Доступность ссылок

Eще трое узбекских беженцев почти лишены шанса избежать экстрадиции


Жена одного из узбекских беженцев-мусульман держит в руках свой паспорт. Алматы, 13 декабря 2010 года.

Жена одного из узбекских беженцев-мусульман держит в руках свой паспорт. Алматы, 13 декабря 2010 года.

Кассационный суд Алматы отказал в жалобе еще трем узбекским беженцам-мусульманам. Их адвокат говорит о нарушении принципа равноправности сторон на предыдущих судах.


ДОКУМЕНТ, ПОДТВЕРЖДАЮЩИЙ ПЫТКИ


Кассационный суд Алматы в пятницу, 15 апреля, отказал в жалобе еще трем из 29 узбекских беженцев-мусульман. Это были Ахмад Болтаев, Акмолжон Шодиев и Дильбек Каримов. Они попытались уже в третьей по счету судебной инстанции опротестовать отказ казахстанских миграционных служб предоставить им статус беженца.

На заседании кассационного суда по делу Ахмада Болтаева присутствовала его жена (она попросила не фотографировать ее и не называть ее имени). На процессах по делу ее мужа в предшествующих судебных инстанциях она давала показания в качестве так называемого третьего лица. Однако в кассационном суде ей не позволили выступить.

Жена Ахмада Болтаева говорит, что казахстанские суды поступают несправедливо:

Адвокат Игорь Пан, защищающий узбекских беженцев-мусульман. Алматы, 10 декабря 2010 года.
– До этого моего мужа не допускали до судебных процессов по его делу, а теперь не только его, но и меня суд не захотел слушать. О каком равноправии можно говорить?

Адвокат Игорь Пан объяснил жене Ахмада Болтаева, что кассационный суд формально имеет право не заслушивать ни ее, ни его подзащитного:

– Кассационный суд не рассматривает дело по существу, а рассматривает лишь жалобы на решения предшествующих судебных инстанций.

Вместе с тем Игорь Пан заявил о нарушении принципа равноправности во время судов предшествующих инстанций, когда его подзащитному отказали в просьбе лично присутствовать на судебных заседаниях, чтобы самому на суде защищать свою позицию.

Во время рассмотрения кассационной жалобы Ахмада Болтаева судья Гульжахан Мусина попросила Игоря Пана представить документ, «достоверно доказывающий преследование» Ахмада Болтаева в Узбекистане.

Подобное требование судьи после суда прокомментировала Умида Азимова, жена узбекского беженца-мусульманина Тоирджона Абдусаматова:

– От нас в который раз требуют справки о пытках и преследованиях. Однако когда в Узбекистане пытают или преследуют, то там таких справок не выдают.

Как говорит Игорь Пан, в связи с отказом в жалобе кассационным судом постановление суда первой инстанции вступает в законную силу и узбекские беженцы-мусульмане формально уже могут быть экстрадированы в Узбекистан.

Однако ранее сотрудник Казахстанского бюро по правам человека Денис Дживага сообщал нашему радио Азаттык, что казахстанские власти обещали не экстрадировать узбекских беженцев-мусульман до тех пор, пока их жалобы не будут рассмотрены во всех судебных инстанциях, включая Верховный суд.

ЕЩЕ ДВА КАНДИДАТА НА ЭКСТРАДИЦИЮ

В пятницу, 15 апреля, стало известно, что младшие братья Кулдошевы – Сунатулла и Сухроб, в отношении которых власти Узбекистана направили запрос об их экстрадиции из Казахстана, также подали жалобы в суд на отказ казахстанских миграционных служб предоставить им статус беженца. Их интересы в суде будет защищать адвокат Игорь Пан.

По словам Игоря Пана, в настоящее время Сунатулла и Сухроб Кулдошевы содержатся в алматинской тюрьме комитета уголовно-исполнительной системы, с помощью адвоката они подали жалобы, которые будут рассматриваться в судах первой инстанции. Таким образом, общее число узбекских беженцев-мусульман, которым грозит экстрадиция на родину, достигло 31.

Умида Азимова, жена узбекского беженца, дает показания на суде. Алматы, 27 декабря 2010 года.
Как сообщила нашему радио Азаттык жена одного из беженцев Умида Азимова, ранее Алматинский административный суд постановил выдворить из Казахстана жен Сунатуллы и Сухроба Кулдошевых – Дильдору Амиркулову и Шахнозу Муратову. Однако, по словам Умиды Азимовой, женщин пока не трогают, поскольку начинаются судебные процессы в связи с попыткой их мужей обжаловать отказ казахстанских властей в предоставлении им статуса беженца.

– Но женам Сунатуллы и Сухроба от этого не легче. В их паспортах стоит штамп об их выдворении из Казахстана, и теперь они здесь как бы вне закона, потому что с этими паспортами они не могут выйти даже на улицу. У них к тому же очень маленькие дети на руках. Они сейчас в отчаянном положении, – говорит Умида Азимова.

25-летний Сунатулла и 22-летний Сухроб Кулдошевы – братья 28-летнего Ойбека Кулдошева, который в настоящее время содержится в тюрьме КНБ в Алматы. Он приехал в Казахстан в 2009 году, попросил убежища. Миграционные власти Алматы ответили ему отказом. Его попытки оспорить этот отказ в судебном порядке оказались безуспешными.

Ойбек Кулдошев – один из 29 узбекских беженцев-мусульман, содержащихся в тюрьмах Алматы. Их экстрадиции требует Узбекистан.

Как ранее говорили нашему радио Азаттык жены Сунатуллы и Сухроба Кулдошевых, в начале апреля 2010 года узбекские спецслужбы арестовали их мужей и якобы выпытывали у них, где находится их старший брат Ойбек Кулдошев. По словам Дильдоры Амиркуловой, возвращаться в Узбекистан Сунатулле и Сухробу Кулдошевым нельзя, поскольку их там ожидают тюрьма и пытки.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG