Доступность ссылок

Туркменистан дал понять, что отклонит от России пути нефти и газа


Символическая часть строившегося газопровода Туркменистан - Китай. 30 августа 2007 года.

Символическая часть строившегося газопровода Туркменистан - Китай. 30 августа 2007 года.

Туркменистан заявил о планах диверсифицировать маршруты экспорта энергоносителей. Заявлено, что маршруты пройдут во всех направлениях, кроме традиционно самого важного, – северного маршрута через Россию.


АЛЬТЕРНАТИВА РУССКОМУ МАРШРУТУ

Туркменистан, как ключевой партнер энергетических планов многих стран, уже давно показывал свою готовность ослабить контроль Кремля над экспортом туркменского газа и нефти. Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов 12 августа собрал высокопоставленных лиц и более подробно рассказал о политике диверсификации экспортных маршрутов.

Новая стратегия призывает к увеличению сотрудничества с западными компаниями, к однозначному предпочтению сделок с Китаем, но в ней отсутствуют упоминания о традиционном энергетическом партнере Туркменистана – России – и европейском проекте газопровода «Набукко».

Аналитик по энергетическим вопросам Мехмет Сейфетдин считает, что Туркменистан намерен увеличить число своих энергетических партнеров, не раздражая Москву. Он говорит, что Туркменистан хочет показать политику баланса в своих международных отношениях и тем самым предотвратить давление России на страну.

– Если Туркменистан хочет сбалансировать российское присутствие, то он будет нуждаться в западных странах, особенно в Соединенных Штатах. Но во избежание недоразумения он также подписал ряд соглашений со странами Персидского залива, которые также находятся в тесной связи с американскими компаниями, – говорит Мехмет Сейфетдин.

НОВЫЕ ЗАПАДНЫЕ КОМПАНИИ

Однако наиболее сенсационной новостью, вероятно, стала инструкция Гурбангулы Бердымухамедова о новых соглашениях по разделу продукции, которые позволили бы иностранной компании участвовать в развитии нефтяных
Президенты Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов (справа) и России - Дмитрий Медведев. Туркменбаши, 13 сентября 2009 года.
месторождений в Небит-Даге и газовых – в Западном Туркменистане.

Итальянская компания «Эни» станет лишь второй иностранной компанией после китайской Национальной нефтяной корпорации (CNPC), которая будет иметь контракт в Туркменистане. Для Туркменистана не впервой сотрудничать с иностранными компаниями по разработке морских месторождений, но для западных компаний путь к подобным контрактам был традиционно трудным.

Обсуждая разработку Туркменистаном каспийского шельфа, Гурбангулы Бердымухамедов выразил намерение сделать этот процесс более гибким, заявив, что рассматриваются заявки от таких американских компаний, как Chevron, TX Oil, ConocoPhilips, а также от компании Объединенных Арабских Эмиратов - Mudabala.

Гурбангулы Бердымухамедов также ясно дал понять, что с точки зрения экспортных маршрутов Туркменистан смотрит на юг. Чиновники получили задание к концу года «принять все необходимые меры» для того, чтобы обеспечить начало экспорта газа через трубопровод TAPI (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия).

Эти планы, как бы то ни было, должны были бы преодолеть нестабильность в Афганистане, которые мешали проекту TAPI в течение прошедших пятнадцати лет. Планы повысить поставки газа Ирану были также упомянуты, хотя Гурбангулы Бердымухамедов не уточнил, говорил ли он о новом газовом экспорте или о выполнении существующих контрактов.

ЗАВИДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КИТАЯ

Крупнейший потребитель туркменского газа на востоке - Китай - отнюдь не был забыт. Президент Туркменистана назвал Китай, с которым уже заключен контракт на покупку примерно 40 миллиардов кубометров газа в год. Китай является предпочтительным источником кредита в 4,18 миллиарда долларов, который позволил бы начать разработку крупнейшего газового месторождения страны – Южного Йолотана.

С предполагаемыми запасами от 4 до 14 триллионов кубических метров Южный Йолотан мог бы потенциально удовлетворить газовые потребности Европейского союза больше чем на двадцать лет.

Туркменское правительство должно будет сказать о том, кто – если кто-то действительно будет – займется разработкой месторождения и куда газ будет поставляться. Но может так случиться, что у Китая будет свой внутренний путь.

Китай предоставлял Туркменистану кредит на три миллиарда долларов в прошлом году, для того чтобы освоить Южный Йолотан, и предоставил ещё четыре миллиарда долларов для завершения первой стадии проекта, благодаря которому Китай будет в завидном положении, когда для Ашгабата настанет время, чтобы выбрать потребителей и партнеров для проекта.

В планах Гурбангулы Бердымухамедова явно ощущается присутствие России, имеющей с советских времен обширный контроль над экспортными трубопроводами, от которых зависит Туркменистан. Россия только два года назад покупала приблизительно от 40 до 50 миллиардов кубометров газа, что составляет приблизительно 90 процентов экспорта Туркменистана.

АШГАБАТ И МОСКВА: ИГРА В ОБВИНЕНИЯ

Российско-туркменские отношения по газу испортились в начале 2009 года из-за спора о ценах и приняли неприятный поворот весной, когда произошел взрыв на основном трубопроводе, по которому туркменский газ шел в Россию. После этого поставки полностью прекратились и началась игра во взаимные обвинения.

Россия в конечном итоге разработала новый контракт, но по нему объем газа составляет лишь четверть того, что Туркменистан имел обыкновение поставлять. Отказ Гурбангулы Бердымухамедова упомянуть Россию может быть знаком того, что отношения не улучшились и Туркменистан ищет клиентов за пределами России.

Александр Яковлев из агентства «РосБизнесКонсалтинг» говорит о том, что это просто бизнес. По его словам, поставщики, владельцы полезных ископаемых, владельцы ресурсов приглашают значительное количество трансконтинентальных, межнациональных корпораций, мировых мегагигантов к партнерству.

– Потребители пытаются на конкурентоспособной основе найти среди этих многочисленных поставщиков те компании, тех поставщиков ресурсов, которые предлагают более выгодные условия, – говорит Александр Яковлев.

Другой ключевой проект, отсутствующий в планах Гурбангулы Бердымухаммедова, - это поддерживаемый Европейским союзом проект «Набукко». Строительство трубопровода длиной 3 300 километров, который должен был ежегодно доставлять в Европейский союз около 31 миллиарда кубометров газа, невозможно без участия Туркменистана как поставщика. Ни одна из компаний, упомянутых Бердымухамедовым, не числилась в качестве акционеров в проекте «Набукко».

Только спустя день после речи президента Туркменистана появился знак того, что Гурбангулы Бердымухамедов намерен воплотить в жизнь свои призывы к диверсификации и что о европейских потребностях в энергии не будет забыто.

В Баку 12 августа первая туркменская нефть пошла по трубопроводу Баку – Тбилиси – Джейхан. Нефть прибыла с туркменского полуострова Челекен в Каспийском море, и большая часть ее в конечном счете достигнет Европейского союза. Это скромное начало, только 36 500 баррелей, но в планах – увеличение объема почти до одного миллиона баррелей в месяц.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG