Доступность ссылок

Стратегия Японии в Центральной Азии


Премьер-министр Японии Синдзо Абэ с супругой выходят из самолета по прибытии в Душанбе. 24 октября 2015 года.

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ с супругой выходят из самолета по прибытии в Душанбе. 24 октября 2015 года.

Эксперты Азаттыка называют визит премьер-министра Японии Синдзо Абэ в страны Центральной Азии «беспрецедентным» и «символичным».

Визит Синдзо Абэ в страны Центральной Азии, завершившийся на прошлой неделе, вошел в историю как первая поездка премьер-министра Японии по всем пяти странам региона. Он стал символичным, поскольку Япония уже давно участвует в вопросах Центральной Азии, и визит Синдзо Абэ напомнил народам региона о поддержке Японии в течение последних почти 25 лет. Он также стал неожиданным, поскольку Синдзо Абэ обсуждал заключение контрактов на сумму несколько миллиардов долларов. Поездка Синдзо Абэ также вызвала много вопросов о том, означает ли это, что Япония будет играть более активную роль в Центральной Азии. Включится ли Япония в «соревнования» за ресурсы и контракты в Центральной Азии? Каковы мотивы Японии и что от этого могут выиграть центральноазиатские страны или проиграть?

Для обсуждения этих вопросов в Туркменской редакции Азаттыка прошел круглый стол, в котором участвовали ее директор Мухаммад Тахир, корреспондент британской газеты Financial Times Джек Фарчи, адъюнкт-профессор из японского Университета Цукуба и автор многочисленных работ по отношениям Японии с Центральной Азией Тимур Дадабаев, а также автор этой статьи Брюс Панниер.

По мнению Тимура Дадабаева, поездка Синдзо Абэ в Центральную Азию имела четыре основных цели: укрепить положение японских деловых кругов в Центральной Азии, обеспечить заказы из центральноазиатских стран в японских корпорациях, выстроить политику «мягкой силы» Токио в регионе и расширить гуманитарную помощь, предоставляемую Японией за последние 24 года.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНТЕРЕС

Джек Фарчи недавно стал соавтором статьи в Financial Times о поездке Синдзо Абэ в Центральную Азию. Он считает, что частично это беспрецедентное турне японского премьера было вызвано политикой Китая. О начале новой китайской политики «Шелковый путь» в регионе было объявлено года два назад, но в этом году ее осуществление пошло полным ходом и японские компании начинают упускать возможности, получаемые китайскими компаниями в Центральной Азии, пишет Джек Фарчи.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева) и премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Астана, 27 октября 2015 года.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева) и премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Астана, 27 октября 2015 года.

По словам Джека Фарчи, волна инвестиций Китая в Центральную Азию, как минимум, частично объясняет, почему Синдзо Абэ говорил о контрактах почти на 18 миллиардов долларов в Туркменистане и почти на 8,5 миллиарда долларов в Узбекистане. Джек Фарчи считает, что «Китай готов потратить там много денег, что позволило бы китайским компаниям выиграть все контракты, которые обычно Япония считает своей специализацией», — к примеру, в инфраструктуре и технологических услугах, — в связи с чем можно наблюдать «политический толчок в попытке это изменить».

По мнению участников круглого стола, интересы Японии в Центральной Азии являются экономическими, а не политическими. Как отметил Тимур Дадабаев, это видно из «фокуса инициатив и списка подписанных во время визита документов». Джек Фарчи добавил, что не считает, что «Япония хочет стать новой политической силой в Центральной Азии, подобно России», и что ее интерес заключается «больше в бизнесе и экономике».

Однако это не означает, что экономический интерес будет оставаться единственной целью Токио в Центральной Азии. Япония занимает хорошие позиции для политического продвижения в регионе. Как отметил Тимур Дадабаев, «Центральная Азия является одним из немногих регионов в Азии, где нет какой-либо истории японского империализма, и это делает Центральную Азию более доступной для Японии».

ПОЛИТИКА «МЯГКОЙ СИЛЫ»

Япония уже давно мастерски использует политику «мягкой силы» в Центральной Азии. Японские власти поддерживали проекты по очищению воды и проекты в сельском хозяйстве, помогали в финансировании строительства школ, улучшения систем здравоохранения, дорог, систем поставки энергии и многих других аспектов центральноазиатской инфраструктуры. В ходе визита в Таджикистан Синдзо Абэ предложил, например, помощь в борьбе с саранчой, которая в недавние годы сильно навредила таджикским фермерам.

Китайская спецтехника на строительстве автотрассы в Кыргызстане. 30 сентября 2015 года.

Китайская спецтехника на строительстве автотрассы в Кыргызстане. 30 сентября 2015 года.

Тимур Дадабаев считает, что это приносит свои плоды, и пояснил, что, согласно недавнему исследованию министерства иностранных дел Японии, Центральная Азия, как кажется, хорошо относится к Японии. В ходе исследования, проведенного до начала визита премьер-министра, все пять центральноазиатских стран были исследованы относительно того, как население относится к различным странам, и Япония получила «довольно высокую оценку в части положительного имиджа, что усиливает доверие, с которым Япония может действовать» в регионе.

Участники также обсудили вопрос, усложнит ли более заметное японское присутствие равновесие влияния между другими странами, участвующими в делах Центральной Азии. По мнению Джека Фарчи, усиление японской деятельности в регионе — плюс для Центральной Азии. «С центральноазиатской точки зрения центральноазиатские страны, лидеры и элиты любят [как можно больше] конкуренции за свое внимание, поскольку чем больше конкуренции, тем больше шансов у них получить более выгодные условия обсуждаемых сделок», — считает Джек Фарчи.

Получить другой источник финансирования проектов стало бы облегчением для властей Центральной Азии, которые всё больше оказываются в долгу перед Китаем.

Накануне визита Синдзо Абэ международная правозащитная организация Human Rights Watch призвала его использовать эту возможность, чтобы привлечь внимание центральноазиатских лидеров к правам человека. Синдзо Абэ этого не сделал. Однако, по мнению Тимура Дадабаева, это могло частично произойти потому, что у Японии несколько другое представление об уважении прав человека, и приверженность демократическим ценностям была достигнута. «Премьер-министр Синдзо Абэ, — говорит Тимур Дадабаев, — не выделил пункт [о правах человека и демократических ценностях] в ходе своего визита, потому что для него экономика и проекты развития являются также частью этой человеческой безопасности, и это связано с правами человека и демократией».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG