Доступность ссылок

Узбекистан: внезапно хороший сосед


Премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев. Самарканд, 6 сентября 2016 года.

Премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев. Самарканд, 6 сентября 2016 года.

Новый лидер Узбекистана Шавкат Мирзияев меняет региональную политику в Центральной Азии. Менее чем за месяц он предпринял шаги по улучшению отношений с Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном. Это дает надежду на новую эру регионального сотрудничества.

При предыдущем президенте Исламе Каримове Узбекистан был препятствием в региональной интеграции. С Узбекистаном граничат все центральноазиатские государства, кроме того, страна имеет общую границу с Афганистаном протяженностью приблизительно 160 километров.

СЛОЖНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Слева направо: президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Таджикистана Эмомали Рахмон, президент России Владимир Путин, президент Узбекистана Ислам Каримов и президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев. Ташкент, 24 июня 2016 года.

Слева направо: президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Таджикистана Эмомали Рахмон, президент России Владимир Путин, президент Узбекистана Ислам Каримов и президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев. Ташкент, 24 июня 2016 года.

Отношения Ташкента со своими ближайшими соседями разные — от плохих до ужасных. Связи с Туркменистаном потеплели после смерти первого президента страны Сапармурата Ниязова в 2006 году, и за последние десять лет Ислам Каримов, как кажется, нашел некоторые общие темы с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, что смягчило узбекско-казахские отношения. Однако узбекские власти всегда придерживались жесткой линии со своими восточными соседями Кыргызстаном и Таджикистаном.

8 сентября Шавкат Мирзияев возглавил Узбекистан, к этому времени узбекская милиция уже более двух недель занимала спорную гору Унгар-Тоо. На этой горе милиционеры задержали четверых граждан Кыргызстана, которые работали на радиорелейной станции. Отказ освободить задержанных вызвал недовольство со стороны властей Кыргызстана и кыргызских местных жителей. Лишь на следующий день, 9 сентября, узбекская сторона освободила всех четверых кыргызстанцев. Проблемы между Узбекистаном и Кыргызстаном включают землю, демаркацию границ и, что более важно, воду, — и все эти три пункта связаны между собой.

Шавкат Мирзияев не присутствовал на саммите СНГ в Бишкеке 16 сентября. Вместо него там находился министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов, прибывший туда на день раньше, чтобы встретиться с президентом Кыргызстана Алмазбеком Атамбаевым. 20 сентября узбекская милиция покинула Унгар-Тоо. В тот же день провластный сайт uzdaily.uz сообщил, что с 14 по 20 сентября рабочая группа из представителей обеих стран пересматривала вопросы демаркации на 23 спорных участках общей границы.

Узбекско-таджикские отношения, возможно, наихудшие двухсторонние отношения в Центральной Азии. Все поезда, идущие в Таджикистан и из Таджикистана, должны пройти через территорию Узбекистана. Узбекские власти иногда задерживали, порой возвращали таджикские грузы. Кроме того, Узбекистан и Таджикистан привлекали к суду своих граждан и выносили им обвинительные приговоры за участие в шпионаже в пользу другой страны.

УКРЕПЛЕНИЕ СОТРУДНИЧЕСТВА

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон присутствовал 3 сентября на похоронах Ислама Каримова в Самарканде и встретился там с Шавкатом Мирзияевым. В конце сентября таджикская пресса с энтузиазмом писала о выступлении министра иностранных дел Узбекистана Абдулазиза Камилова 23 сентября на заседании Генеральной Ассамблеи ООН, в котором впервые не упоминались планы Таджикистана построить Рогунскую ГЭС, ставшую камнем преткновения в отношениях между двумя странами.

29 сентября Камилов побывал в Таджикистане, где встретился с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном для обсуждения восстановления железнодорожного и воздушного сообщения, и в целом экономических связей, между двумя странами. Авиасообщение между Ташкентом и Душанбе было приостановлено в 1992 году, а торговля между странами в 2015 году составила только около 10 миллионов долларов, однако по сравнению с 2014 годом она выросла почти на 50 процентов. Камилов выразил надежду на то, что обе страны смогут найти справедливое и взаимовыгодное решение проблем с водой и энергией. Он также дал интервью таджикскому телевидению, в котором сказал, что настало время возобновить «давно прерванные» связи.

30 сентября провластный сайт podrobno.uz сообщил о встрече по демаркации узбекско-казахской границы, которая прошла в Алматы с 26 по 30 сентября. На сайте отметили, что аналогичная встреча уже проходила в Алматы с 18 по 27 февраля этого года, а процесс демаркации узбекско-казахской границы ведется с 2003 года.

Слева направо: премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев, вдова Ислама Каримова Татьяна Каримова, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Самарканд, 12 сентября 2016 года.

Слева направо: премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев, вдова Ислама Каримова Татьяна Каримова, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Самарканд, 12 сентября 2016 года.

Эти события дают надежду на то, что Узбекистан при Мирзияеве, который, как кажется, уверен в том, что будет избран президентом на выборах 4 декабря, может выйти из своей региональной изоляции и стать продуктивным региональным партнером.

Туркменистан прошел аналогичный путь, когда после смерти Ниязова ему на смену пришел Гурбангулы Бердымухамедов. Туркменистан успешно наладил отношения со всеми своими центральноазиатскими соседями, включая Узбекистан, что было нелегким делом, с учетом того что Ниязов практически публично обвинил узбекские власти в заговоре в покушении на его убийство.

НОВАЯ УЗБЕКСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ?

Появлению новой узбекской дипломатии можно найти несколько объяснений. В отношениях с Кыргызстаном и Таджикистаном ключевым интересом Узбекистана всегда была вода. В прошлом Узбекистан неоднократно отключал поставки природного газа двум восточным соседям. Это происходило в момент недовольства Ташкента действиями Бишкека или Душанбе, когда какая-либо из этих стран начинала говорить о строительстве крупной ГЭС на трансграничных реках. Официальный Ташкент настаивал на том, что строительство крупных ГЭС является угрозой для водоснабжения узбекских сельскохозяйственных угодий.

Новая, более мягкая линия Узбекистана в отношении к своим центральноазиатским соседям может быть сигналом того, что Ташкент желает попробовать политику пряника вместо политики кнута.

Эта форма давления больше не работает, поскольку Кыргызстан и Таджикистан начали использовать свои обширные запасы угля для ослабления зависимости от узбекского газа. Кроме того, Кыргызстан продал государственную газовую компанию российскому «Газпрому», который участвует в разработке узбекских месторождений и использует узбекский газ для обслуживания энергетических потребностей Кыргызстана.

Между тем Кыргызстан всё еще далек от строительства Камбаратинской ГЭС, проект строительства которой вызвал гнев Ислама Каримова. Таджикистан может быть ближе к воплощению Рогунской ГЭС после того, как в этом году итальянская фирма Salinin Impregilo проявила интерес к проекту.

Таким образом, новая, более мягкая линия Узбекистана в отношении к своим центральноазиатским соседям может быть сигналом того, что Ташкент желает попробовать политику пряника вместо политики кнута, которую использовал в последние годы. Узбекистан также может взвешивать выгоду от смягчения пограничного контроля, которое могло бы открыть дорогу для использования преимуществ своего географического расположения и превращения в главный торговый узел Центральной Азии.

Перевела с английского Анна Клевцова.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG