Доступность ссылок

В Казахстане в отношении женщин применяют двойные стандарты, основанные на менталитете, женщины по-прежнему страдают от бытового насилия из-за несовершенства закона, говорят участники круглого стола радио Азаттык.


Делегация руководителей женских неправительственных организаций (НПО) из Казахстана участвовала в конце апреля в ярмарке NGO Market в Праге. Эти НПО занимаются вопросами продвижения гендерной политики, предотвращения бытового насилия, воспитания молодежи в Южно-Казахстанской области и городе Алматы.

На очередном круглом столе радио Азаттык женщины-активисты рассказывают о своей работе и проблемах роста.

В круглом столе участвовали: Клара Алипова – президент объединения юридических лиц в форме ассоциации «Гражданский альянс Южно-Казахстанской области» (Шымкент); Гульнар Бекенова – руководитель общественной организации «Центр поддержки инициатив» (Шымкент); Гульзипа Жумабаева – лидер общественного объединения «Молодежный волонтерский центр лидерства „Достар“» (Шымкент); Зульфия Байсакова – председатель правления Союза кризисных центров в Казахстане (Алматы); Куралай Бекенова – президент Ассоциации деловых женщин Южного Казахстана (Шымкент).

Модератор круглого стола – сотрудник радио Азаттык Султан-Хан Аккулыулы.

ПРОБЕЛЫ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Ведущий:

– Какие проблемы, которые еще ждут своего решения, стоят перед вашими неправительственными организациями?


Гульзипа Жумабаева:

– Целевая аудитория нашей организации – это молодые люди, подростки. Почему мы начали работать с молодежью? Каждому человеку, каждому волонтеру, который приходит в нашу организацию, мы задаем вопрос: «Почему важно работать с молодыми людьми?» Многие отвечают, что, мол, у подростков много проблем, особенно в области взаимоотношений. Считаю, это нормальный процесс. Главным вопросом молодежи по-прежнему остается построение здоровых взаимоотношений.

Куралай Бекенова:

– Я хочу добавить, что молодежный центр был у нас создан недавно – ему нет и года. Но неформально он существует восьмой год на базе Ассоциации деловых женщин. Вначале это был проект, который со временем вылился в программу, и она очень важна для нас.

В основе проекта лежала охрана репродуктивного здоровья, профилактика наркомании, табакокурения, алкоголизма среди молодежи. Вся профилактическая программа осуществлялась по принципу «равный равному» – мы готовим тренеров среди подростков, которые идут в свою же среду и на своем языке, сленге несут полезную информацию, профилактическую именно. Постепенно появились лидеры.

Я помню нашу первую встречу с первой группой подростков – это были студенты университетов и двух лицеев, всего 25 человек. Я им говорю: «Вы завтра в какой стране хотите жить? В которой население богатое, счастливое, успешное, здоровое или бедное, несчастное, больное?» Отвечают, что хотят жить в первой стране. Тогда, говорю: работайте, это наша страна, наши люди, никто не придет и не сделает что-то вместо нас. Мы должны все делать сами. И дети поняли, согласились.

Через два года мы заметили, что ребята, которые постоянно проводили тренинги в школах, колледжах, университетах, стали абсолютными лидерами. У них развились навыки успешной коммуникации. Этот проект вылился в успешную программу развития молодежи. Они становятся, можно сказать, великими для своего возраста людьми, полезными людьми. Эти дети – настоящие патриоты.

Будучи лидерами, занимаясь социально полезной работой, они успевают везде – быть стипендиатами в «Болашаке» и даже выигрывать стипендии других государств. Это очень привлекает других, и теперь мы работаем не только в Шымкенте и Южно-Казахстанской области, а в целом по Казахстану, охватили уже семь регионов. В прошлом году для обмена опытом к нам приезжали из Семея, в Астане наши ребята провели две большие презентации.

Зульфия Байсакова:

– Мы работаем в направлении продвижения гендерной политики, предотвращения бытового насилия по всему Казахстану. Говоря о проблемах в этом направлении, надо отметить то, что Казахстан за последних два года принял ряд законодательных актов в соответствии с принятыми международными обязательствами в сфере семьи, продвижения гендерной политики и тем самым взял на себя обязательства по построению общества без насилия, особенно в семье.
Наше население на сегодняшний день неправильно понимает проблему бытового насилия. Оно не видит, что это одна из причин кризиса семьи в целом в Казахстане...

С принятием законов мы упустили из виду финансирование для реализации необходимых мероприятий по оказанию поддержки жертвам бытового насилия. К сожалению, в Казахстане очень высокий процент насилия в отношении женщин, два процента – это насилие в отношении мужчин. Я говорю про физическое насилие. Но мы не учитываем такие моменты, как поддержка со стороны государства кризисных центров по поддержке жертв бытового насилия, развитие их инфраструктуры.

Год назад я уже была в Чехии. Тогда мы изучали опыт наших чешских коллег по внедрению закона о профилактике бытового насилия, наблюдали, как они работали с населением.

Наше население на сегодняшний день неправильно понимает проблему бытового насилия. Оно не видит, что это одна из причин кризиса семьи в целом в Казахстане, потому что безопасность в семье является началом развития культуры любых отношений, которая переходит из стен семьи на улицу. Когда в семье чувствуют себя защищенными не только мужчины и женщины, которые находятся в союзе или не находятся – на сегодняшний день есть гражданские браки, – но чувствуют себя защищенными и инвалиды в этой семье, и старики, и особенно дети.

Нам удалось изменить отношение к этой проблеме наших парламентариев через призму защиты прав детей, потому что дети, являясь свидетелями насилия, зачастую страдают гораздо больше.

К сожалению, после принятия закона у нас до сих пор не создан уполномоченный орган, который разработал бы программу о предотвращении насилия в отношении женщин. Являясь членами межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних при правительстве, мы все время говорим о его необходимости.

Хотелось бы высказаться и о том, что у нас, в Казахстане, проводится двойная политика: находясь и в Азии, и в Евразии, мы этим «играем». Допустим, когда говорят, нужно ли у нас узаконить проституцию, отвечают, мол, как так можно, ведь мы – страна восточная. Но когда речь заходит о политическом продвижении женщин, у нас говорят: «Да вы что, при нашем менталитете это невозможно!»

Может быть, необходимо в профессиональном плане видоизменить существующую сегодня структуру по защите женщин от насилия. Это единственная структура, занимающаяся проблемами защиты прав женщин на всем пространстве СНГ.

У нас идет неправильное понимание того, что реализация данного закона должна ложиться только на плечи полицейских. Здесь не задействованы ни министерство здравоохранения, ни министерство труда. Хотя особый акцент должен быть сделан на министерстве образования. Такие вот есть минусы. Возможно, если мы на следующий год с вами встретимся, тогда мы констатируем изменения. Может, появится и новая проблема.

ПРАВИТЕЛЬСТВО КАЗАХСТАНА ФИНАНСИРУЕТ НПО

Ведущий:

– На ваш взгляд, какая форма финансирования была бы выгодна и отразилась бы на эффективности деятельности неправительственных организаций в Казахстане?

Клара Алипова:


– Начну с того, что «Гражданский альянс Южно-Казахстанской области» объединяет 74 юридических лица, из них 50 процентов – это неправительственные организации, другая половина – представители бизнес-структур. Мы не случайно объединились, потому что решение социальных проблем – это главная задача общества. Надо решать ее вместе, а не только государству.

Участники круглого стола радио Азаттык на тему деятельности неправительственных организаций.
Неправительственные организации традиционно решают все эти вопросы, но решили привлечь к этим проблемам еще и бизнес-структуры. Это тоже один из рычагов, как говорится, финансирования. Нам это удается. Не все, конечно, сразу, но все же удается. Как и везде, идет господдержка через конкурсы, идет поддержка бизнес-структур через прямые договоры сотрудничества с НПО. У нас все добровольно, никакого насилия нет.

У нас в стране прошли уже четыре республиканских гражданских форума, на двух из них присутствовал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Обращаясь к лидерам неправительственных организаций, он сказал: «Что такое Гражданский альянс? Это мы строим гражданское общество. Мы строим демократию в нашей стране».

К сожалению, у нас существует проблема пассивности сельского населения на фоне активности городского. Глава государства, обращаясь к нам, к активу, попросил поддержать и помочь селу. Так вот, одним из приоритетов нашей работы является помощь сельским неправительственным организациям.

Понятно, что тут нам финансовой поддержки не хватает, поэтому мы сегодня ставим вопрос о финансовой помощи со стороны местного бизнеса, помимо того, что есть бюджетное финансирование через конкурсные программы. Кроме этого, большая работа проводится по финансированию своего рода сообществ – у нас есть фонды, есть другие источники, которые видят, что есть социальные проблемы, и считают, что их надо решать. Ведь главная конечная цель всех нас – это повышение благосостояния нашего народа.

У нас с прошлого года интересный опыт появился – мы работаем одной командой и уже привлекаем все институты гражданского общества без исключения. То есть решение социальных проблем у нас – дело всего гражданского общества.

Ведущий:

– Судя по вашим словам, вопрос финансирования в Южно-Казахстанской области во многом решен. Как обстоят дела с финансированием НПО в южной столице Казахстана?

Зульфия Байсакова:


– Могу сказать о государственной политике в части финансирования неправительственных организаций через социальный государственный заказ. Данный закон, конечно, имеет несколько противоречий с основным законом о проведении государственных тендеров. Сейчас в парламенте лежит законопроект, который предусматривает внесение изменений в некоторые статьи законодательства Республики Казахстан, в частности в вопросе того, какие НПО имеют право участвовать в тендерах.

В Казахстане бывают и аффилированные НПО, с этим тоже надо бороться, и это должно найти отражение в законопроекте. Большой минус в реализации государственного соцзаказа заключается и в том, что устанавливается ценовая политика, то есть кто поставил меньше, тот и будет. Может, это в бизнесе играет определенную роль, но социальные услуги не могут быть оценены, допустим, пятью или тремя тенге. Тут мы говорим о качестве социальных услуг.
Международные организации учат нас быть открытыми, а на самом деле происходит так, что многие международники выбирают себе небольшую группу НПО и финансируют их, при этом не объявляя конкурсы.

Большая проблема в том, что в Казахстане по ряду предоставляемых социальных услуг стандарты только начинают разрабатываться, в том числе и стандарты о защите жертв бытового насилия. Сейчас они тоже переданы нами на согласование ряду министерств, но некоторые из министерств не берут на себя такую ответственность. Сейчас идет диалог, чтобы все это все-таки реализовалось.

Большой проблемой остается мониторинг и оценка проектов, реализованных за счет средств бюджета. Я понимаю, что эти деньги уходят куда-то, но я хотела бы знать, насколько эффективно они реализуются. Система мониторинга должна быть открытой.

Нужно отметить, что в Казахстане существует еще и финансирование проектов, которые осуществляются НПО и международными организациями, занявшими позицию закрытости. Мы проводим круглые столы, где рассматриваем эти вопросы. Почему так происходит? Международные организации учат нас быть открытыми, а на самом деле происходит так, что многие международники выбирают себе небольшую группу НПО и финансируют их, при этом не объявляя конкурсы.

ШЫМКЕНТСКИЙ БИЗНЕС И НПО

Ведущий:

– В последнее время из уст руководителей Казахстана часто звучат слова о том, что государство все больше финансирует деятельность НПО. Если сравнить, допустим, финансовое состояние НПО пятилетней давности и сегодня, то насколько увеличилась финансовая поддержка НПО со стороны государства?

Гульнар Бекенова:


– На самом деле финансирование раньше было очень маленькое. Если сравнивать его с 1999 годом, когда были первые попытки финансирования, то с тех пор бюджет увеличился раз в двадцать. Надо отметить то, что в этот процесс включается не только министерство культуры, но и профильные НПО, к чему мы и стремились.

Еще на первом форуме президент страны сказал, что профильные НПО тоже должны финансироваться. Допустим, министерство экологии, министерство внутренних дел до сих пор это не делают, министерство здравоохранения на сегодняшний день объявило конкурс, министерство образования и науки и так далее. То есть мы говорим о том, что узкая специализация позволит контролировать и более эффективно реализовывать эти проекты.

Ведущий:

– Госпожа Алипова, с ваших слов я понял, что в Южно-Казахстанской области деятельность НПО стали финансировать бизнес-структуры. В целом в Казахстане наблюдается такая тенденция?

Клара Алипова:


– НПО в Южном Казахстане первыми объединились с бизнесом и создали «Гражданский альянс Южно-Казахстанской области». Только после нас образовался республиканский, а сегодня такие гражданские альянсы есть во всех областях. Это говорит о том, что везде бизнес повернулся лицом к неправительственным организациям. Раз создан Гражданский альянс, значит, он объединяет и бизнес-структуры. Неправильно будет говорить, что все идеально. Но лед уже тронулся, и у нас есть подвижки по всей республике.

Куралай Бекенова:

– На самом деле транснациональные компании, работающие на территории Казахстана, уже давно поддерживают неправительственные организации. Они объявляют конкурсы, НПО пишут проекты, выигрывают и работают. Они же и мониторинг проводят.
Как-то один мужчина сказал: «Оказывается, я сам источник насилия в семье». Он даже не подозревал, что существуют разные формы семейного насилия.

Если говорить о Гражданском альянсе на примере области, о местных бизнесменах средней руки, то они не знают, как им быть полезными. Мы им говорим, что умеем работать с людьми, работаем над изменением поведения людей, чтобы из старой советской формации перейти к новой жизни.

Это дело не одного дня – изжить у людей потребительское отношение, выработать у них активную позицию. Мы говорим бизнесменам: «Хотите быть полезными, помогите проводить тренинги, летние лагеря для воспитания лидерских качеств у подростков, вы можете быть полезными для детей-сирот». Проводим и профессиональные тренинги для женщин, обучаем их навыкам предпринимательства, чтобы они могли быть занятыми или самозанятыми, особенно это касается сельских женщин.

Местные предприниматели среднего уровня поддерживают, кто чем может. Не обязательно деньгами. Они могут помочь продукцией, автотранспортом, могут оплатить услуги связи, то есть оказывают посильную помощь. Они видят тех людей, которым они помогают.

Что мы можем дать предпринимателям? Мы можем их обучать, можем просветить их в вопросах гендерной политики. Как-то один мужчина сказал: «Оказывается, я сам источник насилия в семье». Он даже не подозревал, что существуют разные формы семейного насилия.

Клара Алипова:

– Есть такое выражение «социальная ответственность бизнеса». Какие же бизнесмены социально ответственные, если ничем не занимаются, никакой социальной помощи не оказывают?

Ведущий:

– На этом радио Азаттык завершает свой круглый стол.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG