Доступность ссылок

Власти Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана опасаются, что так называемые турецкие школы насаждают протюркские и религиозные идеи, которые могут поставить под угрозу светские режимы.

Саиджон говорит на четырех языках и стал победителем двух международных олимпиад среди школьников. В то время как поездки за границу находятся за пределом мечтаний большинства учеников в Таджикистане, лицей, в котором учится Саиджон, открывает для своих студентов весь мир.

— Я ездил во многие страны для участия в образовательных олимпиадах. Я был в Казахстане, Монголии и во Вьетнаме. У нас есть возможность увидеть мир, расширить наши знания и представлять Таджикистан на международной арене, — говорит Саиджон.

СОВРЕМЕННЫЕ И ПОПУЛЯРНЫЕ

Лицей имени Хаджи Кемаля пользуется огромной популярностью среди детей элиты и благополучных семей Таджикистана. Уроки ведутся на четырех языках: английском, турецком, русском и таджикском.
Здание лицея имени Хаджи Кемаля в Душанбе.

Здание лицея имени Хаджи Кемаля в Душанбе.


В отличие от многих обычных школ страны, лицей имеет современное оборудование. Его тщательно отремонтированное двухэтажное здание и окруженный забором двор выделяются среди соседних зданий района.

Первые так называемые турецкие школы в Центральной Азии появились в середине 1990-х годов. Эти турецкие образовательные учреждения, так же как и в других странах от России до Северной Америки, были основаны движением «Гюлен», возглавляемым турецким исламским ученым и писателем Фетуллой Гюленом — мусульманином-суннитом, проповедующим терпимость и диалог между различными религиями.

Только в одном Узбекистане ранее действовало более 65 турецких образовательных учреждений. В соседнем Кыргызстане имеется около 25 турецких школ, включая лицеи и два университета. В Таджикистане таких учреждений шесть.

По всей Центральной Азии турецкие школы славятся своими строгими образовательными методами и дисциплиной и высоко оцениваются студентами и родителями.

Студенты турецких лицеев часто занимают призовые места на национальных и международных образовательных олимпиадах. Легко проходя языковые тесты, многие из их выпускников получают стипендии для учебы в западных университетах.

Родители встают в длинные очереди, чтобы записать своих детей в турецкие школы, надеясь, что это образование принесёт им блестящее будущее.

«БОЛЬШЕ ЧЕМ ПРОСТО ОБРАЗОВАНИЕ»?

В то же время турецкие образовательные учреждения в последнее время находятся под пристальным вниманием властей в Центральной Азии. Политики, а также многие ученые и журналисты подозревают, что в программе этих учреждений дается больше чем просто образование.
Турецкий лицей "Себат" в Кыргызстане.

Турецкий лицей "Себат" в Кыргызстане.


В Туркменистане органы образования обязали турецкие лицеи убрать историю религии из образовательной программы.

В Таджикистане — единственной персоязычной стране региона — власти, а также учёные предупреждают об угрозе протурецких идей. Они опасаются, что в этих школах в их стране пропагандируют турецкое влияние и язык.

Однако самый жесткий подход к турецким школам действует в Узбекистане. В 1999 году Ташкент закрыл все турецкие лицеи в стране, после того как отношения с Анкарой ухудшились.

В этом году авторитарные власти Узбекистана под руководством президента Ислама Каримова пошли еще дальше и арестовали как минимум восемь журналистов — бывших выпускников турецких школ. Их признали виновными в учреждении незаконной религиозной группы и участии в экстремистской организации. Согласно государственной прессе Узбекистана, заключенные мужчины являлись членами запрещенной религиозной группы «Нурчилар» и получили тюремные сроки от шести с половиной до восьми лет. Сами журналисты отрицают обвинения.

Последователи «Нурчилара» активно действуют в Узбекистане с начала 1990-х годов и ставят цель ослабить светскую систему страны, утверждает здесь государственная пресса.

Узбекские чиновники высказывали подозрения, что выпускники турецких школ используют свои должности в правительстве и других ключевых учреждениях для ослабления светского правления. Они обвиняют выпускников турецких школ в продвижении агрессивной формы ислама и даже усилении роли ислама в политической жизни.

ПОСЛЕДОВАТЕЛИ ГЮЛЕНА И НУРСИ

Фетулла Гюлен признан как умеренный исламский мыслитель, который осуждает экстремизм и терроризм и выступает за терпимость и гармонию в обществе. Он автор более 60 книг о религии, суфизме, по социальным и образовательным вопросам, об искусстве, о науке и спорте.

Религиозный деятель Фетулла Гюлен.

Религиозный деятель Фетулла Гюлен.

68-летний ученый призывает мусульман изучать как религию, так и современную науку, в том числе теорию эволюции Дарвина.

Ранее он также был последователем Саида Нурси, после чего разошелся с главным движением этого турецкого мыслителя, которое многие считают основой «Нурчилара».

Однако, по мнению проживающего в России ученого Ильхома Мероджова, группы или исламской идеологии под названием «Нурчилар» нет.

Ильхом Мероджов говорит, что в Узбекистане есть последователи Нурси — турецкого религиозного мыслителя, который выступал за совмещение научного и религиозного образования, поддержал участие Турции в западных организациях и попытался объединить мусульман и христиан в борьбе против коммунизма.

Ильхом Мероджов, чьи переводы работ Нурси не позволяют ему вернуться в родной Узбекистан, говорит, что, несмотря на то что среди последователей Нурси и Гюлена есть выпускники турецких лицеев, это не значит, что эти люди имеют отношение к турецким школам.

— Требования узбекских властей не имеют никакого смысла. Более того, работы Гюлена и Нурси выступают за совершенно противоположное религиозному экстремизму, — говорит Ильхом Мероджов.

— В 14 томах работ Саида Нурси нет ни одной страницы, упоминающей экстремизм. Точно так же работы Фетуллы Гюлена не имеют ничего общего с экстремизмом. Совсем ничего. Их работы — о науке и религии. Они призывают учить как науку, так и ислам, потому что ислам говорит, что человек, который понимает науку, может лучше понять ислам. Эти два ученых поддерживают диалог, они поддерживают мирное сосуществование, — говорит Ильхом Мероджов.
Стадион турецкого лицея "Себат" в Кыргызстане.

Стадион турецкого лицея "Себат" в Кыргызстане.


Фетулла Гюлен в настоящее время проживает в США, он осуждает терроризм и настаивает, что между терроризмом и исламом нет связи. В Турции его обвиняют в попытке свергнуть светскую систему, для того чтобы заменить ее исламским государством. Однако в 2006 году турецкий суд его оправдал.

В движении Гюлена настаивают, что у них нет политической программы. И с недавних пор в турецких школах начали предпринимать шаги, чтобы это доказать.

В этом году турецкие лицеи в Таджикистане пошли на беспрецедентный шаг, пригласив местных журналистов изучить их учебные программы, чтобы убедиться в том, что они не имеют «подозрительного» и «опасного» содержания.

В Туркменистане турецкие школы согласились с требованием властей исключить из учебных программ все предметы, имеющие отношение к религии.

«НОВЫЙ ВРАГ»?

Что касается Узбекистана, маловероятно, что турецкие школы возобновят свою работу в ближайшем будущем.

Многие узбекские эксперты считают, что турецкие школы и так называемые последователи «Нурчилара» стали жертвами паранойи узбекских властей о диссидентстве и оппозиции.

Узбекский политический аналитик Ташпулат Юлдашев говорит Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода», что «„Нурчилар“ — это просто новый враг, созданный властями, чтобы оправдать свою политику репрессий».
Табличка у входа в здание бывшего турецкого лицея в Хорезме.

Табличка у входа в здание бывшего турецкого лицея в Хорезме.


— Из-за своего собственного страха Ислам Каримов начал борьбу против групп ваххабитов, «Хизб-ут-Тахрира» и «Акрамии». Сейчас все они подавлены, и Каримов должен найти нового врага. Это показывает, что есть проблемы внутри страны и что Каримов чувствует себя неуверенно. Чтобы держать людей в постоянном страхе и отвлечь их от социальных и экономических трудностей, ему всегда нужен новый враг, — говорит Ташпулат Юлдашев.

В лицее имени Хаджи Кемаля в Душанбе Саиджон с нетерпением надеется, что поедет за границу в англоязычный университет учить физику.

— Я хочу поехать или в Прагу, или в Сеул. Я там выучусь и вернусь домой, чтобы служить моей стране, — говорит Саиджон.

Перевод статьи осуществлен Казахской редакцией Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода». Автор перевода — Анна Клевцова.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG