Доступность ссылок

«Мертворожденный» закон о СМИ


Спутниковые тарелки, установленные рядом с традиционным туркменским жилищем. Ашгабат, 16 августа 2011 года.

Спутниковые тарелки, установленные рядом с традиционным туркменским жилищем. Ашгабат, 16 августа 2011 года.

Вступил в силу первый в истории независимого Туркменистана закон о СМИ. Международная организация «Репортеры без границ» назвала его мертворожденным.


Шемшат — из Туркменистана, она студентка факультета журналистики, учится в России.

— В принципе, закон красиво расписан, как и все наши законы, начиная с Конституции, но, к сожалению, они не работают, — говорит Шемшат С. в комментарии Азаттыку.

ПРОПАСТЬ

Наличие закона — это небольшой шаг вперед, придется многое менять, чтобы закон заработал на деле, считает генеральный секретарь международной прессозащитной организации «Репортеры без границ» Кристоф Делуар.

Организация приветствует разработку и принятие закона, однако, подчеркивается в пресс-релизе, до сих пор ничего не сделано, чтобы сузить пропасть между официозом и реальностью одной из самых закрытых и репрессивных стран мира.

«Государство должно „гарантировать плюрализм СМИ и независимость“, но на практике средства массовой информации... контролируются государством и независимая журналистика немыслима. Мы настоятельно призываем власти привести практику в соответствие с их собственным законодательством», - говорится в заявлении «Репортеров без границ».
Официальные издания Туркменистана. Ашгабат, 16 августа 2011 года.

Официальные издания Туркменистана. Ашгабат, 16 августа 2011 года.


Статья 59 закона о СМИ гарантирует доступ общественности к иностранным средствам массовой информации. Шемшат каждый раз сталкивается с большими трудностями в поисках информации, когда возвращается на каникулы в Ашгабат.

— Положа руку на сердце скажу вам: власти до сих пор ничего не сделали, чтобы туркменистанцы на деле имели право доступа к СМИ. Я не говорю о каких-то экстремистских или порнографических источниках. Например, у нас в стране нет доступа к тем сайтам, которые мне нужны для написания курсовых и дипломной работы, — говорит Шемшат.

Аганазар, юрист из Ашгабата, сомневается в искренности намерений властей, ссылаясь на то, что закон рассматривает СМИ как особый механизм регулирования социальных и культурных взаимоотношений государства и общества и поэтому их деятельность должна осуществляться в контексте соблюдения общепринятых правовых и морально-этических норм и правил.

— Это значит, что власти в любой момент могут сослаться, например, на какой-нибудь надуманный восточный менталитет, на какие-либо обычаи и закрутить гайки, — говорит Аганазар.

Согласно статье 6, правительству Туркменистана предоставлены такие полномочия, как «определение государственной политики в области средств массовой информации и контроль за ее осуществлением».

В стране действует одно информационное агентство, семь национальных телеканалов, пять местных радиостанций и 39 печатных изданий; учредителем большинства из них является президент страны Гурбангулы Бердымухамедов.

Существует лишь один формально частный еженедельник Союза промышленников и предпринимателей Rysgal («Успех»). Появился он в 2010 году по инициативе президента и с оговоркой, что будет освещать только позитив.

ПАРАЛЛЕЛИ

«Репортеры без границ» проводят параллель между запретом на цензуру в законе о СМИ и недавним официальным отказом властей от однопартийной системы. И то и другое — иллюзия, считают аналитики. В стране однопартийная система, а выборы продолжают оставаться неконкурентоспособными.
Женщины, одетые в традиционную туркменскую одежду, рядом со зданием Национального пресс-центра. Ашгабат, 17 ноября 2010 года.

Женщины, одетые в традиционную туркменскую одежду, рядом со зданием Национального пресс-центра. Ашгабат, 17 ноября 2010 года.


Эксперты отмечают контраст между репрессивным режимом в стране и тем, что изложено в статье 4 закона о СМИ, которая называется «Принципы государственной политики в отношении средств массовой информации».

Перечисляются такие положения закона, как «никто не может запретить или препятствовать средствам массовой информации распространять информацию, представляющую общественный интерес, иначе как в соответствии с законом; ...граждане Туркменистана имеют право использования любых форм средств массовой информации для выражения мнений и убеждений, поиска, получения и распространения информации; ...запрет цензуры СМИ, ...вмешательства в деятельность средств массовой информации и ...монополизации средств массовой информации физическим или юридическим лицам».

Насколько эти положения окажутся действенными, судить трудно. Ознакомившись с систематическими отчетами международных организаций о свободе СМИ, по каждому из пунктов закона можно найти явное противоречие с действительностью.

— Еще рано радоваться, — говорит Азаттыку руководитель Русской общины в Туркменистане Анатолий Фомин, проживающий в Москве. — Многие положения закона — это чистая теория, на практике всё иначе. В отсутствие широкомасштабных реформ благие намерения так и останутся на бумаге.

До сих пор остаются в заключении активисты Аннакурбан Аманклычев и Сапардурды Хаджиев, которые помогали французской телекомпании «Галакси Пресс» в подготовке материала для фильма о социальной жизни туркмен.

Несмотря на призывы международных организаций, в том числе ООН и ЮНЕСКО, власти не расследуют причины загадочной смерти в тюрьме журналистки Туркменской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Огульсапар Мурадовой. На теле журналистки имелись следы жестокого обращения.
Огульсапар Мурадова, корреспондент Туркменской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода», погибшая в тюрьме в 2006 году.

Огульсапар Мурадова, корреспондент Туркменской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода», погибшая в тюрьме в 2006 году.


Корреспондент Радио Азатлык Довлетмурат Язкулиев был приговорен к пяти годам тюрьмы по сфабрикованному обвинению в октябре 2011 года. Через несколько недель он был помилован президентским указом.

— У меня сомнения и по поводу статьи 37 закона, — продолжает Анатолий Фомин, — где говорится, что госучреждения обязаны ответить в течение трех дней на запросы об информации общего интереса. Ни один туркменский чиновник не осмелится дать вам письменный ответ на вопросы. В лучшем случае отговорки. То же самое и в судах: несмотря на закон и Конституцию, часто осужденные не могут получить на руки решения суда.

Нужно предусмотреть обратную связь, то есть наказание чиновника за невыполнение закона, тогда, возможно, законы заработают, считает проживающий в Москве руководитель Русской общины в Туркменистане Анатолий Фомин.

В целях безопасности в статье указаны псевдонимы опрошенных активистов.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG