку это показывает, что Россия является всё той же империей, очень агрессивной ко всем людям и ко всем маленьким нациям в регионе, — говорит Вафа Гулузаде.

Вскоре после войны 2008 года Россия пыталась повысить свою роль в качестве посредника в Карабахе, однако эти усилия, возглавляемые действующим в то время президентом Дмитрием Медведевым, так и не получили никакого выражения. После того как Путин в 2012 году вернулся в Кремль, Россия большей частью свела свою роль до основного поставщика оружия обеим сторонам.

ВНУТРЕННИЕ КОНФЛИКТЫ

Растущее недоверие к Москве в регионе, тем не менее, не переросло в усиление сотрудничества между самими тремя южнокавказскими государствами, в основном в связи с тем, что Армения и Азербайджан продолжают оставаться враждебно настроенными друг к другу по поводу нерешенного Карабахского конфликта.
Министр обороны Грузии Ираклий Аласания (слева) и президент Азербайджана Ильхам Алиев во время встречи в Баку. 19 марта 2013 года.

Министр обороны Грузии Ираклий Аласания (слева) и президент Азербайджана Ильхам Алиев во время встречи в Баку. 19 марта 2013 года.


Азербайджан и Грузия достигли стабилизирующей независимости в энергетической сфере: Грузия предоставляет маршруты для Азербайджана для экспорта углеводородов в обход России, а Баку помогает Тбилиси кардинально снизить энергетическую зависимость от Москвы.

Одним из важных результатов победы России в войне 2008 года стало то, что это действительно вытеснило НАТО — и США — из региона и поставило амбиции Грузии на вступление в альянс в режим ожидания.

После войны, и особенно при президенте США Бараке Обаме, политика США на Южном Кавказе рассматривается как «подгруппа отношений США с Россией», говорит эксперт Ричард Гирагосян — директор Центра региональных учений в Ереване.

РОЛЬ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

В то же время конфликт заложил путь для существенного вступления в регион Европейского союза (ЕС). Именно Евросоюз добился прекращения огня, которое привело к завершению войны 2008 года, а наблюдательная миссия Евросоюза на границах Абхазии и Южной Осетии с остальной территорией Грузии играла видную роль в последующие годы.

Что еще более важно, в 2009 году блок инициировал программу «Восточное партнерство» — значительные усилия для вступления в отношения с шестью постсоветскими странами: Беларусью, Молдовой, Украиной, Арменией, Азербайджаном и Грузией. Последние три — южнокавказские.
Подбитый танк грузинской армии на развалинах города Цхинвали. 14 августа 2008 года.

Подбитый танк грузинской армии на развалинах города Цхинвали. 14 августа 2008 года.


По мнению Ричарда Гирагосяна, программа была начата, чтобы помочь Европейскому союзу «стабилизировать свою периферию», но своим успехом она обязана мягкой силе.

— То, что делает ее особенно более успешной и эффективной в качестве политического инструмента, — это желание самих государств действительно попытаться получить возможность сближения с Европейским союзом. И в этом смысле ЕС посредством — но и выходя за его пределы — «Восточного партнерства» стал более трансформирующей силой как в смысле заложения ценностей, так и подачи настоящих экономических стимулов, которые ранее отсутствовали или просто игнорировались самими государствами, — говорит Ричард Гирагосян.

Стефан Мейстер из ECFR разделяет это мнение и говорит, что «Восточное партнерство» сыграло значительную роль в демократизации и реформах правового государства в Грузии и Армении. Он утверждает, что мониторинг Европейского союза сыграл важную роль в успехе парламентских выборов в Грузии в октябре 2012 года.

Но он подчеркивает, что «Восточное партнерство» не включает компонент безопасности, и это означает, что возможность Европейского союза по смягчению напряжения в Карабахе является минимальной.

— Им нужно связать свою добрососедскую политику, свою политику трансформации гораздо больше с безопасностью, потому что безопасность является ключом к демократизации и трансформации в этих странах, — говорит Стефан Мейстер.

Можно ли достигнуть этого без провоцирования Москвы — пока остается под вопросом. Путин поставил свой проект Евразийского союза как главный приоритет, и Москва оказывает давление на страны «Восточного партнерства», в особенности на Украину, Молдову и Армению, чтобы те отказались от близких связей с Европейским союзом в пользу возглавляемого Москвой блока.

МЕТА НА ПУТИ К НЕЗАВИСИМОСТИ

Грузинский философ Заза Шатиришвили говорит, что война стала одним из важных событий на пути Грузии к настоящей независимости, что также может быть применено ко всем трем южнокавказским странам.

— В некотором смысле война стала своего рода местью России, расплатой за [поддержку Западом независимости] Косово и другие поражения за последние 15—20 лет. Но для нас война — это ключевая часть нашей 25-летней войны против империи. И куда в итоге приведет эта дорога — мы не знаем, поскольку этой истории еще далеко до завершения. И до тех пор пока история не завершится, мы не сможем делать выводов, — говорит Заза Шатиришвили.

В подготовке материала участвовали Арифе Казимова, Георгий Кобаладзе и Анна Клевцова.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG