Доступность ссылок

Женщины-заключенные пытаются продавать своё шитьё

  • Алия АХМЕДИЕВА

Заключенная Элла Ким работает в швейном цехе предприятия «Енбек-Жаугашты» Алматинской области.

Заключенная Элла Ким работает в швейном цехе предприятия «Енбек-Жаугашты» Алматинской области.

Работницы тюремного предприятия «Енбек-Жаугашты» Алматинской области хотят продавать свои изделия на базаре. Женщины полагают, что потребители брезгуют их товарами.


МЕШАЮТ СТЕРЕОТИПЫ

Осужденная на семь лет за мошенничество, бывший налоговый инспектор Элла Ким впервые за швейную машинку села в тюрьме. За четыре года заключения она освоила азы швейного мастерства и намерена, выйдя на волю, открыть собственное ателье.

— Когда сюда попала, не могла шить. Здесь обучилась на швею и закройщицу. Как только выйду на волю, открою свое дело, — говорит Элла Ким.

Элла Ким работает на тюремном предприятии «Енбек-Жаугашты» в Алматинской области. Здесь ежегодно выпускают продукцию, по официальным данным, на 800 миллионов тенге. Это форменная и специальная одежда, постельные принадлежности, а также рыбные и мясные консервы. Часть продукции расходится по казахстанским тюрьмам и воинским частям. Остальное женщины хотели реализовывать на базарах и зарабатывать деньги. Но этому, на их взгляд, мешают сложившиеся в обществе стереотипы.
Женщины-заключенные работают в швейном цехе, июнь 2012 года.

Женщины-заключенные работают в швейном цехе, июнь 2012 года.


Заведующая швейным цехом тюремного предприятия «Енбек-Жаугашты» Софья Жангурова говорит:

— В основном шьем спецодежду, форменное обмундирование. Качество на высшем уровне. Но реализовывать продукцию сложно, потому что многие покупатели брезгуют покупать товары, изготовленные осужденными. Но я бы нашу продукцию давно отправила на мировой рынок.

Заключенная женской тюрьмы Татьяна Фролова говорит нашему радио Азаттык, что их продукция получила признание даже за пределами Казахстана:

— Наша продукция по Казахстану пользуется спросом только у учреждений юстиции. Хотя признана на международном уровне. Дважды получила почетную премию и золотую медаль в Каннах за безупречную предпринимательскую деятельность.

КАРАГАЧ КАК СИМВОЛ ТЕРПЕНИЯ

Десятилетия назад женская тюрьма в поселке Жаугашты была смешанной. Здесь отбывали наказание мужчины и женщины. В 1930-е годы сюда привозили многих репрессированных.

Аширбай Шамбаев, 85-летний бывший начальник тюрьмы ЛА 155/4, говорит, что был знаком со многими из них, это были дети баев из семипалатинских краёв.
Памятник жертвам политических репрессий в поселке Жаугашты, сделанный руками заключенных, июнь 2012 года.

Памятник жертвам политических репрессий в поселке Жаугашты, сделанный руками заключенных, июнь 2012 года.


— Когда начались репрессии, сюда стали возить людей. Здесь сидели и мужчины, и женщины, между ними был забор из саманного кирпича. Здесь в основном сидели осужденные на длительные сроки, смертников не было. Многие из них впоследствии умерли от пыток, голода и болезней, — говорит Аширбай Шамбаев.

Сегодня в поселке Жаугашты на месте массового захоронения политзаключенных установлен памятник, изготовленный руками мастеров-заключенных. На гранитной плите высечен карагач как символ выносливости и терпения.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG