Доступность ссылок

Суд постановил экстрадировать 25 узбекских беженцев-мусульман


Узбекский беженец-мусульманин Олимжон Холтураев на заседании суда. Алматы, 15 марта 2011 года.

Узбекский беженец-мусульманин Олимжон Холтураев на заседании суда. Алматы, 15 марта 2011 года.

Суд Алматы принял решение об экстрадиции на родину 25 узбекских беженцев-мусульман. Беженцы и их адвокаты, ссылаясь на документы ООН, утверждают о пытках, которые грозят им в Узбекистане. Однако судьи игнорируют подобные доводы.


СКОРЫЙ СУД

В Алмалинском районном суде Алматы во вторник, 15 марта, состоялись процессы по рассмотрению жалоб узбекских беженцев-мусульман на решение генеральной прокуратуры об их экстрадиции из Казахстана в Узбекистан. В этот день было рассмотрено 25 дел. По всем жалобам решение генеральной прокуратуры об экстрадиции узбекских беженцев было признано законным и обоснованным.

Суд рассмотрел жалобы 25 из 29 узбекских беженцев-мусульман, содержащихся в тюрьмах Алматы с июня 2010 года, которым грозит экстрадиция в Узбекистан из-за отказа казахстанских миграционных служб в предоставлении им статуса беженца.

Вот имена тех, кого решили экстрадировать из Казахстана в Узбекистан: Сирожиддин Талипов, Олимжон Холтураев, Исобек Пардаев, Акмолжон Шодиев, Кобильжон Курбонов, Бахриддин Нуриллаев, Бахтиёр Нуриллаев, Алишер Хошимов, Шухрат Холбаев, Сухроб Бозоров, Дильбек Каримов, Маруф Юлдошев, Турсунбой Сулайманов, Мухиддин Гуламов, Тоиржан Абдусаматов, Аброр Касимов, Саидакбар Жалолхонов, Улугбек Остонов, Ойбек Пулатов, Ахмад Болтаев, Уктам Рахматов, Сарвар Хурамов, Отабек Шарипов, Рафшан Тураев и Файзиддин Умаров.

Председатель Медеуского районного суда Арман Шамшиев. Алматы, 15 марта 2011 года.
С утра в этот день своеобразный тон судебным процессам задал председатель Алмалинского районного суда Арман Шамшиев. Во-первых, на судебное разбирательство дела Олимжона Холтураева, которое проходило в открытом режиме, не была допущена его жена Феруза Норкобилова. И только после того, как она устроила скандал, ее допустили на оглашение судебного решения по делу ее мужа.

Во-вторых, в этот день судья Арман Шамшиев не позволял беженцам-мусульманам подробно излагать обстоятельства их преследований в Узбекистане. Он мотивировал это тем, что на данном процессе не рассматривается виновность или невиновность узбекских беженцев-мусульман, а рассматривается лишь по существу их жалоба на решение генеральной прокуратуры по их экстрадиции в Узбекистан.

В связи с последним беженцы-мусульмане только и могли сказать, что они считают решение генеральной прокуратуры незаконным, и просили не экстрадировать их в Узбекистан. На подобное их выступление уходило совсем немного времени – в отдельных случаях до трех минут.

Также по просьбе судьи Армана Шамшиева была укорочена речь адвоката узбекских беженцев Алмы Ариновой. В некоторых случаях она звучала не более пяти минут. В подобных случаях, вместо раскрытия содержания документов ООН и международных правозащитных организаций о практике пыток в Узбекистане, ей приходилось лишь приводить названия соответствующих документов и просить приобщить их к материалам дела.

Арман Шамшиев не возражал против видео- и фотосъемок репортерами. Другой же судья по делам узбекских беженцев - Нариман Бегалиев - категорически запретил это. Кроме того, он выгнал из зала заседания суда репортеров Би-би-си и катарской телекомпании «Аль-Джазира» под предлогом того, что они проявили неуважение к суду.

СУД ОТВЕРГ ДОКУМЕНТЫ ООН

Во время экстрадиционных судов судьи отказывались слушать о пытках, о которых старались рассказать узбекские беженцы-мусульмане. Когда же последние все же говорили о пытках, то судьи просили их предоставить документы, которые подтверждали бы эти пытки. Однако подсудимые не могли сделать это. На основании этого судьи делали вывод о голословности показаний беженцев-мусульман о пытках в Узбекистане.

Прокурор Абай Калиев на заседании суда. Алматы, 15 марта 2011 года.
Судьи также не принимали во внимание доводы, приводимые адвокатами беженцев-мусульман, согласно которым последних нельзя экстрадировать в Узбекистан. По словам адвокатов, во-первых, Казахстан ратифицировал соответствующие документы ООН, запрещающие экстрадицию людей, ищущих убежище, на родину, если там практикуются пытки. Адвокаты утверждали, что международные договоры, подписанные Казахстаном на уровне ООН, должны быть приоритетными как над национальным законодательством, так и над региональными договорами, подписанными Казахстаном.

Во-вторых, адвокаты привели документы ООН, а также международных правозащитных организаций, из которых следует, что в Узбекистане практикуются пытки.

Однако судьи в своих решениях, фактически повторяя доводы прокуроров, утверждали, что Казахстан действует на основании региональных договоров, которые обязывают его экстрадировать тех же узбекских беженцев-мусульман в Узбекистан.

Прокурор Абай Калиев заявил, что «правоохранительным органам Казахстана ничего не известно о пытках в Узбекистане». Судья Нариман Бегалиев, рассматривая дело Мухиддина Гуламова, заявил, что в документах ООН ничего не говорится о пытках, примененных именно в отношении Гуламова.

НАДЕЖДА НА АЛЛАХА

Феруза Норкобилова была очень возмущена тем, что ей не разрешили присутствовать при рассмотрении дела ее мужа Олимжона Холтураева.

Узбекский беженец-мусульманин Тоиржон Абдусаматов на заседании суда. Алматы, 15 марта 2011 года.
– Мне разрешили присутствовать только при оглашении решения по делу моего мужа. Он же мне родной человек! Поэтому мне не все равно, как шел суд, какие вопросы ему задавали и как он на них отвечал, – говорит со слезами на глазах Феруза Норкобилова корреспонденту нашего радио Азаттык сразу после окончания процесса.

Немного успокоившись, она сказала покорно со вздохом: «Остается только надеяться на Аллаха!»

По мере того как в течение дня судьи выносили решения об экстрадиции беженцев-мусульман, традиционная мусульманская покорность жен беженцев все больше сменялась их негодованием.

– Судьи опять не дают нашим мужьям говорить о том, как их преследовали в Узбекистане, а родных пытали. Но зато прокурор много говорит, что наши мужья якобы совершали преступления. Это все ложь! – говорит одна из женщин.

ОГУРЕЦ НА ОБЕД И УЖИН

При всей отчаянности положения, в котором находятся жены беженцев-мусульман, одно, по их словам, согревает им души в ходе экстрадиционных судов – это возможность увидеть своих мужей и покормить их. Они говорят, что их мужья не получают пищу в течение всего времени пребывания в здании суда. Проще говоря, с утра до вечера.

Маргуба Худойберди-Ахунова, жена узбекского беженца-мусульманина (справа), пытается решить вопрос передачи своему мужу. Алматы, 15 марта 2011 года.
В этот день произошла заминка с передачей продуктов Маргубы Худойберди-Ахуновой своему мужу Аброру Касимову. Несмотря на то, что на ее заявлении была разрешительная подпись судьи Наримана Бегалиева, скрепленная печатью, начальник конвоя не стал принимать у нее передачу, которая состояла буквально из одной лепешки, пачки чая, тефтелей, одного помидора и одного огурца.

Однако жена Аброра Касимова проявила настойчивость. Она при всех присутствующих обратилась к судье Нариману Бегалиеву со словами о том, что конвой игнорирует разрешительную визу судьи. Тот вызвал начальника конвоя и указал ему, чтобы тот принял передачу.

Через минут пять Маргуба Худойберди-Ахунова сообщила по телефону корреспонденту нашего радио Азаттык, что конвой опять игнорирует решение судьи. Однако через полчаса она сообщила, что вновь обратилась к судье, когда тот вышел из зала заседания суда, и снова сообщила о том, что конвой его игнорирует.

Дело закончилось тем, что судья все же настоял на том, чтобы конвой принял передачу. Возвратившись в зал заседания суда, он сообщил присутствующим, что жена Аброра Касимова поблагодарила его за оказанное содействие: передача принята и муж накормлен.

После этих слов судьи прокурор Абай Калиев, пользуясь паузой в судебном заседании, отпустил шутку в зал, что, мол, подсудимые узбекские беженцы-мусульмане в данный момент находятся в лучшем положении, чем он и другие присутствующие, поскольку те поели, а присутствующие целый день голодные.

Судебные заседания в этот день, 15 марта, закончились около полуночи.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG