Доступность ссылок

Главой семейства в восточном обществе обычно является мужчина, а продолжение рода немыслимо без рождения сына. Корреспондент Азаттыка познакомился с бытом тямской народности во Вьетнаме, где царит матриархат.


Кофейные плантации и высокогорный серпантин остались позади. Перед туристским минивэном простиралась, казалось, бесконечная дорога к побережью Южно-Китайского моря, вдоль которой сменяли друг друга рисовые поля и животноводческие фермы. Вдруг за окнами появился небольшой населенный пункт. Внешне его жители несколько отличались от вьетнамцев — более смуглой кожей и более мягкими чертами лица.

— Это тямская деревня, — произнес наш вьетнамский гид по псевдониму Борис, — тямы живут совсем по-другому, чем вьетнамцы. Жена в семье главная.

Первое, что мы увидели в храмовом комплексе «Тямские башни Пошану», — большой самодельный ткацкий станок. За ним сидела женщина лет пятидесяти. Нинь — так ее зовут — говорит, что семейный уклад тямов отличается от патриархальных устоев вьетов, да и других соседних народов.

Тямская мастерица за ткацким станком:


СЫНОВЬЯ УХОДЯТ В ДРУГОЙ ДОМ

— Когда я впервые увидела своего будущего мужа, он мне понравился. Затем мои родные пошли к его родителям, засватали. Мы поженились. Раньше за жениха давали буйволов, сейчас разрешено выкупать за золотые изделия и деньги. У меня хороший муж, потому что он подарил мне двух девочек, значит, есть продолжение рода, — говорит Нинь.

Нинь поведала о своде неписаных правил тямов: если у женщины от первого мужа не родились девочки, ей разрешается привести в дом второго мужа. Если и с ним детей женского пола не будет, можно выйти замуж в третий, и даже в четвертый раз. Но не более — тямкам дозволяется иметь не более четырех мужей. Детей принято воспитывать всем вместе, всех мужей матери дети называют папами.
Раньше за жениха давали буйволов, сейчас разрешено выкупать за золото и деньги.

«Калым» за жениха, который невеста передает его родителям, зависит от финансовой состоятельности сватающихся: сумма может варьироваться от тысячи до пяти тысяч долларов. Это неплохие деньги, так как средняя месячная зарплата во Вьетнаме составляет примерно 200—300 долларов.

Тямские девушки приводят своих избранников в дом родителей, жених меняет свою фамилию, все дети записываются тоже на фамилию матери. После рождения первой дочери молодая семья может покинуть родительский дом, но старшая внучка остается у бабушки по материнской линии.

— Родители больше внимания уделяют воспитанию дочерей. Потому что дочери, повзрослев, помогают родителям и кормят их, а мальчики — нет. Сыновья уходят в другой дом, — рассказывает Нинь.

Вьетнамский гид Борис объясняет, что после установления власти коммунистической партии во Вьетнаме государство пыталось призвать тямов отказаться от полигамии. Но тямы возразили, что не могут изменить свои древние законы, и сохранили многомужество, хотя второй и последующие браки в официальных органах не регистрируется.

КУЛЬТОВЫЕ СООРУЖЕНИЯ

Тямы не только хорошие ткачи, но и ювелиры, отличные резчики по камню и дереву. «А еще они замечательные каменщики», — говорит гид Борис, провожая туристов к древним башням.

Часть башен Пошану, несмотря на то что возведены в 8-м веке, сохранились неплохо. Они построены из красного кирпича, а вот секрет скрепляющего кирпичи состава не разгадан до сих пор. Судя по конусообразному дизайну башен и симметрии зданий, древние тямы умели производить сложные математические расчеты.

Тямские башни Пошану. Вьетнам, 31 июля 2013 года.

Тямские башни Пошану. Вьетнам, 31 июля 2013 года.

По всей видимости, башни использовались как культовые сооружения и остаются таковыми, внутри них установлен столик с цветами и угощениями — чтобы задобрить своих богов. Большинство тямов, с которыми довелось пообщаться, относили себя к последователям религиозного течения Баламон, объясняя, что их вера имеет много общего с индуизмом. Часть тямов, если верить немногочисленной научной литературе на эту тему, исповедует ислам суннитского толка. Но встретить тямов-мусульман, несмотря на последующие поиски, так и не удалось, как и не получилось уточнить, живут ли они при матриархате либо поддерживают патриархальный уклад.

По совету местных жителей мы поехали к зданию, которое в округе называют тямской мечетью. Внутри культового сооружения, вопреки канонам ислама, помещены все же скульптуры мужчины и женщины. Сооружение отличается от буддистских пагод и католических костелов, встречающихся во Вьетнаме. Однако тямов в этой деревушке не оказалось. По словам мужчины, вьета по происхождению, присматривающего за храмом и открывшего нам двери, тямы-мусульмане живут за сотни километров, но приезжают сюда на религиозные праздники.

КОРМИЛЕЦ — МОТОЦИКЛ

На обратном пути из «мечети» мы заехали в небольшую деревушку. Босоногие ребятишки, увидев автомобиль, поспешили к нам поинтересоваться, что за гости прибыли. Узнав, что мы ищем тямов, проводили нас в дом, где живет женщина-тямка.

Мэк 39 лет, она замужем за вьетом. Смешанные браки среди тямов, по словам нашего гида, встречаются редко, поэтому ее история не могла не заинтересовать нас.

Вьетнамец Ни рядом со своим мотоциклом. Провинция Биньтхуан, 31 июля 2013 года.

Вьетнамец Ни рядом со своим мотоциклом. Провинция Биньтхуан, 31 июля 2013 года.

Мэк рассказала, что сама жила в семье с тремя папами. Но судьба, говорит она, распорядилась так, что она полюбила вьета и, несмотря на протест родителей, вышла за него замуж. Выкупать мужа не пришлось, и на собранные на «калым» деньги родители Мэк подарили ей дом, в котором сейчас живет молодая семья. Сейчас у Мэк и ее мужа Ни трое детей: двое мальчиков и одна девочка. Получился своего рода компромисс — каждый из супругов видит в разнополых детях продолжение своего рода.

— Я не жалею, что встретила Ни. Значит, судьба такая, что вышла не за тяма. Мы живем душа в душу. Всё хорошо, — говорит Мэк.

Муж Мэк с ней соглашается. В их семье единственный кормилец — мотоцикл. Ни зарабатывает тем, что сдает это транспортное средство в аренду за 10 долларов в день или сам возит на нем по заказу соседей пустую тару в пункт приема либо овощи в ближайший город. Семья с трудом набирает деньги на оплату учебы детей в школе и самое необходимое.

В скромном, почти без мебели, домике Мэк готовила на ужин отварной рис и коренья маниока.

Совсем недалеко, буквально в паре километров от ее дома, идет добыча титана — очень дорогого металла, используемого в самолетостроении и производстве нановолокон. На окраине деревушки протекает ручей, на дне которого черные пятна — следы добычи того самого титана.
  • 16x9 Image

    Айнур АЛИМОВА

    Айнур Алимова - веб-редактор русскоязычной страницы Азаттыка. Работает в Алматинском бюро. Выпускница Казахского национального университета имени аль-Фараби. Начинала карьеру в новостной службе телеканала «Южная столица», в редакции программы «Информбюро» «31 канала», была сценаристом финансового ток-шоу «Ваш выход!», работала заместителем редактора «Юридической газеты».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG