Доступность ссылок

Бои за Алеппо могут изменить ход войны в Сирии


Гражданская война в Сирии для непосвященных видна как в тумане, однако очевидно одно: никому от нее лучше не становится.

Гражданская война в Сирии для непосвященных видна как в тумане, однако очевидно одно: никому от нее лучше не становится.

Гражданская война в Сирии настолько же запутанная и непрозрачная, насколько жестокая и кровопролитная.

С одной стороны фронта находится президент Сирии Башар Асад, поддерживаемый Ираном и Россией, «Хезболлой» и шиитскими ополченцами из Ирака, остатками сирийской армии и группой отколовшихся курдов. Против Асада и его сторонников выступают экстремистская группировка «Исламское государство» (ИГ), террористическая организация «Аль-Каида», а также ряд более умеренных повстанческих группировок. Наблюдателю зачастую бывает трудно понять смысл происходящих событий, не говоря уже о понимании их истинной подоплёки. Но ясно одно: нынешнее наступление повстанцев на Алеппо, нацеленное на прорыв кольца осады правительственных сил на востоке города, может изменить ход всей войны.

За выходные дни окруженные повстанцы, удерживающие центр Алеппо, и повстанческие группы к западу от города попытались воссоединить свои линии фронта, нанося удары по позициям в стратегическом районе Рамусех. Но, как всегда, превосходящий противника в живой силе и технике режим отбился при поддержке российских авиаударов.

Как отметил в интервью по электронной почте Азаттыку Кайл Ортон, научный сотрудник Общества Генри Джексона, Алеппо — последний крупный город, в котором всё еще находится вооруженная оппозиция. Однако с российской и иранской помощью режим Башара Асада уже существенно уменьшил стратегическую угрозу со стороны повстанцев.

«Если говорить коротко, ход всей войны решит судьба Алеппо», — заключает Ортон.

Затушить пожар гражданской войны в Сирии пытаются в равной степени обе стороны конфликта. Методы у них одинаковые. Цели — разные.

Затушить пожар гражданской войны в Сирии пытаются в равной степени обе стороны конфликта. Методы у них одинаковые. Цели — разные.

Если повстанцам удастся сломить осаду, то по проправительственной коалиции будет нанесен серьезный стратегический удар. Как отмечает Кайл Ортон, поддерживающие Асада силы продолжают держаться в северо-западной части Сирии, так как у них есть несколько путей снабжения через Хама и южную часть Алеппо.

«Если позиции повстанцев в провинции Идлиб и на юго-западе Алеппо усилятся и включат районы города Алеппо, базы Асада на севере окажутся под серьезной угрозой, а вместе с этим [существенно уменьшатся] и шансы Асада окончательно подавить восстание», — предполагает Кайл Ортон.

РАДИ «ПОВСТАНЧЕСКОГО ЕДИНСТВА»

Но есть и другой вариант развития событий, который законсервирует сирийские проблемы.

Если говорить коротко, ход всей войны решит судьба Алеппо.

Основными повстанческими игроками в наступлении выступают группировка «Джабхат Фатх аль-Шам» (ранее группировка «Фронт аль-Нусра» — сирийское ответвление «Аль-Каиды»), «Ахрара аль-Шам» и бригады «Свободной сирийской армии». «Аль-Каида», переименовавшая себя в Сирии в «Фатх аль-Шам» — официально ради «повстанческого единства», — сделала, на самом деле, немного больше, чем просто шаг, направленный на нейтрализацию своего токсичного бренда.

Здесь-то и возникает вопрос о сроках наступления. Было проведено бессчетное число мирных переговоров, которые потерпели провал и ничего не дали повстанцам. Переговоры, запланированные на конец августа, вероятно, вновь будут безрезультатными. Учитывая поддержку Ирана и России, режим Асада теперь настолько силен, что у него мало стимулов к компромиссу. В то же время российская поддержка не ограничивается лишь полем боя. Дипломатические усилия ловко поменяли русло разговора от основного, центрального — отставки Асада — до условий, при которых он будет оставаться у власти.

Разрушения в Алеппо. 2 августа 2016 года.

Разрушения в Алеппо. 2 августа 2016 года.

Поскольку соглашения о прекращении огня (почти всегда нарушаемые выступающими на стороне Башара Асада силами) терпели каждый раз фиаско, «Аль-Каида» в конце концов, в декабре 2015 года, заявила, что весь мирный процесс был «заговором» против революции. И абсурдные заявления «Аль-Каиды» нашли поддержку среди всё более отчаивающегося населения, которое не видело особого участия со стороны мирового сообщества. Более того, каждый раз по истечении договоренностей о прекращении огня «Аль-Каида» выступала главной опорой большей части наносящих ответный удар повстанцев — и им даже удалось добиться значительных успехов в южной части Алеппо. В сущности, повстанцы пустили «Аль-Каиду» обратно в основную оппозицию ввиду их собственной приверженности предыдущим соглашениям о прекращении огня.

Обрывочные репортажи [говорят] о том, что ведутся интенсивные боевые действия и есть значительные победы повстанческого движения.

Под новым названием «Джабхат Фатх аль-Шам» группировка может теперь использовать наступление на Алеппо как средство для дальнейшей интеграции в основную массу альянса повстанцев.

Как утверждает Кайл Ортон, это предоставляет группировке шанс воспользоваться «восстанием как щитом против внешнего нападения, аннексии, что объективно может привести к слому зарождающегося террора в осажденном городе Алеппо... [чтобы] продемонстрировать приносимую ими пользу в качестве главной ударной силы. Они могут действовать как своего рода отряды сил специального назначения для повстанческого движения и... создавать связи и альянсы, которые могут обеспечить им продвижение их авангардистской программы».

ИСТОЩАЮЩИЕСЯ ЗАПАСЫ

В то же время можно говорить о возможном приближении еще одной гуманитарной катастрофы. По оценкам ООН, около 300 тысяч человек оказались в ловушке внутри города с быстро сокращающимися запасами медикаментов и — что еще критичнее — продуктов питания. Режим явно собирается захватить Алеппо и подавить восстание раз и навсегда. Однако до сегодняшнего дня контратаки повстанцев отражались довольно вяло. Такое положение вещей, скорее всего, будет недолгим.

Так волонтеры раздавали гуманитарную помощь в Алеппо в 2012 году. С тех пор многое изменилось: волонтеры исчезли, гуманитарная помощь тоже, а запасы в городе приближаются к нулю.

Так волонтеры раздавали гуманитарную помощь в Алеппо в 2012 году. С тех пор многое изменилось: волонтеры исчезли, гуманитарная помощь тоже, а запасы в городе приближаются к нулю.

Поступающая от повстанческих СМИ информация отрывочна из-за отключения электроэнергии, но создается впечатление, что повстанцы предпринимают определенные шаги в направлении прорыва блокады.

По некоторым данным, 1 августа они захватили стратегическую зону Аль-Мишрефах, к югу от военной базы Рамусах. Но им всё еще нужно продвинуться на два с половиной километра, чтобы захватить одну из самых больших артиллерийских баз во всей Сирии, которая была стержнем обороны Асада в городе. Достижение этой цели позволит им соединиться с повстанцами в Алеппо.

По словам Кайла Ортона, «обрывочные репортажи [говорят] о том, что ведутся интенсивные боевые действия и есть значительные победы повстанческого движения... наступающего в нескольких сотнях ярдов от линии блокады на востоке города Алеппо».

Если позиции повстанцев в провинции Идлиб и на юго-западе Алеппо усилятся и включат районы города Алеппо, базы Асада на севере окажутся под серьезной угрозой.

Если эти сообщения верны — и если повстанцы способны хотя бы на незначительные достижения или на сохранение по крайней мере статус-кво в городе, — то наибольшую пользу это опять-таки принесет «Джабхат Фатх аль-Шам». Предпринимая значительные усилия для спасения осажденного населения, группировка скрепит себя с вооруженной оппозицией в Северной Сирии.

Однако этот сценарий не принесет пользы никому — ни повстанцам, ни тем более многострадальному народу.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG