Доступность ссылок

Протест экс-клиентов гештальтпсихолога


Клиенты гештальтпсихолога Надежды Шерьяздановой стоят у здания департамента комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности по Карагандинской области. 15 апреля 2013 года.

Клиенты гештальтпсихолога Надежды Шерьяздановой стоят у здания департамента комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности по Карагандинской области. 15 апреля 2013 года.

В Караганде бывшие участники тренингов гештальтпсихолога, деятельность которой была запрещена судом, требуют отменить это решение. Чиновники настаивают на его законности.


Вчера, 15 апреля, был пятый день акции протеста пятерых бывших клиентов гештальтпсихолога Надежды Шерьяздановой. Они проводят «сухую голодовку» и периодически пикетируют здание департамента комитета контроля качества медицинской и фармацевтической деятельности в Караганде.

Все эти люди считают себя пострадавшими от результатов проверки практики Надежды Шерьяздановой. После проверки, как утверждают все пятеро, их назвали пациентами психиатра. Они утверждают, что изучали гештальтпсихологию. Под этим они подразумевают школу психологии XX века, которая изучает восприятие.

Истории у всех пятерых клиентов разные, а претензии — одни и те же. Они выдвигают требование отменить акт проверки работы Шерьяздановой на наличие лицензии для осуществления медицинской деятельности, считая, что она проведена некомпетентно.

КЛИЕНТ ПСИХОЛОГА ИЛИ ПАЦИЕНТ ПСИХИАТРА?

Сания Зверева из Темиртау, посещавшая в Караганде тренинги гештальтпсихолога Надежды Шерьяздановой, считает, что акт проверки поставил под сомнение ее репутацию.

- Нас, клиентов психолога, выставили неадекватными личностями. Клеветническими являются и то, что мы являемся адептами секты Шерьяздановой, продаем имущество и переезжаем жить в трущобы. Это не так. Моего тренера-психолога приписали к психиатрам, а меня — к психбольным. Нам
Моего тренера-психолога приписали к психиатрам, а меня — к психбольным.
важно добиться, чтобы акт проверки департамента комитета контроля качества медицинской и фармацевтической деятельности Минздрава был признан недействительным и чтобы мы могли спокойно продолжить обучение у психолога Шерьяздановой, — говорит Сания Зверева.

Пикетирование пятерым экс-клиентам запретили. Они пытаются опротестовать это решение в административном суде.

Какое-то время у здания департамента комитета контроля качества медицинской и фармацевтической деятельности Сания стояла одна. Жительница Темиртау теперь временно живет в Караганде. Акция протеста отнимает много времени и сил, говорит Сания. Но, по ее словам, для нее очень важно посещать психолога.

Александра Шульгина около четырех лет посещала тренинги гештальтпсихолога Клиенты гештальтпсихолога в здании административного суда, где рассматривается дело о нарушении закона о собраниях. Караганда, 15 апреля 2013 года.

Клиенты гештальтпсихолога в здании административного суда, где рассматривается дело о нарушении закона о собраниях. Караганда, 15 апреля 2013 года.

Надежды Шерьяздановой. Александра говорит, что ее бывший сожитель написал жалобу в общество борьбы с сектами. По этой жалобе стала проводиться проверка деятельности психолога Шерьяздановой, говорит Шульгина.

— Я боялась, что он упрячет меня в психушку, поэтому решила доказать свою адекватность, собрав все документы и справки о том, что я психически здорова. Я прошла психическое обследование в Астане. Я и еще четверо людей — клиентов психолога, которые посчитали себя пострадавшими, — подали на это общество в суд иск о защите чести и достоинства, потому что после этой проверки вышло так, что нашего психолога выставили психиатром, а нас, клиентов, — психически больными. Я планирую и дальше учиться на психолога, видя себя в будущем в частной практике, но акт вот этой проверки может мне всё перечеркнуть, испортить мою жизнь, — говорит корреспонденту Азаттыка Александра Шульгина.

КОММЕНТАРИЙ ДЕПАРТАМЕНТА

Директор департамента комитета контроля качества медицинской и фармацевтической деятельности по Карагандинской области Кайыржан Мабиев говорит, что проверка деятельности индивидуального предпринимателя психолога Надежды Шерьяздановой была проведена по предписанию областной прокуратуры.

— Если Шерьязданова вела бы свою деятельность как психолог, то этот вид деятельности не лицензируется. Но у нее есть элементы, которые относятся к медицинской деятельности, то есть к психиатрической. Она вообще сама медработник, со средним медицинским образованием, заочно закончила какие-то курсы психологов. Она заочно заканчивает университет на психолога. Но это не медицинская деятельность. И поэтому комиссией было решено приостановить ее деятельность, — говорит Азаттыку Кайыржан Мабиев.

Судом деятельность Надежды Шерьяздановой, по его словам, запрещена осенью 2012 года.

Чиновник утверждает, что в Казахстане люди еще не различают, к кому обращаться за помощью, потому что работа психологов здесь только началась.

МНЕНИЕ ПСИХОЛОГА

Надежда Шерьязданова утверждает, что в законе не прописано, что гештальттерапевтическая деятельность лицензируется.

- Ведь она не входит в подвиды медицинской деятельности. Там речь не идет о психологах вообще. У меня в дипломе написано, что я психолог и имею право вести психотерапевтическую деятельность. Я себя позиционирую не психотерапевтом, а как психолог, гештальттерапевт, психодраматист. Здесь нет никаких медикаментозных препаратов, ни инструментов, и я не работаю с клинически больными людьми. Ко мне приходят люди со своей проблемой либо без нее, чтобы просто себя понять, - говорит Азаттыку Надежда Шерьязданова.
Я себя позиционирую не психотерапевтом, а как психолог, гештальттерапевт, психодраматист. Здесь нет никаких медикаментозных препаратов, ни инструментов и я не работаю с клинически больными людьми.

Психолог говорит корреспонденту Азаттыка, что отправила жалобу в генеральную прокуратуру, в которой требует признать акт проверки ее деятельности недействительным.

- В акте написали, что у меня медицинская деятельность. Я обеспокоена тем, что мою работу называют сектой, а моих клиентов сектантами. Я предоставила все документы, но меня и слушать не хотят. Якобы им достаточно жалоб трех родственников моих клиентов, которым не понравилось, как изменились мои клиенты, как они живут. В пикете я не участвую лишь потому, чтобы меня не смешали с клиентами, и потому, что на руках у меня грудной ребенок, я не могу сесть на голодовку. А так я вместе со своими клиентами морально и также пишу жалобы, - сказала Надежда Шерьязданова.

Сейчас, по словам Надежды Шерьяздановой, она прекратила платные занятия со своими клиентами.
  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG