Доступность ссылок

Жалобы на пытки растут, родственникам осужденных остается тихо плакать


Исса Евлоев, отец осужденного Олега Евлоева. Астана, 12 мая 2010 года.

Исса Евлоев, отец осужденного Олега Евлоева. Астана, 12 мая 2010 года.

Казахские правозащитники говорят о безнаказанности сотрудников силовых органов, использующих пытки в отношении подследственных и заключенных. Речь идет и о знаменитом деле, где были осуждены Олег Евлоев и Дмитрий Тян.


ЧИСЛО ЖАЛОБ РАСТЕТ

Анара Ибраева, директор астанинского филиала Казахстанского бюро по правам человека, озвучила на пресс-конференции 12 мая заявление коалиции неправительственных организаций против пыток. В нем они призывают власти Казахстана «принять эффективные меры, направленные на предупреждение и борьбу с пытками и другими видами жестокого обращения, и выполнить рекомендации специального докладчика ООН по пыткам Манфреда Новака и Комитета ООН против пыток».

Согласно данным правозащитных организаций, в Казахстане отмечается рост жалоб граждан на применение пыток: с 64 жалоб в 2005 году до 286 обращений в 2009-м.

Ссылаясь на официальные итоги спецдокладчика ООН по пыткам Манфреда Новака, опубликованные в 2010 году, Анара Ибраева констатировала, что пытки используются для получения признательных показаний в ходе предварительного следствия, а также в качестве меры неформального наказания в тюрьмах и следственных заведениях.

По ее словам, несмотря на наличие 286 обращений, в прошлом году к уголовной ответственности был привлечен только один
сотрудник государственного органа.

Однако 7 апреля 2009 года Ерболат Еримбет, официальный представитель министерства юстиции, заявил, что «уже в первом
Анара Ибраева, директор Астанинского филиала Казахстанского бюро по правам человека. Астана, 12 мая 2010 года.
квартале 2010 года возбуждено пять уголовных дел против сотрудников исправительной системы». Более того, на брифинге он также апеллировал к оценке Манфреда Новака о том, что «в Казахстане наблюдается заметный прогресс в решении проблем, связанных с предупреждением и недопущением пыток».

По мнению правозащитников, главная проблема при объективном и эффективном мониторинге случаев пыток в том, что «расследование по жалобам о применении пыток проводится сотрудниками тех же органов, в отношении которых заявители заявляют о применении пыток».

«Безнаказанность сотрудников силовых органов поощряется тем, что и соответствующая статья уголовного кодекса Казахстана, предусматривающая ответственность за пытки, не соответствует статье первой Конвенции ООН против пыток и редко применяется на практике», – заявила Анара Ибраева на пресс-конференции.

В качестве примера она рассказала о гибели 5 ноября 2009 года заключенного Акылбека Молдасанова в исправительной колонии строгого режима Е166/10, расположенной в Астане. Молдасанов был осужден наравне с десятками сторонников запрещенной в Казахстане религиозной партии «Хизб-ут-Тахрир».

Напомним, что решением судьи городского суда Астаны Жанат Жумабаевой от 28 марта 2005 года международная организация «Хизб-ут-Тахрир-аль-Исламия» была признана экстремистской и ее деятельность была запрещена на территории Казахстана.

В период между 5 и 7 декабря 2005 года одновременно в городах Павлодар, Экибастуз, Тараз, Шымкент, Алматы сотрудниками департамента комитета национальной безопасности Казахстана была проведена спецоперация, в ходе которой, по некоторым данным, было арестовано примерно 30 граждан Казахстана, сторонников идей «Хизб-ут-Тахрир-аль-Исламия».

СРОК ЗА НАМАЗ

Как заявила нашему радио Азаттык в ноябре 2009 года Балжан Алкиева, жена погибшего в астанинской тюрьме Акылбека Молдасанова, ее муж подвергался избиениям даже после осуждения на пять лет тюремного заключения. По словам родственников, на зоне он был поставлен перед выбором: либо исполнение вечернего намаза и опоздание на вечернюю поверку, либо отказ от намаза. Опоздание оценивается, согласно уголовному кодексу, как «злостное неповиновение законным требованиям администрации уголовно-исполнительного учреждения».

Балжан Алкиева, жена погибшего в тюрьме Акылбека Молдасанова. Астана, 25 ноября 2009 года.
В случае с Акылбеком Молдасановым он после полугодового содержания в карцере карагандинской колонии был наказан: дополнительно два года тюрьмы к ранее вынесенному сроку.


- Он был до смерти избит сотрудниками в первый же день прибытия астанинскую колонию Е166/10, потому что отказался взять ведро и тряпку в голом виде. Оказывается, у них есть такой ритуал, но мусульмане даже в бане ходят в шортах, – говорит Балжан Алкиева.

По словам родственников других осужденных членов организации «Хизб-ут-Тахрир-аль-Исламия», их могут наказать карцером даже за то, что они не прикладывают руку к сердцу при исполнении казахстанского гимна. Родные заключенных говорят о случаях постоянного психологического давления и жестоких избиений.

По их заявлениям нашему радио Азаттык, погибший 5 ноября 2009 года Акылбек Молдасанов не является первой жертвой сотрудников исправительной системы. Они утверждают, что ранее в исправительной колонии вблизи города Кентау был убит другой член «Хизб-ут-Тахрир-аль-Исламия» Канат Беимбетов, однако дело не получило огласки.

Правозащитник Анара Ибраева затруднилась однозначно ответить, кто был виновен в пытках и гибели Акылбека Молдасанова, потому что «отсутствует независимое, быстрое и беспристрастное расследование из-за отсутствия независимого органа», который должен иметь «внезапный и беспрепятственный доступ в учреждения закрытого типа».

ШПАГАТ ПОНЕВОЛЕ

На пресс-конференцию неправительственные организации пригласили Иссу Евлоева, отца осужденного на пожизненный срок Олега Евлоева, и Ирину Хан - родственницу Дмитрия Тяна, получившего 25 лет тюрьмы. Напомним, что они были осуждены за убийство матери и ее трех малолетних детей в Астане.

«В основу обвинения моего сына Олега Евлоева легли так называемые явки с повинной, добытые путем жестоких пыток и психологического давления и содержания в течение 70 суток в карантине. Не допускались к нему даже государственные адвокаты», -
У него ребро было выбито, прямо наружу торчало. Зуб был выбит слева нижний. На спине и на груди - черные синяки.
заявил Исса Евлоев на пресс-конференции в Астане.

Ранее нашему радио Азаттык он говорил, что из следственных материалов пропали такие важные улики, как видеокассеты с показаниями Олега Евлоева о пытках в изоляторе временного содержания в Астане и книга учета постояльцев гостиницы «Нурсат», по записям в которой осужденный разместился в гостинице в тот момент, когда погибшие были еще живы.

«У него ребро было выбито, прямо наружу торчало. Зуб был выбит слева нижний. На спине и на груди - черные синяки», - сказал Исса Евлоев.

Ирина Хан также заявила, что из Дмитрия Тяна «выбивались так называемые явки с повинной в присутствии дежурного адвоката, который склонял ее мужа «к нужным ДВД показаниям». Ранее, в интервью нашему радио Азаттык она говорила о простой технологии пыток, которая заключается в том, чтобы насильно усадить взрослого человека на гимнастическую позицию «шпагат».

Ирина Хан, жена Дмитрия Тяна, осужденного на 25 лет. Астана, 12 мая 2010 года.
- Именно этим приемом они воздействовали на волю моего мужа, - сказала Ирина Хан в интервью.

На пресс-конференции она также указала на некоего столичного полковника Б., который «разъяснял» ее мужу, какие нужно дать показания для того, чтобы экстрадировать Евлоева. В противном случае ему объявили бы о том, что он пойдет, как основной и единственный обвиняемый. А если напишет - пойдет как свидетель. Под его диктовку и была написана «явка», сообщила Ирина Хан о деталях громкого дела.

- Позже у следствия были факты, подтверждающие его алиби, показания свидетелей, детализация телефонных разговоров с его сотового и домашнего телефона, когда он вел переговоры. Но следственные органы проигнорировали эти факты, - заявила Ирина Хан.


В ходе судебного процесса только сторона Дмитрия Тяна внесла около 150 жалоб и ходатайств, ряд из которых выглядят ключевыми для выяснения истинной картины трагедии, однако, по словам Ирины Хан, все они были отклонены судом Астаны, а ее муж осужден к 25 годам тюремного заключения.

ЕДИНСТВЕННЫЙ СЛУЧАЙ

Анара Ибраева, тем не менее, видит и некоторые позитивные шаги. Так как после принятия Казахстаном в 2010 году нескольких нормативных документов, регламентирующих процедуру реагирования на заявления подсудимых о пытках, ряд силовых органов, в том числе и департаменты КНБ Казахстана, обратились в правозащитные организации для проведения общественного мониторинга.

Однако, по мнению Анары Ибраевой, в Казахстане «по-прежнему отсутствует механизм эффективного, беспристрастного и быстрого расследования заявлений о пытках». Поэтому, по результатам мониторинга неправительственных организаций, в Казахстане известен только единственный случай Дениса Полиенко из Щучинска Акмолинской области, который доказал и наказал своих истязателей.

«Я бы тоже их наказал, но как?» - бессильно сказал корреспонденту нашего радио Азаттык Исса Евлоев. Резко постаревший за один год отец до сих пор уверен в невиновности единственного сына: «Потому что я его знаю и воспитал сам».

После мрачно-удушливой атмосферы пресс-конференции он тихо плакал в углу. Он сейчас одинок, потому что в апреле умерла жена Евгения Евлоева, а сын получил пожизненный срок с доказательствами явного сомнительного, по его мнению, характера. Осужденный Олег Евлоев сказал на процессе: «Я хотел дожить до суда».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG