Доступность ссылок

Московский бизнесмен, находившийся в Крыму во время его аннексии, рассказал, как проект «русский мир» развалился на части из-за некомпетентности, междоусобиц и жадности.

Проект по созданию «Новороссии» в Южной и Восточной Украине и на Крымском полуострове тайно начал осуществляться на протяжении нескольких недель в начале 2014 года. Об этом очень мало информации. Азаттыку удалось взять интервью у московского бизнесмена Александра, находившегося в Крыму во время тех событий. По причинам безопасности он не называет своего настоящего имени и до сих пор не считает присоединение Крыма аннексией.

— Россия упустила возможность создать что-то вроде «Новороссии», когда 17 июля над территорией Донбасса, контролируемой повстанцами, был сбит пассажирский «Боинг». После этого идею «Новороссии» можно было закрывать. Ее и закрыли, а войну позднее заморозили, — говорит Александр.

НАЧАЛО ОПЕРАЦИИ

Александр приехал в столицу Крыма Симферополь в феврале 2014 года, чтобы работать в партии «Русское единство» Сергея Аксенова. Когда после аннексии полуострова Россией Сергей Аксенов стал де-факто губернатором Крыма, Александр работал в его администрации. В его обязанности входила организация «отрядов местной самообороны». «Местная самооборона» должна была стать своеобразной прокладкой между украинскими военными и печально известными «зелеными человечками» — российскими военными в масках и без опознавательных знаков.

До 6 марта говорить о присоединении к России и вывешивать российские триколоры было запрещено. Все ждали окончательного решения, которое принималось в Москве.

По словам Александра, вначале у них не было денег на оружие и обмундирование. Однако после захвата местных хранилищ нескольких украинских банков «деньги стали ежедневно привозить мешками». «Самооборонцам» стали платить в день до 800 рублей (около 22,4 доллара по курсу того времени), и их ряды стали заметно пополняться.

После того как 28 февраля силы российской разведки захватили местный Верховный совет, украинская милиция, как кажется, исчезла, и ей на смену пришли отряды самообороны. Александр вспоминает, что первая неделя марта была особенно напряженной: пророссийские крымчане ждали новостей из Москвы.

— До 6 марта говорить о присоединении к России и вывешивать российские триколоры было запрещено. Все ждали окончательного решения, которое принималось в Москве, — говорит Александр.

Александр Бородай (в центре), один из лидеров сепаратистского движения, разговаривает по телефону на месте крушения малайзийского авиалайнера недалеко от города Шахтерска. 17 июля 2014 года.

Александр Бородай (в центре), один из лидеров сепаратистского движения, разговаривает по телефону на месте крушения малайзийского авиалайнера недалеко от города Шахтерска. 17 июля 2014 года.

По его мнению, Кремль, скорее всего, медлил в ожидании любого развития событий, связанного с реакцией украинских военных. Когда стало ясно, что Киев не готов пойти на прямую конфронтацию, в Кремле было принято окончательное решение. Везде появились российские флаги, завезенные тоннами из России, и «самооборона» начала вооружаться реквизированным у украинских частей оружием.

Александр говорит, что воодушевлению и радости основной массы местного народа не было границ. Люди несли в штаб «самообороны» в Симферополе одежду, продукты питания, деньги. К 29 марта было укомплектовано шесть рот сил «самообороны» по 80–100 человек в каждой. После захвата украинской базы в Мазанке все отряды получили автоматы.

В то же время в офисах де-факто правительства Крыма начало появляться всё больше «представителей из Москвы». Однажды в офис к Александру пришел человек, который всем представлялся: «Саша, пиарщик из Москвы».

— Впоследствии я узнал, что его фамилия была Бородай, когда он всплыл премьер-министром «Донецкой народной республики» (ДНР). Что он делал в Крыму — неясно, но до референдума он попадался мне на глаза то там, то тут, а потом совсем исчез. Из Москвы и из остальной России тогда много странного народу приехало, всех не запомнишь, — говорит Александр.

СПОРНЫЙ РЕФЕРЕНДУМ

16 марта прошел спорный крымский референдум, несмотря на то что Конституционный суд Украины объявил его незаконным. Александр соглашается с тем, что он был незаконным, но совершенно не сомневается в его результатах.

— Это был один из тех референдумов, в котором можно было ничего не подтасовывать. Тогда подавляющее большинство населения добровольно голосовало за присоединение. Сегодня настроения уже не те, что были вначале. Воля народа была искренней, а то, что началось после, никакого отношения к воле народа не имеет. Уже 20 марта начался оголтелый дележ должностей, в результате большинство коррумпированных чиновников Партии регионов [Виктора Януковича] либо сохранили свои должности, либо получили новые. Вся Партия регионов дружно влилась в «Единую Россию», а люди ожидали совсем другого: они хотели новой власти, — говорит Александр.

Православный священник благословляет российского полковника Игоря Стрелкова (слева) во время религиозной службы в восточной части украинского города Донецка. 10 июля 2014 года.

Православный священник благословляет российского полковника Игоря Стрелкова (слева) во время религиозной службы в восточной части украинского города Донецка. 10 июля 2014 года.

Самой загадочной личностью в те дни был не известный никому человек, представлявшийся «Игорем — эмиссаром Кремля». Он оказался Игорем Гиркиным, более известным под псевдонимом Стрелков, позднее ставший самопровозглашенным министром обороны ДНР.

По словам Александра, в то время все слушались приказов Гиркина беспрекословно, с ним считался даже Сергей Аксенов. В марте его главной задачей было руководство военной подготовкой «самооборонцев» и отбор наиболее подготовленных из них для предстоящей заброски в Донбасс. Александр говорит, что Гиркин лично вел переговоры с командирами украинских частей о выводе украинских войск из Крыма.

Александр рассказывает, что «специалисты из Москвы» привезли коммуникационное оборудование для командиров, сражающихся в Донбассе, и к началу мая было около 20 таких спецлиний с четырехзначными номерами. Вначале оружие и оборудование приходило из России через Крым. Позднее Россия почувствовала себя увереннее и стала направлять оборудование напрямую через открытую границу в Ростовской области.

«РАЗВЕЯЛСЯ В ПРАХ»

Однако вскоре некоторые вооруженные группы в Донбассе «превратились в банды, которые занимались насилием и грабежами. Людей брали в заложники, отдавали за выкуп, воевали подчас друг с другом за сферы влияния», рассказывает Александр.

— Я понял, что ситуация безнадежна, после того, когда узнал, что наши боевики сами расстреляли на дороге из аэропорта в Донецк КамАЗ с нашими ранеными, отступающими из аэропорта 26 мая. В этой мясорубке погиб мой лучший друг. Я уже тогда понял, что всё кончено, что людей просто подставили, послали на смерть непонятно для чего, — говорит Александр.

Ботинок вблизи рухнувшего путепровода в Октябрьском районе недалеко от международного аэропорта Донецка, 14 марта 2015 года.

Ботинок вблизи рухнувшего путепровода в Октябрьском районе недалеко от международного аэропорта Донецка, 14 марта 2015 года.

— Между тем то, что происходило в Донбассе, где в зоне пророссийского контроля оружие раздавалось в том числе и наркоманам, и уголовникам, которые грабили людей, «отжимали» магазины, лавки, дома, машины, становилось все катастрофичнее для «русского мира» . Романтик «русского мира» Гиркин уже не справлялся с царившей вокруг него анархией, — утверждает Александр.

Кроме того, пророссийские силы в Донбассе провели «референдум» по статусу региона, который оказался «настолько неубедительным», что даже в российской прессе его совсем мало упоминали.

Этот проект в буквальном смысле закончился катастрофой, рассказывает Александр, когда в Донбассе был сбит пассажирский самолет Malaysia Airlines, в результате чего все находившиеся на борту 298 человек погибли. По мнению Александра, после этого Кремль отказался от идеи «Новороссии».

«Русский мир», о котором я мечтал, которого ждали жители Крыма, в который верили добровольцы, погибшие в Донбассе, на моих глазах развеялся в прах.

Александр еще некоторое время проработал в Крыму, несмотря на расцвет коррупции и на то, что стало ясно: основанная на туризме экономика резко упала. По его словам, преступники и коррумпированные чиновники хорошо зарабатывали на ввозе санкционных товаров из Европейского союза через Керченский пролив под видом «помощи для беженцев». Воспользовавшись одной из этих операций, Александр вернулся в Россию.

— «Русский мир», о котором я мечтал, которого ждали жители Крыма, в который верили добровольцы, погибшие в Донбассе, на моих глазах развеялся в прах, — говорит Александр.

В подготовке материала участвовали Роберт Коалсон и Анна Клевцова.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG