Доступность ссылок

Турция для Египта - пример для подражания или во избежание?


Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган. Анкара, 1 февраля 2011 года.

Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган. Анкара, 1 февраля 2011 года.

После ухода президента Хосни Мубарака в ходе протестов в Египте многие задаются вопросом: что дальше? В качестве подходящей модели перехода от авторитаризма к демократии в Египте предлагается Турция, но так ли она идеальна?


Никогда еще Турция не была таким источником вдохновения. Называвшаяся во времена Османской империи «больным человеком Европы», сейчас эта страна на стыке Европы и Азии достигла невиданных ранее высот и приводится как пример для подражания.

Большая территория, мусульманское большинство, молодое население и всемогущая военная элита, – кажется, все дороги в Египте ведут в Анкару, или же, лучше сказать, в Стамбул, – столицу бывшей Османской империи и колыбель правящей партии Турции «Справедливость и развитие».

ТУРЕЦКИЙ ПУТЬ

Консервативная партия «Справедливость и развитие», во главе с премьер-министром Турции Реджепом Эрдоганом (в прошлом – радикальный исламист и мэр Стамбула), опирается на концепцию политического ислама. К наибольшим заслугам партии относят модернизацию и демократизацию страны с населением 73 миллиона человек, а также ставку на вступление в Евросоюз.

Первое условие этого – ослабление роли военной элиты, чья традиционная функция арбитра в общенациональной политике считалась незыблемой в течение последних 50 лет и смогла пережить четыре смены правительства.

В сентябре 2010 года Европейский союз и другие западные страны одобрили конституционные реформы, инициированные правительством и позднее получившие одобрение на референдуме. Реформы позволили рассматривать дела против военнослужащих в обычных судах и лишили иммунитета верховных главнокомандующих, причастных к военному перевороту 1980 года.

ОБРАЗЕЦ ДЛЯ ЕГИПТА?

Процесс демилитаризации Турции особенно интересен для Египта, где главнокомандующие все еще популярных и авторитетных вооруженных сил взяли под контроль управление государством после ухода в отставку президента Хосни Мубарака.

Сейчас Военный совет в Египте должен решить, в каком объеме демократизировать страну и переходить к общегражданской юрисдикции, расширяя при этом политическую арену, куда войдет также и происламистская организация «Братья-мусульмане». Дженгиз Актар, профессор по изучению Евросоюза в Стамбульском университете Бахджесехир, видит тот факт, что демилитаризацию Турции провели бывшие исламисты, как символ и возможный источник
Демилитаризация уже имела место в разнообразных формах в Средиземноморских странах: имеются примеры Испании, Португалии, Греции. В Турции она была достигнута с помощью политического ислама, поскольку не было никакой другой силы, которая могла бы это сделать.
вдохновения для Египта.

«Демилитаризация уже имела место в разнообразных формах в Средиземноморских странах: имеются примеры Испании, Португалии, Греции, – говорит профессор. – В Турции она была достигнута (и все еще идет этот процесс) с помощью политического ислама, поскольку не было никакой другой силы, которая могла бы это сделать. Интересно, что военная риторика и идеология всегда называли политический ислам врагом страны. Поэтому политический ислам стал, – может, и против своей воли – политической силой, которой дано демилитаризировать и нормализировать турецкую демократию».

Партия «Справедливость и развитие», которая, возможно, останется у власти третий срок подряд после грядущих выборов в этом году, заслуживает похвалы за то, что углубила демократические преобразования и, следовательно, ослабила боязнь того, что приход к власти исламистской партии неизменно влечет за собой внедрение норм шариата, отмечает Дженгиз Актар.

«Политический ислам в Турции позволил маргинальным группам и изолированным группам верующих получить доступ к общественной жизни страны. Ранее эти группы были в прямом смысле слова исключены из политической и экономической жизни. Политический ислам явился очень полезным инструментом для выхода на этих людей и, следовательно, расширения базы электората», – считает Дженгиз Актар.

ПОДРЫВ СВЕТСКИХ ЦЕННОСТЕЙ

В то же время оппоненты партии «Справедливость и развитие» обвиняют власть в посягательстве на светское устройство государства – один из важнейших постулатов основателя современной Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка.

Партия полностью отрицает это обвинение, иногда подчеркнуто угощая
Студенты держат плакат "Университет говорит "Нет" лжецам из АКП" (партии "Справедливость и развитие"). Стамбул, 2 сентября 2010 года.
иностранных журналистов спиртными напитками на пресс-конференциях.
Однако гораздо больше беспокоит тенденция постепенного наступления на свободу прессы. В тюрьмы сажают многих журналистов, сотни военнослужащих – действующих и отставных. Их обвиняют в причастности к военным заговорам, существование которых до сих пор не доказано.

Гарет Дженкинс, специалист по вопросам госбезопасности Турции из Стамбула, считает, что Турции еще далеко до того, чтобы ее ставили в пример Египту. Напротив, считает она, эти две страны очень схожи в применении полицейских репрессий.

Так, по ее словам, в последнее время в Турции преследуются оппозиционные СМИ, взыскиваются огромные налоговые штрафы, в размере более 2,5 миллиона долларов, с крупнейшего независимого издательства «Доган». Правительство принуждает критиков некоторых газет уйти с работы, говорит Дженкинс.

ДЕМОКРАТИЯ КАК ТРАМВАЙ

Еще в бытность мэром Стамбула Реджеп Эрдоган сравнил демократию с трамваем: «Вы едете на нем до своего пункта назначения и выходите».
По прошествии нескольких лет Реджеп Эрдоган все так же неопределенно выражается о значении демократии. Так, в интервью журналу «Уол Стрит Джорнал» в 2010 году он описал демократию как «инструмент», отмечая, что конечной целью является «счастье народа».

Одновременно с отдалением от Запада происходит сближение Турции с другими арабскими и мусульманскими государствами, что выражается, к примеру, в критике Израиля и устной поддержке иранской ядерной программы.

«Если посмотреть на то, что происходит в Египте, видно, что при авторитарном режиме всегда имеется элита, которая обогащается за счет народа. То же самое случилось и в Турции: люди, близкие к правящей элите, сейчас получают все госзаказы, – комментирует Гарет Дженкинс. –
Есть ирония в том, что Турция ставится в пример Египту, когда на самом деле в последние годы в ней произошел сдвиг назад.
Конечно, правительство достигло большой региональной популярности, критикуя Запад. Поистине, есть ирония в том, что Турция ставится в пример Египту, когда на самом деле в последние годы в ней произошел сдвиг назад».

Не меньше иронии в том факте, что теперь уже дискредитированные вооруженные силы традиционно являлись прозападной силой в Турции, как это и намечал Ататюрк.

По мнению критиков правящей партии «Справедливость и развитие», реформы послужили лишь ширмой для ослабления военной элиты и судебной власти. Турция для Египта должна служить не образцом для подражания, а примером того, что нужно избегать, считает Гарет Дженкинс.

По ее мнению, демилитаризация политической арены совсем не обязательно приводит к демократизации, поэтому Египту следует остерегаться простой замены авторитарного режима во главе с военными на другой авторитарный режим во главе с гражданскими служащими.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG