Доступность ссылок

Необычайный всплеск жалоб в Туркменистане


Жители Лебапской области Туркменистана получают продукты по распределению.

Жители Лебапской области Туркменистана получают продукты по распределению.

Несмотря на опасность публичной критики репрессивного правительства Туркменистана, всё большее число граждан обращается к Туркменской редакции Азаттыка, высказывая недовольство чиновниками.


Публичная критика правительства является практически неслыханным делом в Туркменистане — одном из самых закрытых и репрессивных государств мира. Те, кто открыто выступают против президента или политики его правительства, могут столкнуться с притеснениями со стороны служб безопасности или оказаться в психиатрической больнице — если не в тюрьме. Но похоже, это меняется — по крайней мере, к такому заключению можно прийти, опираясь на некоторые примеры.

Десятки человек из разных частей Туркменистана выходили на контакт с корреспондентами Туркменской редакции Азаттыка — Азатлыка, чтобы выразить свое недовольство властями. В стране, где люди обычно избегают разговоров — даже анонимных — с зарубежными СМИ, некоторые туркмены сейчас говорят публично и даже позволяют снимать себя на видео.

— Приходите и снимите каждый уголок моего дома. Давайте покажем руководству нашей страны, в каких условиях живут обычные люди. Наша жизнь и условия жизни очень отличаются от сообщений в туркменских телепередачах, — говорит 35-летняя домохозяйка Гульнара Нажимова, показывая репортеру свой ветхий дом в Гарашсызлыкском районе Лебапской области.

БЕЗРАБОТИЦА И БЕДНОСТЬ

Основные проблемы многих жителей сельской местности — безработица и бедность, несмотря на огромные запасы ресурсов природного газа в стране.

Муж Гульнары, Мухаммад Пирмонов, из-за проблем со спиной прикован к постели. Заработка у этой семьи с тремя маленькими детьми — нет, она выживает благодаря помощи родственников и соседей.

— У меня есть две просьбы к властям. Обеспечить пособие по инвалидности для моего мужа — и найти мне работу, — говорит Гульнара Нажимова, добавляя, что готова на любую работу — от уборки до сельскохозяйственных работ — лишь бы заработать на жизнь.

Разочарование местными органами власти и побудило ее связаться с Туркменской редакцией Азаттыка.

— Я обращалась с просьбой к районным властям много раз. Я была на каждой ярмарке вакансий. Зарегистрирована в местном центре занятости, но безрезультатно. Когда чиновник центра занятости сказал мне уходить, я была так зла, что решила позвонить Азатлыку, чтобы рассказать мою историю, — говорит Мальчик играет на улице в туркменском селе Гаверс. 9 марта 2014 года.

Мальчик играет на улице в туркменском селе Гаверс. 9 марта 2014 года.

Гульнара Нажимова.

Тем не менее она осторожничает, не критикуя напрямую президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова, на имя которого написала письмо и даже получила ответ из его администрации. Однако местные чиновники в Ашгабате даже при виде этого письма по-прежнему игнорируют её.

Воздержались от критики в адрес президента и две женщины, которые подошли к корреспонденту Азатлыка около хокимията Ашгабата. Они согласились, чтобы их сняли на видео, но попросили не указывать их имена, жаловались на то, что из-за государственного городского проекта реконструкции остались без домов и компенсации. Тысячи домов в Ашгабате были снесены, чтобы на их месте были построены автомобильные дороги, парки и современные многоэтажные жилые дома.

— Я ждала в очереди в течение года, чтобы поговорить с хокимом [мэром] города. Прихожу сюда каждую неделю и жду, чтобы увидеть его, но его помощники отправляют меня домой, говоря, что он занят или в отъезде, — говорит одна из женщин.

Другая говорит, что ждёт встречи с хокимом шестой месяц.

ТОЛЕРАНТНОСТЬ ИЛИ ОТЧАЯНИЕ?

К корреспондентам Азатлыка обращаются в основном с такими социальными и финансовыми проблемами, как жилье, безработица и общественное здравоохранение. Получены десятки телефонных звонков от людей, желающих поделиться подобными проблемами.

По словам директора Туркменской редакции Азаттыка Мухаммада Тахира, так было не всегда.

— Я работаю на Азатлык 11 лет, и помню, как нам было трудно получать какие-либо комментарии от кого-либо в Туркменистане, потому что люди Портрет президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова посреди хлеба.

Портрет президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова посреди хлеба.

боялись. У одного из наших местных корреспондентов было 10 сим-карт, потому что он знал, что после каждого телефонного звонка в Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» туркменские власти отключат его телефон. Обращение людей — это большое изменение, — говорит Мухаммад Тахир.

Является ли это признаком проявления смелости, растущего разочарования народа властями, или это как-то сигнализирует о большей терпимости со стороны правительства в Ашгабате? Как и на многие вопросы о Туркменистане, ответ, скорее всего, мы никогда не узнаем.

— Это неожиданно, что люди готовы говорить таким образом, — говорит Йохан Бихр, глава бюро в Восточной Европе и Центральной Азии организации «Репортеры без границ».

По его мнению, это говорит о доверии к Туркменской редакции Азаттыка. Тем не менее он не исключает, что «отчасти критика может дозволяться», как это происходит в случае с Чечней:

— Мы видели, что в столь репрессивной обстановке, как в Чечне, некоторая степень критики допускается от граждан и простых журналистов, если она не прямо указывает на главу государства.
... некоторая степень критики допускается от граждан и простых журналистов, если она не прямо указывает на главу государства.

По словам Йохана Бихра, в Чечне людям, в какой-то мере, позволено осуждать проблемы с коррупцией или проблемы общественного здравоохранения, «если они явно не критикуют правительство за это или если они критикуют чиновников низших рангов либо просят президента Чечни вмешаться».

Он описывает это как возможное «изменение тактики правительства [Туркменистана], чтобы направить недовольство на нижестоящих чиновников, а не на государственную политику».

Но открыто критиковать правительство в Туркменистане по-прежнему опасно, отмечает Йохан Бихр.

Туркменистан, занимающий 178-е место из 180 стран согласно последнему «Всемирному индексу свободы прессы» организации «Репортеры без границ», остается одним из наименее свободных в мире.

В подготовке материала участвовали Фарангиз Наджибулла и Алиса Вальсамаки.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG