Доступность ссылок

Граждане Узбекистана, живущие долгое время за пределами родины, попадают в официальный розыск наряду с предполагаемыми боевиками, воюющими в Ираке и Сирии.

Находящиеся в розыске граждане Узбекистана утверждают, что в случае ареста им неизбежно грозит тюрьма. При этом человек может даже не знать о том, что он в розыске и при возвращении на родину его могут арестовать.

Известны случаи давления и угроз на родственников. Рейды силовиков, бесконечные вызовы в следственные отделы и объяснительные в отделениях милиции – все это приходится переживать людям, чьи родные находятся в розыске.​

ВМЕСТО РОДИНЫ - ЕГИПЕТ

33-летний Шавкат (имя изменено по просьбе собеседника) уже несколько лет живет в Египте. По его словам, четыре года назад ему удалось сбежать от узбекских спецслужб в Каир.

Узбекистанец Шавкат, находящийся в списке разыскиваемых.

Узбекистанец Шавкат, находящийся в списке разыскиваемых.

– Я прожил во Владивостоке 12 лет. В 2012 году правоохранительные органы Узбекистана объявили меня и моего младшего брата в розыск. Мой братишка не читал намаз. Его задержали в России, затем выдали Узбекистану. Несмотря на то, что он не был верующим, его приговорили к девяти годам по религиозным обвинениям. Потом задержали и осудили еще двух знакомых парней. В результате мне пришлось вместе с семьей бежать в Египет, – рассказывает Шавхат.

Узбекская редакция Азаттыка – Радио Озодлик - вышла на Шавката через список, предоставленный источником в силовых органах. Согласно этому списку, Шавкат и еще 29 его односельчан объявлены в международный розыск по обвинению в религиозном экстремизме. Мужчина эти обвинения полностью опровергает.

– Я читаю намаз. Но не являюсь членом какого-либо религиозного течения. На самом деле, у религии есть свой путь. Если вы сойдете с этого пути, то ошибетесь. Я полностью очерняю дела, осуществляемые сейчас боевиками ИГИЛ. Это противоречит нашей религии. Я никогда не думал вступать в джихад. Уже четыре года мы находимся в бегах. Я мечтаю лишь об одном – чтобы все эти скитания быстрее закончились и я смог жить спокойно. Хочу заниматься воспитанием детей, чтобы мой брат вышел из тюрьмы. Ничего другого мне не надо, – говорит Шавкат.

СЕЗОН ОХОТЫ НА МИГРАНТОВ

О том, что во Владивостоке ловят узбекистанцев, Шавхат впервые услышал семь лет назад. По его словам, при содействии российских спецслужб многие граждане Узбекистана были отправлены за решетку.

Доска с фотографиями разыскиваемых в Узбекистане лиц. Шавкат третий слева во втором ряду.

Доска с фотографиями разыскиваемых в Узбекистане лиц. Шавкат третий слева во втором ряду.

Шавхат говорит, как работавшие во Владивостоке андижанцы якобы оказались связаны с деструктивным течением. По возвращении в Узбекистан они подверглись допросам, на которых «признались, что хотели организовать государственный переворот».

- После этого в Узбекистане начали проверять каждого мужчину из Ферганской долины. Они давали показания против других. Затем начали проверять парней из других областей. Российские спецслужбы передали своим узбекским коллегам многих узбекистанцев, работавших во Владивостоке. В Узбекистане их посадили. Среди моих знакомых есть много ребят, которые уже отсидели свой срок, – рассказывает Шавкат.

По информации силовых структур Узбекистана, после Арабской весны, которая в 2011 году привела к свержению режимов в Тунисе, Египте, Ливии и других арабских странах, многие узбекистанцы были объявлены в розыск по религиозным обвинениям. Если гражданин длительное время отсутствует на территории Узбекистана, он объявляется в розыск.

УЗБЕКИСТАН И БОРЬБА С ЭКСТРЕМИЗМОМ

По мнению правозащитников, сотни граждан оказались жертвами обвинений в религиозном экстремизме. После смерти Ислама Каримова премьер-министр Шавкат Мирзияев, который является основным кандидатом на пост главы государства, разочаровал тех, кто надеялся на улучшение ситуации. Во время своей предвыборной программы Мирзияев заявил, что политика Каримова «по борьбе» с религиозным экстремизмом останется без изменений.

- Мы все это время боролись и продолжим бороться против разрушительных сил, которые неправильно трактуют нашу религию и за маской пытаются вернуть нас назад, в средневековье, – заявил в прошлом месяце Мирзияев.

По мнению наблюдателей, правительство Узбекистана опасается повторения сценария соседних стран, в частности активизации террористической группировки «Исламское государство» (ИГ), как в Афганистане, или распространения радикальных религиозных течений, как на юге Кыргызстана.

В прошлом году заместитель председателя Духовного управления мусульман Узбекистана Абдулазиз Мансур сообщил, что в рядах «Исламского государства» воюет 200 узбекистанцев. Однако узбекские боевики в Сирии утверждают, на самом деле их численность намного больше. Точной информации о количестве узбекских боевиков в рядах террористических организаций в Сирии и Ираке нет. По данным узбекских правозащитников, за последние несколько лет по обвинению в причастности к ИГ были арестованы более 200 граждан.

ЛЮДИ НЕ ЗНАЮТ, ЧТО ОНИ В РОЗЫСКЕ

Внесенные в разыскные списки граждане Узбекистана могут даже не знать о том, что их разыскивают. Один из собеседников Озодлика сильно удивился, когда узнал, что его брата ищут спецслужбы:

– Мой младший брат в 2006 году уехал на учебу в Норвегию. Три года назад мы случайно увидели его фотографию в газете «На посту». Внизу было написано, что он находится в розыске. Мы сильно удивились. Сотрудники милиции вообще ничего не сказали нам о причинах, по которым они объявили моего брата в розыск. Мы до сих пор не знаем о причинах. Брат живет в Норвегии, у него все хорошо. Работает, учит норвежский язык. Не жалуется на условия.

Ташкентский правозащитник Сурат Икрамов.

Ташкентский правозащитник Сурат Икрамов.

Руководитель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана Сурат Икрамов, который следит за ситуацией объявленных в розыск или осужденных по религиозным обвинениям граждан, заявляет о необходимости приостановления данного процесса:

– К сожалению, прежняя политика властей Узбекистана продолжается по сей день. По религиозным обвинениям в тюрьмах находятся более 13 тысяч человек. Я участвовал во многих судебных заседаниях по делам этих лиц, вина ни одного из обвиняемых не была доказана. Люди, приговоренные к 15 или 20 годам, даже не знают, за что их осудили.

В статье 365 уголовно-процессуального кодекса Узбекистана говорится, что «при неизвестности места нахождения обвиняемого следователь обязан принять все необходимые меры к установлению его места нахождения, а в случае необходимости, объявить на него розыск». Согласно закону, «следователь вправе объявить розыск только того лица, в отношении которого имеется постановление о привлечении его в качестве обвиняемого». В случае обнаружения обвиняемого в отношении него может быть применена мера пресечения в виде заключения под стражу.

Материал Мехрибон Бекиевой, корреспондента Узбекской редакции Азаттыка - Радио Озодлик.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG