Доступность ссылок

Беженец-мусульманин продолжает утверждать, что его избили охранники СИЗО


Аброр Касымов, узбекский беженец-мусульманин, который содержится в СИЗО Алматы в ожидании экстрадиции на Узбекистан.

Аброр Касымов, узбекский беженец-мусульманин, который содержится в СИЗО Алматы в ожидании экстрадиции на Узбекистан.

Жалоба, что в следственном изоляторе КНБ в Алматы избили узбекского беженца-мусульманина, привела к проверке. Репортеру нашего радио Азаттык и правозащитнику позволили увидеть его в СИЗО и поговорить.


В пятницу, 18 февраля, в следственном изоляторе КНБ Алматы состоялась встреча журналиста и правозащитника с двумя узбекскими беженцами-мусульманами – Аброром Касымовым и Маруфом Юлдашевым.

Данная встреча была организована военной прокуратурой города Алматы после заявления жены Аброра Касымова, Маргубы Худойберды-Ахуновой, о том, что ее муж якобы был жестоко избит в СИЗО.

ПЕРЕД БЕСЕДОЙ

Эти двое беженцев – Аброр Касымов и Маруф Юлдашев – и 27 других узбекских беженцев-мусульман находятся в следственных изоляторах Алматы в ожидании экстрадиции в Узбекистан, где их обвиняют в совершении тяжких преступлений, в том числе террористических.

Во встрече с двумя узбекскими беженцами-мусульманами участвовали представители руководства следственного изолятора КНБ Алматы, международного отдела городской прокуратуры и военной прокуратуры, сотрудник Казахстанского бюро по правам человека Денис Дживага, адвокат Асия Темирбекова, а также репортер нашего радио Азаттык.

Здесь стоит отметить, что ранее в СМИ не приводилось имя адвоката Асии Темирбековой. Как сообщила 18 февраля сама адвокат репортеру нашего радио Азаттык, скоро в Алматы начнутся новые судебные процессы, в которых адвокаты Асия Темирбекова и Алма Аринова будут обжаловать решение генеральной прокуратуры Казахстана об экстрадиции 29 узбекских беженцев-мусульман в Узбекистан.

Асия Темирбекова сказала, что они с ее коллегой, адвокатом Алмой Ариновой, уже подали заявления беженцев в суд Алмалинского района, где и должны начаться новые судебные процессы по узбекским беженцам.

«Адвокат Анжелика Рахимбердина, которая защищает этих беженцев в судах по отказу казахстанских властей предоставить им статус беженца, сегодня на выезде по одному судебному разбирательству. Потому на сегодняшнюю встречу она не смогла прийти, пришла я. Буду защищать этих беженцев во время новых судов», – объяснила свое присутствие адвокат Асия Темирбекова.

Корреспондент Узбекской редакции Би-би-си Шодиёр Эшаев, также пришедший в следственный изолятор КНБ в Алматы для участия во встрече с двумя узбекскими беженцами, не был допущен внутрь здания. Позже он сообщил радио Азаттык, что руководство следственного изолятора не пустило из-за того, что срок его аккредитационной карточки журналиста был просрочен.

Перед началом встречи адвоката Асию Темирбекову и репортера нашего радио Азаттык сотрудники следственного изолятора КНБ тщательно проверили на наличие каких-либо приборов специальным аппаратом.

Администрация следственного изолятора КНБ запретила участникам встречи использовать аудио- и видеозаписывающее устройство. Всем участникам было разрешено занести в комнату только блокнот и ручку.

Руководство и представители СИЗО попросили репортера нашего радио Азаттык не указывать их имена в своем материале. Представитель военной прокуратуры также не назвал своего имени. Абаем Калиевым представился журналисту радио Азаттык только сотрудник международного отдела городской прокуратуры.

«Я С ТРУДОМ ДЫШАЛ»

Когда конвоиры привели узбекского беженца-мусульманина Аброра Касымова, его посадили в кресло напротив представителей силовых органов. В одном ряду с Касымовым сидели репортер нашего радио Азаттык и адвокат.

На Аброре Касымове наручников не было. Беседа с ним длилась больше часа.

Адвокат Асия Темирбекова попросила Аброра Касымова снять рубашку, чтобы увидеть на его теле следы от якобы жестокого избиения, о котором заявляла его жена. Когда Аброр Касымов снял с себя верхнюю одежду, участники встречи увидели над его левой почкой след от синяка.

Гематом и переломов ребер на теле узбекского беженца-мусульманина присутствующие не увидели.

На их вопрос о том, о каких тогда переломах ребер говорила правозащитникам
Я сказал жене, что, возможно, мне сломали ребра. Когда меня ударили, я с трудом дышал и несколько дней не мог лежать на боку.
и журналистам жена беженца Маргуба Худойберды-Ахунова, Аброр Касымов ответил: «Я сказал жене, что, возможно, мне сломали ребра. Когда меня ударили, я с трудом дышал и несколько дней не мог лежать на боку».

Во время встречи Аброр Касымов также заявил, что его избили сотрудники следственного изолятора КНБ. На вопрос, почему его избили, узбекский беженец-мусульманин ответил: «Тут дежурные, которые невзлюбили меня еще с июня месяца. Тогда меня допрашивал один следователь, и после этого допроса эти дежурные постоянно придираются ко мне».

По словам Аброра Касымова, так и в этот раз, 3 февраля, в 20:30 он был выведен дежурными СИЗО из своей камеры в баню и сильно избит.

Однако руководство следственного изолятора КНБ опровергает слова Аброра Касымова. Один из сотрудников СИЗО сказал, что, возможно, беженец, щупая себе тело, нанес синяки. При этом представитель СИЗО добавил, что узбекский беженец-мусульманин сам часто провоцирует конфликт.

Аброр Касымов сказал, что 6 февраля, спустя три дня после избиения, мылся с остальными беженцами в бане и скрыл синяк над левой почкой. Аброр Касымов также попросил своего сокамерника узбекского беженца-мусульманина Маруфа Юлдашева не говорить никому, что его избили сотрудники СИЗО. Причину такого поведения Касымов так и не объяснил.

Вместе с тем чиновник СИЗО добавил, что в настоящее время служба безопасности СИЗО определяет, откуда на теле беженца появился синяк:

«После тщательной проверки служба безопасности передаст это дело военной прокуратуре. В свою очередь, военная проверка будет выявлять истинные причины синяка на теле беженца. Мы сами заинтересованы в этом и хотим знать, что на самом деле произошло».

ТРЕБОВАНИЯ ЗАКЛЮЧЕННОГО

Также во время встречи с Аброром Касымовым выяснилось, что после его избиения он не обратился к руководству за медицинской помощью. Хотя его жена Маргуба Худойберды-Ахунова сообщала радио Азаттык, что, даже узнав о жестоком избиении ее мужа, руководство СИЗО не оказало никакой медицинской помощи.

На вопрос репортера о том, почему он не попросил у руководства СИЗО оказать медицинскую помощь, беженец ответил: «Я хотел дождаться встречи с международными правозащитниками и рассказать им обо всем. Но после в руководстве узнали о синяке, и фельдшер начала мазать на синяк какую-то мазь, она очень жгла, я не знаю название этой мази».

По словам представителей СИЗО, о синяке на теле Аброра Касымова они узнали через три-четыре дня после того, как беженец объявил о голодовке.

«Узнав об этом, мы сразу отвезли его в центр судебной экспертизы, была
Никаких переломов, трещин, повреждений внутренних органов обнаружено не было. Но он отказывается от мази и других лекарств.
произведена экспертиза. Сделали УЗИ внутренних органов. Никаких переломов, трещин, повреждений внутренних органов обнаружено не было. Но он отказывается от мази и других лекарств. Причину не объясняет», –говорят представители руководства СИЗО.

Во время встречи Аброр Касымов озвучил также свои требования к руководству СИЗО. «Я хочу, чтобы меня посетили правозащитницы из Франции Надежда Атаева и Мутабар Таджибаева и чтобы во встрече участвовала мой представитель – жена Маргуба Худойберды-Ахунова. Я хочу, чтобы мне обеспечили участие в судах, чтобы я мог защищать себя. Требую, чтобы меня перевели в СИЗО № 1 министерства юстиции, где находятся еще 14 узбекских беженцев-мусульман», – сказал Аброр Касымов.

На данное требование Касымова руководство следственного изолятора КНБ ответило, что они не имеют права выдвигать суду требование о том, чтобы суд позволил узбекским беженцам-мусульманам в заключении участвовать на процессах.

«Правозащитницы Атаева и Таджибаева находятся во Франции, мы не можем сейчас вам гарантировать, что они приедут в Алматы и встретятся с вами. Этот вопрос должны решить сами правозащитницы», – пояснил правозащитник Денис Дживага.

Аброр Касымов, по словам врачей и самого заключенного узбекского беженца-мусульманина, страдает язвой желудка. Он утверждает, что из-за заболевания нуждается в частом посещении санузла, то есть элементарного туалета, который, однако, находится вне их камеры. Однако руководство следственного изолятора объяснило участникам встречи, что по их инструкции заключенных разрешено выводить в санузел только два раза в день – утром и вечером. Во многих бывших советских СИЗО, как известно, в некоторых камерах отсутствуют общепринятые условия для отправления естественных надобностей, нет унитаза, нет проточной воды для умывания и для унитаза.

«В камерах отсутствует санузел. Из-за этого мы даже кормим их так, чтобы они
Мы даже кормим их так, чтобы они не ходили в санузел часто, дежурные просто не успеют выводить в санузел каждого заключенного по несколько раз в день.
не ходили в санузел часто, дежурные просто не успеют выводить в санузел каждого заключенного по несколько раз в день. Таков порядок. Но в каждой камере есть тазы, при необходимости заключенные пользуются ими, в том числе и Касымов. Но сокамерники постоянно жаловались на это, говорили, что из-за этого не могут нормально завтракать и обедать в камерах. Поэтому мы часто меняли камеры этому беженцу», – сказал представитель СИЗО.

Сам Аброр Касымов также пояснил, что у него заболевание желудка, в связи с чем он вынужден часто проситься в туалет. По словам Касымова, по этой причине он требует перевести его в следственный изолятор № 1 министерства юстиции, где на это не установлено ограничение.

«Мы уже написали письмо военному прокурору в Астану и попросили дать разрешение на то, чтобы Аброра Касымова перевели из нашего СИЗО в следственный изолятор минюста. Пока ответ не пришел. Мы сами обеспокоены состоянием здоровья Касымова и понимаем данное его требование», – сказал представитель СИЗО.

В конце встречи Аброр Касымов попросил руководство следственного изолятора разрешения написать при участниках встречи письмо на имя правозащитниц узбекского происхождения Мутабар Таджибаевой и Надежды Атаевой, которые живут нынче во Франции.

Данная просьба была удовлетворена, после чего свое письмо правозащитницам Аброр Касымов передал адвокату Асие Темирбековой с просьбой помочь передать его послание вышеперечисленным лицам.

На этом встреча с Аброром Касымовым была завершена.

ОПАСЕНИЯ МАССОВОЙ ГОЛОДОВКИ

Изначально военная прокуратура сообщила репортеру нашего радио Азаттык о том, что правозащитники и журналисты могут встретиться только с одним из беженцев – Аброром Касымовым. Однако в ходе встречи адвокату пришлось попросить руководство СИЗО привести и второго беженца – Маруфа Юлдашева, его сокамерника.

В ходе встречи выяснилось, что Маруф Юлдашев по просьбе Аброра Касымова был помещен в одну камеру с ним. Адвокат Асия Темирбекова сказала, что хотела бы пообщаться и с Юлдашевым, чтобы узнать причины предполагаемого избиения Касымова.

Через несколько минут конвоиры привели Маруфа Юлдашева и посадили его в кресло, в котором до него сидел Аброр Касымов.

Когда Маруф Юлдашев, парень в возрасте 25–26 лет, зашел в комнату, репортер радио Азаттык в первую очередь обратила внимание на его бледное лицо и уставший вид. Руководство следственного изолятора сразу пояснило, что Юлдашев, как и его сокамерник Касымов, объявил голодовку 16 февраля.

«16 февраля утром Юлдашев объявил голодовку и днем того же дня написал на имя начальника письмо с извинением и пояснением того, что он прекратил голодовку и больше не будет так делать. Но сегодня утром, 18 февраля нам стало известно, что он опять объявил голодовку. Нам кажется, что этому учит Касымов. Мы опасаемся, что их примеру могут последовать и другие беженцы. Тогда может начаться массовая голодовка. Эти двое сейчас могут спровоцировать конфликт», – сказал представитель СИЗО.

Однако Маруф Юлдашев отрицает это и говорит, что его друг Аброр Касымов, наоборот, отговаривал от намерения объявить голодовку.

Во время встречи Маруф Юлдашев сказал, что не видел, кто именно избил Аброра Касымова. «Но сотрудники СИЗО 3 февраля в 20:30 вывели Аброра из камеры, и через несколько минут он вернулся. У него были покрасневшие глаза, и он с трудом дышал. Я спросил его: «Тебя били?» В ответ Касымов промолчал, но моргнул глазами и сказал: «Только не говори об этом никому», – сказал Маруф Юлдашев.

На вопрос участников встречи о том, почему он объявил голодовку, Юлдашев сказал, что боится, что такая же участь может постигнуть и его. «Меня также могут избить, я боюсь», – сказал Маруф Юлдашев.

Во время встречи представители прокуратуры и СИЗО попросили Маруфа
Хочу, чтобы вы пригласили в СИЗО Надежду Атаеву, Мутабар Таджибаеву или хотя бы их представителей по вопросам пыток.
Юлдашева прекратить голодовку, объясняя его слабым состоянием здоровья. В ответ Юлдашев выдвинул следующее требования:

«Я хочу, чтобы меня, так же как и Аброра, перевели в СИЗО № 1. Хочу присутствовать на судах и защищать себя. Также хочу, чтобы вы пригласили в СИЗО Надежду Атаеву, Мутабар Таджибаеву или хотя бы их представителей по вопросам пыток. Или же главу УВКБ ООН в Алматы Сабера Азама. Тогда я прекращу голодовку».

Выполнить его требования руководство следственного изолятора КНБ отказалось, объясняя это тем, что они не могут отдавать судам приказ. Правозащитницы с Запада, как сказали представители СИЗО, сами должны дать согласие на требование беженцев.

«Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев отказалось выдать вам статус беженца. Потому сейчас они не рассматривают ваши дела и не могут приходить к вам на свидание», – пояснил алматинский правозащитник Денис Дживага.

«ПИТАНИЕ ЧЕРЕЗ КЛИЗМУ»

Между тем руководство СИЗО выдвинуло свои требования к узбекскому беженцу-мусульманину Маруфу Юлдашеву.

«Если в течение трех дней ты не будешь кушать, то мы организуем принудительное питание через клизму. Мы не хотим, чтобы из-за голодовки у тебя ослаб иммунитет, чтобы ты потом простыл и заразил своих сокамерников», – заявил представитель СИЗО.

В завершение встречи с узбекскими беженцами-мусульманами сотрудник международного отдела прокуратуры города Алматы Абай Калиев сказал, что по результатам данной встречи видно, что своими действиями эти два беженца хотят лишь привлечь к себе внимание.

«Они боятся экстрадиции в Узбекистан, говорят, что боятся пыток. Боясь тяжелого наказания, они своими действиями хотят привлечь к себе внимание и остаться в Казахстане», – заявил Абай Калиев.

Встреча с двумя узбекскими беженцами-мусульманами Аброром Касымовым и Маруфом Юлдашевым длилась около трех часов. Напомним, что ранее жена узбекского беженца-мусульманина Аброра Касымова – Маргуба Худойберды-Ахунова – сообщала о том, что ее муж был жестоко избит в СИЗО.

«На его теле были крупные синяки, гематомы. Сломали ребро на спинной части и ребро на передней части тела. Муж не выдерживает сильной боли. Аброр сказал, что ему до сих пор не оказали никакой медицинской помощи», – говорила ранее жена беженца Аброра Касымова.

Однако КНБ отрицал причастность своих сотрудников к этому инциденту.

Выйдя после встречи с двумя узбекскими беженцами-мусульманам, возле здания следственного изолятора КНБ в Алматы репортер нашего радио Азаттык встретила жен остальных узбекских беженцев, которые пожаловались на то, что сотрудники СИЗО не принимают их передачи мужьям и не дают разрешения на свидание.

Рита Абишева, жена Шухрата Холбоева, одного из 29 узбекских беженцев-мусульман, говорит, что она приехала в СИЗО в 10:30 утра.

– У нас всегда с 10 утра до 12 часов принимали еду для мужей. Я начала писать заявление, но мне сотрудники СИЗО сказали: «Можете не писать». Я спросила: «Вы уже без заявлений принимаете?» Они говорят: «Нет, вообще не будем принимать». Мне сказали: «Вы, оказывается, не жены». Я говорю, мы девять месяцев были женами, а теперь нет? Они сказали: «У вас ЗАГСа нет», – говорит нашему радио Азаттык Рита Абишева.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG