Доступность ссылок

Отсидевшие политзэки критикуют модель тюремной реформы


Полицейские и родственники заключенных у ворот тюрьмы в Актобе. 9 ноября 2013 года.

Полицейские и родственники заключенных у ворот тюрьмы в Актобе. 9 ноября 2013 года.

МВД Казахстана продвигает через парламент изменения в тюремной системе. Отсидевшие в тюрьмах правозащитники называют предлагаемую реформу показухой.


В начале февраля мажилис парламента одобрил в первом чтении проект уголовно-исполнительного кодекса (УИК). Среди нововведений — запрет на передачу продуктовых посылок заключенным, ликвидация длительных свиданий. Кроме того, руководство МВД предлагает строить частные тюрьмы, а также утверждает о нахождении простых, но эффективных способов, исключающих связь заключенных с волей по мобильным телефонам.

Правозащитники, знающие о тюрьмах по своему жизненному опыту, не верят в искренность затеи властей «реформировать тюрьму».

ПРИЗРАК ЧАСТНОЙ ТЮРЬМЫ

На сегодняшний день продуктовые посылки характерны только для постсоветских стран, переживших влияние ГУЛАГа, когда ввиду скудности пайка родственники заключенных посылали им продукты питания, заявил министр внутренних дел генерал Калмуханбет Касымов, презентуя в парламенте проект УИК. Ныне, по его словам, это представляется излишним.

Питается заключенный, по словам Калмуханбета Касымова, даже лучше солдата. Кроме того, именно через передачи к заключенным попадают запрещенные предметы, в том числе мобильные телефоны и наркотики, утверждает глава МВД.

По вопросу предоставления длительных свиданий заключенным министр проинформировал, что проектом кодекса такие свидания не отменяются полностью.
Сторожевая вышка и металлическое ограждение по периметру тюрьмы в Актобе. 9 ноября 2014 года.

Сторожевая вышка и металлическое ограждение по периметру тюрьмы в Актобе. 9 ноября 2014 года.



— Они сохраняются на срок двое суток для осужденных, содержащихся на облегченных условиях. Действующий кодекс разрешал им от одних до трех суток, — сказал глава ведомства.

Здесь необходимо пояснение. В Казахстане тюремные учреждения делятся на так называемые колонии-поселения, колонии общего, строгого и особого режима и тюрьмы (крытые). В исправительных колониях общего, строгого и особого режима установлено три вида условий отбывания наказания: облегченный, обычный и строгий.

Реформа тюремной системы предусматривает создание частных тюрем. Заместитель председателя комитета уголовно-исполнительной системы Мейрам Аюбаев утверждает, что при этом выигрывает государство, потому что оно деньги не выделяет, выигрывает бизнесмен, потому что он вложил свои деньги и оттуда получил прибыль за счет обслуживания, для которого частная тюрьма — «это всё равно что гостиничный бизнес».

Глава МВД также сообщил депутатам парламента, что его ведомство нашло простое, но эффективное средство борьбы с несанкционированной телефонной связью заключенных с внешним миром. Таким средством, по его словам, являются сплошные заборы высотой до шести метров вокруг тюрем, наращенные сверху еще трехметровой сеткой.

ФОРМА ЗАПАДНАЯ, НО СОДЕРЖАНИЕ МЕСТНОЕ

Ведущий правозащитник Евгений Жовтис, отсидевший три года в тюрьме по обвинению в дорожном происшествии со смертельным исходом, положительно оценивает стремление властей к западным стандартам содержания заключенных. Но прежде чем лишать заключенных передач, длительных свиданий или бороться с мобильной связью, надо поднять уровень питания заключенных, если надо — до западного стандарта, говорит Жовтис.

Он скептически оценивает цифры, приведенные главой МВД о питании заключенных. Если в США, на которые нередко ссылаются в МВД Казахстана, заключенный имеет возможность выбирать из нескольких блюд, то в казахских тюрьмах он имеет один выбор — есть баланду или нет. Такой же подход, по его словам, необходим и к вопросу о ликвидации длительных свиданий.
Правозащитник Евгений Жовтис.

Правозащитник Евгений Жовтис.


— На Западе заключенных отпускают домой на выходные или в других, предусмотренных законом случаях, — говорит правозащитник.

Чтобы не было ажиотажа вокруг запрещенных мобильных телефонов у заключенных, необходимо, по его словам, так наладить связь через таксофоны, чтобы заключенный мог бы, как в западной тюрьме, подойти к таксофону в любое определенное время и позвонить. Что не исключает права администрации прослушивать эти телефонные переговоры, но эти права должны быть закреплены в законе, считает правозащитник.

Что же касается идеи частных тюрем, то с учетом коррупции и самобытности, о которых так любят говорить власти, может оказаться, что заключенные фактически превратятся в батраков или рабов, из которых хозяин тюрьмы будет выжимать максимальную прибыль.

ЛЮБОЙ ШАГ СОДЕРЖИТ ПОТЕНЦИАЛ ВЗЯТКИ?

Президент правозащитной организации «Журналисты в беде» Рамазан Есергепов отсидел три года в тюрьме по обвинению в разглашении государственных секретов. Он также скептичен по отношению к обещаниям властей реформировать тюрьмы.

Главная опасность заключается в том, что любая составляющая предложенной властями страны тюремной реформы содержит в себе коррупционный потенциал, к тому же в размере, превышающем размер сегодняшней коррупции, считает он. Рамазан Есергепов привел несколько примеров:

— Например, борьба с сотовыми телефонами. Несмотря на все эти заборы и глушилки, в зоне всегда остаются места, доступные для сотовой связи. И администрация будет контролировать эти места, предоставляя их заключенным, но уже по более высоким расценкам. То же самое будет, если людям запретят длительные свидания. За хорошие деньги они будут просто отпускать заключенного домой, как уже бывало.

Что же касается передач для заключенных, то, по его словам, уже сегодня в тюрьмах существует отработанная система поборов.
Рамазан Есергепов, директор организации "Журналисты в беде". Алматы, 24 марта 2012 года.

Рамазан Есергепов, директор организации "Журналисты в беде". Алматы, 24 марта 2012 года.


— Например, общий вес передачи должен не превышать 14 килограммов. Однако достаточно «сунуть в лапу» — и в зону можно затаскивать центнерами. После запрета «себестоимость» передач просто возрастет, — убежден правозащитник.

Что же касается института частных тюрем, то в казахстанских условиях это неминуемо приведет к грубейшим нарушениям прав заключенных, из которых бизнес-хозяева будут выжимать наибольшую прибыль, стараясь не только максимально их эксплуатировать, но и как можно дольше удерживать в тюрьме, в том числе и незаконными способами.

Каждый заключенный для тюремной администрации уже сегодня своего рода частная собственность, источник прибыли, а предлагаемая тюремная реформа лишь укрепит эти отношения, убежден правозащитник, отбывший свой тюремный срок «от звонка до звонка».

По данным МВД, в тюрьмах страны находятся 49 тысяч заключенных. В настоящее время Казахстан, по некоторым данным, занимает 31-е место в мире по количеству осужденных на сто тысяч человек.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG