Доступность ссылок

В Акмолинской области по делу о терроризме судят русского мусульманина


Подсудимый мусульманин Валерий Твердохлеб в суде. Село Жаксы, Акмолинская область, 5 марта 2010 года.

Подсудимый мусульманин Валерий Твердохлеб в суде. Село Жаксы, Акмолинская область, 5 марта 2010 года.

Жаксинский районный суд Акмолинской области рассматривает дело мусульманина Валерия Твердохлеба, обвиняемого в пропаганде терроризма и других преступлениях. Главный свидетель обвинения жалуется на пытки.


РУССКИЙ МУСУЛЬМАНИН

В селе Жаксы - центре одноименного района Акмолинской области - начался судебный процесс, в котором комитет национальной безопасности обвиняет местного жителя-мусульманина Валерия Твердохлеба в разжигании межнациональной и межрелигиозной вражды и пропаганде идей терроризма. Репортеру радио Азаттык удалось побывать на одном из первых заседания суда на прошлой неделе, 4 марта.

Жаксинский случай примечателен тем, что на скамье подсудимых находится этнический русский Валерий Твердохлеб, младший сын покойного директора районной типографии Николая Твердохлеба, человека известного, которого односельчане до сих пор вспоминают добрым словом.

33-летнего Валерия Твердохлеба департамент КНБ по Акмолинской области обвиняет вполне стандартно и уже привычно для подобного рода процессов. Ему инкриминируется, кроме вышеуказанного, распространение религиозной литературы с проповедями о строгом единобожии (книг имама Ан-Навиви, Ибн Теймийя и других), а также распечатка лекций одиозного идеолога джихада на Кавказе Саида Бурятского.

Любопытно, что свидетелями обвинения выступают жители Жаксынского района Алексей Карасев и Дмитрий Костомаха, также ранее принявшие ислам. Причем из материалов следствия известно, что Алексей Карасев якобы был в Чечне и Азербайджане, откуда был выдворен спецслужбами, и передан казахстанским коллегам.

Этот весьма важный момент судебного процесса пройдет за закрытыми дверями районного суда ввиду режима секретности, наложенного на эти детали спецслужбой.

ПОМОГЛА ВЕРА В БОГА

В интервью нашему радио Азаттык мать обвиняемого, Раиса Твердохлеб, православная христианка, говорит, что ее сына постоянно
Раиса Твердохлеб, мать обвиняемого мусульманина Валерия Твердохлеба. Село Жаксы, Акмолинская область, 5 марта 2010 года.
преследовали с 2006 года, после того как годом ранее Валерий принял ислам.

- Позже, женившись, они с женой были вынуждены постоянно уезжать из Жаксы в Астану, где зарабатывали на жизнь евроремонтом квартир. В последний раз, январе-апреле 2009 года, они подались в Атырау, где пытались заработать на строительных площадках. Однако его сократили через три месяца, и он был вынужден вернуться в Жаксы. Летом прошлого года он собрал бригаду строителей и занимался проводкой отопления и водоснабжения при капитальном ремонте местной школы, – говорит Раиса Твердохлеб.

По ее словам, местные сотрудники провели опрос среди 200 рабочих объекта для выявления очевидцев пропаганды терроризма Валерием Твердохлебом, «однако никто не подтвердил эти факты».

Сергей Твердохлеб, старший брат Валерия, говорит, что у того были сложности в молодости.

- До 30 лет он работал барменом в ресторане, потом на стройках, были трудности, он начал пить и курить, – слегка туманно и не вдаваясь в подробности прошлого своего младшего брата говорит Сергей Твердохлеб.

Сергей Твердохлеб, брат подсудимого мусульманина Валерия Твердохлеба, Жаксы, Акмолинская область, 5 марта 2010 года.
По его словам, Валерию помогли местные мусульмане-друзья, которые дали ему почитать Коран в начале 2000-х годов. В 2005 году Валерий Твердохлеб принял ислам в мечети города Кокшетау, а процедуру обрезания - в Астане. Со слов родственников, он действительно резко изменился: начал помогать матери, навел порядок в доме, женился и мечтал открыть магазинчик.

- Из наших никто не осудил Валеру, потому что мы видели, какие перемены с ним произошли, - не скрывает своей толерантности бывший комсомольский работник Сергей Твердохлеб, отвечая на вопрос нашего радио Азаттык о реакции православных родственников на решение Валерия.

Однако Валерий Твердохлеб еще раз удивил односельчан, когда в октябре 2006 года женился на русской Нине, но не тем, чтобы она была родом из далекого села Тассай Южно-Казахстанской области, а тем, что на улицах села Жаксы появилась еще одна, уже голубоглазая, мусульманка с золотой школьной медалью и красным дипломом Южно-Казахстанского государственного университета.

По словам Нины Твердохлеб, свободно разговаривающей на казахском, арабском и турецком языках, ислам она приняла раньше мужа и примером для нее стала старшая сестра Ольга, ставшая мусульманкой еще в 1997 году.

КЛЮЧЕВОЙ СВИДЕТЕЛЬ КАРАСЕВ

По словам Нины Твердохлеб, на первом же судебном заседании главный свидетель обвинения Алексей Карасев заявил суду, что в сентябре 2009 года в ходе содержания на конспиративной квартире в городе Кокшетау его якобы избивали, привязав к трубе отопления наручниками, после чего он и написал все признательные показания под диктовку сотрудников департамента КНБ.

Свидетель Алексей Карасев давал признательные показания, что был отправлен в Грозный обвиняемым Валерием Твердохлебом для совершения священной войны с неверными и, якобы не найдя джихадистов в горах, оказался в Азербайджане, откуда был выдворен в Казахстан.

Однако его слова категорически отрицают ближайшие родственники обвиняемого. Раиса Твердохлеб говорит, что ее сын Валерий помог Алексею Карасеву, устроил обоих к себе в бригаду, предоставил свой дом.

- Мы их бесплатно кормили, однако после первой же зарплаты в августе в 40 тысяч тенге он подозрительно быстро решил уехать в Сочи на строительство олимпийских объектов, чтобы заработать еще больше, - говорит Раиса Твердохлеб.

По ее словам, сын долго отговаривал Алексея Карасева от необдуманного шага, но в конце концов сдался. Как говорит Раиса Твердохлеб, через некоторое время сыну пришло сообщение, что у друга и единоверца Алексея закончились деньги, и тот просил ему выслать деньги на обратный путь.

И этот момент также является ключевым в обвинительном заключении департамента КНБ.

По словам Раисы Твердохлеб, второй свидетель, Дмитрий Костомаха, в течение полутора часов давал настолько противоречивые и путаные показания в суде, что судья не выдержала и спросила прямым текстом: «Не знаешь, как говорить, - вашим или нашим?»

КАК СВИДЕТЕЛЬ ЯНТУРАЕВ ЗА МЫЛОМ ХОДИЛ

Не менее интересными были показания свидетеля, одноногого инвалида Дамира Янтураева. Репортер радио Азаттык слушал его рассказ в зале суда. Этот житель села Атбасар проходит в уголовном деле как одна из жертв идеологической обработки Валерия Твердохлеба.

Из показаний Дамира Янтураева следует, что в 2008 году в Башкортостане, откуда он родом, он попал под железнодорожный состав, в результате ему ампутировали часть ноги. После восьми месяцев безуспешных попыток вылечить уже ампутированную ногу, ему в марте 2009 года ногу повторно ампутировали «по самую голень» в Жаксинской районной больнице.

По его словам, через несколько дней (точную дату он не помнит) после операции он отпросился из больницы и отправился «за мылом» в ближайший магазин, однако каким-то образом оказался на противоположном конце села, где и познакомился с обвиняемым на улице. Со слов Дамира Янтураева выходит, что Валерий Твердохлеб с ходу поинтересовался его религиозными убеждениями и после короткого разговора вынес инвалиду на костылях из дома распечатку каких-то статей.

Позже Дамир Янтураев сказал, что Валерий Твердохлеб сфотографировал его в домашней фотостудии, и продемонстрировал в качестве доказательства судье удостоверение личности гражданина Казахстана, датированное июнем 2009 года. Однако тут же в суде Сергей Твердохлеб – брат обвиняемого - обвинил Янтураева в лживых показаниях на основании того, что единственным официальным фотографом в селе является он, а младший брат Валерий всего лишь строитель.

Дамир Янтураев также не смог вспомнить, каким образом на костылях он прошел мимо всех центральных магазинов, расположенных возле больницы, и очутился возле дома Твердохлеба на другом конце села, где магазинов поблизости нет.

На вопрос судьи Зауре Жоламановой: «А как вы пошли обратно с книгами в больницу, если у вас обе руки были заняты костылями?» - Дамир Янтураев также не смог дать вразумительного ответа. Но, по его словам, услышав уже летом 2009 года, что в поселке Жаксы «незаконная община заманивает людей», он обратился к районной полиции с повинной, что у него есть распечатка провокационных статей.

Полицейские не стали реагировать на обращение, а просто сообщили Дамиру Янтураеву, по его словам, номер автомашины местного сотрудника департамента КНБ, которого он нашел на улице села. Он не смог вспомнить ни заголовка, ни содержания якобы подаренных ему распечаток, помнит лишь то, что, прочитав, он «испытал жуткое впечатление».

На вопрос о своей конфессиональной принадлежности Дамир Янтураев ответил, что мусульманин, но, подумав несколько секунд, добавил, что «по мере возможности».

Обвиняемый Валерий Твердохлеб заявил, что видит «этого человека во второй раз в жизни» и что он не мог с ним встретиться даже физически, так как в этот период находился в городе Атырау и появился в родном селе вместе с семьей лишь в середине апреля.

СВИДЕТЕЛЬ ДАМИР АУТАЕВ

Житель города Кокшетау Дамир Аутаев, начальник строительного участка по капитальному ремонту Жаксинской школы, - также свидетель обвинения. На заседании суда он не стал отрицать, что имел душевные разговоры с Валерием Твердохлебом в дни месяца Рамадан.

Он подтвердил, что Валерий дал ему для ознакомления Коран, распечатку формата А4 на пяти листах и диск с фильмом «Жизнеописание пророка».

Дамир Аутаев отказался от своих слов в тексте признательных показаний, что содержание диска было «экстремистским», потому что его не видел, и сказал, что от обвиняемого он услышал «только призыв к вере». Точно так же он не вспомнил содержания распечаток, а «Коран читать начал, но не дочитал».

НИНА ТВЕРДОХЛЕБ ГОВОРИТ, ЧТО ЕЕ МУЖА ПЫТАЛИ

Жена обвиняемого Нина Твердохлеб заявила в суде, что ее муж был вывезен в департамент КНБ по Акмолинской области 21 сентября 2009 года, однако в родном селе появился лишь на четвертые сутки вместе с избитыми свидетелями Дмитрием Костомахой и Алексеем
Ноги в синяках. Родные Валерия Твердохлеба утверждают, что его ноги были сфотографированы после допроса в ДНКБ. Фото предоставлено семьей обвиняемого. Жаксы, 30 октября 2009 года.
Карасевым.

– Он был сильно избит наконечником противогаза и «принимал обезболивающее лекарство «темпалгин» пачками», - сказала Нина Твердохлеб судье Зауре Жоламановой.

По ее словам, муж отказывался от посещения врача, так как ему посоветовали не афишировать свое пребывание на конспиративной квартире, и лишь через несколько дней обратился к хирургу, когда стало ясно, что у него отбиты и внутренности.

На вопрос прокурора: «А почему вы сразу не обратились к врачу?» - Нина Твердохлеб ответила: «Мы верили, что на этом все у нас закончилось, и откуда нам знать, что сразу после выздоровления его окончательно арестуют?»

В качестве доказательства она продемонстрировала фотографию ног избитого мужа, сделанную лишь спустя неделю после возвращения из Кокшетау.

Прокурор усомнился в достоверности фотографии и потребовал отправить Валерия на экспертизу, но родные обвиняемого почему-то уверены, что детский шрам на ноге, безусловно, докажет обратное. На всякий случай Раиса Твердохлеб хранит дома цветную простыню, на фоне которой и были сфотографированы ноги ее младшего сына.

ИМАМ СПОРИТ С ТВЕРДОХЛЕБОМ

Имам местной мечети Болат Турганов признает, что у него были теологические споры с Валерием Твердохлебом по вопросам фикха - науки о нормативной стороне шариата, регламентирующей правила поведения мусульманина в быту, при отправлении религиозных обрядов, об общественных взаимоотношениях и так далее. С местным имамом автору этого репортажа удалось поговорить по телефону.

Подсудимого мусульманина Валерия Твердохлеба этапируют в Астану до следующего судебного заседания. Село Жаксы, Акмолинская область, 5 марта 2010 года.
Однако эти вопросы Болат Турганов считает сугубо внутренними среди уммы, и, по его словам, в настоящее время практически в каждой мечети Казахстана между верующими ведутся теологические споры по этим вопросам.

Имам Болат Турганов не отрицает, что в свое время неоднократно советовал Валерию быть более осмотрительным на людях, так как это может привести к «нежелательным последствиям». Болат Турганов подтвердил, что лично сверил наименования литературы, изъятой у Валерия Твердохлеба, со списком экстремистских книг и брошюр, опубликованным в 2009 году Духовным управлением мусульман Казахстана в газете «Ислам жане оркениет».

- Да, там есть литература, например «40 хадисов» Ан-Навави или труды Ибн-Теймии, которая не относится к нашему ханафитскому мазхабу (традиционная для Казахстана школа шариатского права. - Автор), но она не считается запрещенной. И называть ее экстремистской однозначно нельзя. Это наши внутренние споры, - считает имам Жаксинской мечети Болат Турганов.

АКСАКАЛ АУЛА В ШОКЕ

Аманжол Садыбеков, пенсионер, бывший редактор районной газеты, недоумевает по поводу судебного процесса. С Аманжол-аксакалом мы беседовали вскоре после судебного заседания. Он, по его словам, дружил с отцом Валерия, знает эту интеллигентную семью и детей с самого детства и не верит, что обвинение против Валерия Твердохлеба имеет под собой реальное обоснование.

- И как можно обвинять людей в распространении «запрещенной» литературы, если эти книги легально отпечатаны в российских и
Аманжол Садыбеков, пенсионер. Село Жаксы, Акмолинская область, 5 марта 2010 года.
казахстанских типографиях? - говорит Аманжол Садыбеков нашему радио Азаттык.

«Пусть мне даже голову отрежут, но я не поверю, что он террорист», - неосмотрительно клянется бывший редактор Аманжол Садыбеков. Он огорченно сокрушается по поводу «казахов, которым мало своих, так они и взялись и за русских-мусульман».

Судья Жаксинского районного суда Акмолинской области Зауре Жоламанова приняла решение перенести следующее заседание суда на «первый рабочий день после Наурыза». На нем будут рассмотрены результаты религиоведческой и политологической экспертизы изъятой литературы и будут допрошены врачи, оперировавшие свидетеля Дамира Янтураева, а также и врачи, осмотревшие обвиняемого Валерия Твердохлеба.

Согласно обвинительному заключению департамента КНБ по Акмолинской области, Валерий Твердохлеб обвиняется в «умышленных действиях, направленных на возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, религиозной вражды и розни, на оскорбление национальной чести и достоинства и религиозных чувств граждан, а равно пропаганде исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, сословной, национальной, родовой или расовой принадлежности, совершенных публично».

Также спецслужбы Казахстана обвиняют Валерия Твердохлеба «в пропаганде терроризма и публичных призывах к совершению акта терроризма, а равно и в распространении материалов указанного характера».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG