Доступность ссылок

Узбеки Кыргызстана: «Наш голос никто не слышит»


Беженка-узбечка из Оша показывает фотографии ее пропавших внуков. На кыргызско-узбекской границе, недалеко от поселка Еркишлак. 15 июня 2010 года.

Беженка-узбечка из Оша показывает фотографии ее пропавших внуков. На кыргызско-узбекской границе, недалеко от поселка Еркишлак. 15 июня 2010 года.

После свержения Курманбека Бакиева у этнических узбеков в Кыргызстане появилась надежда на отстаивание равных с кыргызами возможностей. Но начавшаяся борьба против дискриминационной практики совпала с резней.


ПОПЫТКА БЫТЬ ХОРОШИМИ ГРАЖДАНАМИ

Вследствие восстания 7 апреля, приведшего к свержению президента Кыргызстана Курманбека Бакиева, этнические узбекские лидеры узрели благоприятную возможность положить конец дискриминационной практике на юге страны и приобрести свой политический голос. Эти усилия привели к противоположным результатам в конце мая, когда произошло столкновение между этническими узбеками и кыргызами в событиях вокруг Университета дружбы народов в Джалалабаде.

Разбитые и обугленные окна в здании Университета дружбы народов в Джалалабаде. 16 июня 2010 года.
Нынешние столкновения в Оше и Джалалабаде привели к гибели сотен, если не тысяч людей. Из своих жилищ бежали, согласно подсчетам, 400 тысяч узбеков. Эти факты выглядят как предвестники конца мечты об интеграции.

Культуролог и антрополог из американского университета в штате Огайо Морган Лию много лет посвятил исследованию жизни этнических узбеков Ферганской долины. «По моему представлению, - говорит Морган Лию, - узбеки пытались быть хорошими гражданами Кыргызстана. Они делали все возможное, чтобы показать себя лояльными гражданами Кыргызстана».

Реальной трагедией является то, что сейчас ничего положительного ожидать нельзя. Все перекрыто, и нет возможности спасти ситуацию. В то время как узбеки понемногу возвращаются в свои жилища из лагерей беженцев, остро возникает вопрос, насколько возможно более глубокое восстановление добрых отношений и может ли Кыргызстан гарантировать долгосрочную безопасность для этнических узбеков.

Кроме этого, может ли кыргызское правительство как-то удовлетворить главное требование узбеков относительно их более значительного участия в кыргызском государстве?

ГРАЖДАНЕ ВТОРОГО СОРТА

По мнению американского исследователя Моргана Лию, под большим вопросом остается само определение – как быть лояльным
Беженка несет в руках лепешки. Лагерь беженцев в окрестностях Оша, 23 июня 2010 года.
гражданином Кыргызстана без проявления этнической идентичности. «Пока это не выработано, в Кыргызстане нет, в конечном счете, места для этнических узбеков, - считает Морган Лию. - Основание для натиска узбеков в отстаивании своих прав и своего голоса лежит
Основание для натиска узбеков в отстаивании своих прав и своего голоса лежит в давнем недовольстве, что с узбеками обращаются в Кыргызстане как с второсортными гражданами.
в давнем недовольстве, что с узбеками обращаются в Кыргызстане как с второсортными гражданами».

Когда я в мае посетил Ош и Джалалабад, узбеки говорили, что их бизнес регулярно подвергается грабительскому рэкету и что полиция этому либо способствует, либо участвует в этом. Кроме того, узбеков часто и безпричинно увольняли с работы в кыргызском бизнесе, а школы в узбекских местностях оставались хронически недофинансированными.

Узбеки были заметными в бизнесе - и часто к недовольству кыргызов, которые считали себя вытесненными из предпринимательского сектора. Однако вопреки узбекской бизнес-активности, узбеки не представлены адекватно в парламенте, на местных административных уровнях, а также в полиции и армии.

Я взял интервью у главы Узбекского национального центра Джалалитдина Салахудинова. Он в частности сказал: «Ситуация, которую мы сегодня наблюдаем, назревала в течение многих лет. Здесь нет равных возможностей, а есть барьер между узбеками и правительством, и поэтому наши голоса не услышаны».

В РАЗНЫХ МИРАХ

Общим для южан было определение, что узбеки и кыргызы живут параллельной жизнью - при различии в одежде, внешнем виде,
Этническая кыргызка выглядывает из палатки в лагере беженцев. Недалеко от Оша, 24 июня 2010 года.
языке, с отличиями в традициях, сравнительно низким уровнем смешанных браков и редким партнерством в бизнесе. Как говорят узбекские лидеры, отношения ухудшились при Курманбеке Бакиеве, который поддержал кыргызский национализм и предоставил своим ближним бразды правления с целью монополизировать богатство и власть на юге – часто за счет узбеков.

Другой узбекский лидер, президент Узбекского национального центра в Оше, сказал в интервью следующее: «Нам не нужны власть и управление, и мы не желаем столкновений. Узбеки не проронили ни одного слова об автономии. Мы видели, сколько крови было в 1990-м в связи со слухами об автономии. Мы знаем, что если начнем воевать против кыргызов, то
Нам не нужны власть и управление, и мы не желаем столкновений. Узбеки не проронили ни одного слова об автономии. Мы видели, сколько крови было в 1990-м в связи со слухами об автономии.
начнут действовать экстремисты, террористы, «Талибан».

ТРЕБОВАНИЯ УЗБЕКОВ ВЫЗВАЛИ ЯРОСТЬ

В первую неделю мая узбекская делегация встретилась с лидерами Временного правительства в Бишкеке и призвала обеспечить в проекте новой Конституции благоприятственные положения для узбекской общины. Требования включали пропорциональное представительство узбеков на всех уровнях правительственной администрации и признание государством статуса узбекского языка, принималось во внимание, что названия улиц, книг и официальные документы будут на узбекском и кыргызском языках.

Хотя многие узбекские требования были безобидными, сам факт того, что узбеки вмешиваются в деликатные межэтнические дела, был достаточным, чтобы привести в ярость часть кыргызов.

Научный сотрудник британского университета в Манчестере Мадлен Ривс описывает требование признания узбекского языка как
Беженцы-узбеки расположились в школе в узбеском районе Оша. 23 июня 2010 года.
щепетильную проблему, которая от неделикатного обращения воспламенила чувствительные нервы многих кыргызов.

Мадлен Ривс считает, что многие кыргызы обеспокоены тем, что требование языка может быть первым шагом на пути к автономии. Перспектива создания узбекского автономного образования в южном Кыргызстане является источником постоянных подозрений на протяжении десятилетий.

В то время как узбекские лидеры, с которыми я общался, отрицали цель создания автономии, многие кыргызы утверждают, что в частном порядке узбеки продолжают думать о другом политическом устройстве – либо об автономии, либо о какой-то форме союза с Узбекистаном.

В июне 1990 года узбекская правозащитная группа «Адолат» развернула деятельность за автономию, и это привело к столкновениям в Оше и окрестных городах. В результате погибло от 300 до 700 человек.

БОРЬБА ЗА ВЛИЯНИЕ

Что касается столкновений в этом же регионе в этом году, то они привели к тому, что Временное правительство установило комендантский час в Оше и Джалалабаде. В конце мая – начале июня ситуация стабилизировалась. Жители Оша сообщали о мирном сосуществовании кыргызов и узбеков вплоть до вечера 10 июня.

Эксперты считают, что этническое напряжение продолжилось в другой форме, когда бакиевские ставленники, узбекские бизнесмены и различные бандиты развернули борьбу за влияние там, где криминалитет пересекается с политической властью.

Директор Евразийских исследований в норвежском Институте международных дел Индра Оверланд говорит: «Когда пал режим Бакиева, криминал и бизнес увидели возможность захватить позиции. Происходит перераспределение позиций и богатства, и это, вероятно, главный возбудитель происходящего».

Индра Оверланд считает, что с потерей влияния людей Бакиева другие силы, включая узбеков, стали проявлять активность.«У родственников Бакиева мало надежды, - говорит Оверланд. - Этот клан владел страной, а сейчас узбекские бизнесмены перехватывают то, чем владели они. Я думаю, это объясняет отчаяние и рождает понимание, что благодаря провоцированию межэтнических столкновений ставленники Бакиева по крайней мере смогут не дать правительству окрепнуть».

Узбеки молятся в городе Ош. 19 июня 2010 года.
Но под большим вопросом остается сам факт того, что кто-то, включая бакиевских людей или представителей криминального мира, смогли запустить межэтнические столкновения до уровня разгрома города Оша с изгнанием всего населения, вплоть до разрушения всех возможностей для использования политического влияния.

УТРАТА НАДЕЖД

Узбекские лидеры, с которыми я встречался в мае, остро осознавали опасность в продавливании для себя большего политического веса.
Они говорили о межэтническом насилии как о реальном риске и о кошмаре и мрачно намекали на «третьи силы», которые могли спровоцировать межэтническое насилие. Тогда это поразило меня как что-то смутное и параноидальное. Однако сегодня оно выглядит пророческим. При всем при том никто не предвидел уровень насилия, вспыхнувшего 10 июня.

(Сэм Хан – журналист-фрилансер, который побывал в Кыргызстане в апреле-мае этого года. В данной статье излагает свою точку зрения и свои суждения. Они могут не совпадать с позицией редакции Радио Азаттык.)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG