Доступность ссылок

Турция обращается к России в борьбе против ИГ


Самолет германских Вооруженных сил готовится к вылету с авиабазы Инджирлик. 8 января 2015 года.

Самолет германских Вооруженных сил готовится к вылету с авиабазы Инджирлик. 8 января 2015 года.

Что это — простая демонстрация решения, или новое убеждение, или же отчаяние? Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу сказал 4 июля в Стамбуле, что Турция может «открыть военно-воздушную базу Инджирлик» России, «как открыла ее для всех, кто активно борется» с экстремистской группировкой «Исламское государство» (ИГ).

«Мы сотрудничаем со всеми, кто борется с ИГ, почему мы не сможем точно так же сотрудничать и с Россией?» — сказал Чавушоглу.

Практически все СМИ привели цитату Чавушоглу о том, что Турция готова пойти так далеко, как открыть базу Инджирлик России для этих целей. Очевидно, это зашло слишком далеко. Русские отреагировали удовлетворенно, а оппоненты в Анкаре (и, возможно, на Западе) «пошли на баррикады».

Зашел ли он слишком далеко? Эти сообщения вскоре исчезли из Интернета.

Публикация на сайте Aksam daily о том, что министр иностранных дел Турции Чавушоглу не исключил открытие базы Инджирлик для России.

Публикация на сайте Aksam daily о том, что министр иностранных дел Турции Чавушоглу не исключил открытие базы Инджирлик для России.

​Чавушоглу затем опроверг, что Турция открывает базу для России. «Я не говорил об Инджирлике. Я повторил то, что сказал наш президент, и это то, что мы готовы сотрудничать с Россией в борьбе против терроризма», — сказал он.

После того как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган достиг удивительных соглашений по нормализации и улучшению отношений с Израилем и Россией за последние примерно 10 дней, критики как правых, так и левых сил начали на него нападать.

«Что изменилось, что вы делаете поворот на 180 градусов?»

«Вчерашние братья-джихадисты становятся сегодняшними террористами».

«Вы продали Газу за сделки с Израилем».

Это, как кажется, не сильно беспокоит Эрдогана. «Мы никогда не сходили с нашего пути. Мы просто исправляем то, что пошло не так в наших отношениях с Россией и Израилем из-за искусственной напряженности», — заверил он своих сторонников.

Не исключается даже возможность терпеть президента Сирии Башара Асада как минимум в переходный период, сообщается в турецкой прессе.

Однако каждый турецкий гражданин, которого я спрашивал и который не привержен какой-либо идеологии, сказал: «Забыть на минуту всю эту враждебность в Турции и за ее пределами, почему бы и нет?»

Слишком долго, более чем 32 года, Турция платила ужасную, кровавую и дорогую цену за террор PKK, без того, чтобы разобраться с корнем зла. ИГ, с другой стороны, является довольно новым явлением, которое превратилось в быстро распространяющуюся холеру вслед за легким падением или ошибочным свержением ближневосточных диктаторских режимов, на смену которым пришли фундаменталистские или экстремистские группировки.

В начале этого десятилетия склоняющийся к исламизму Эрдоган проявлял слишком много энтузиазма по поводу «арабской весны» и начал поддерживать группировки в соседней Сирии, Ираке и даже Египте, в надежде на то, что вскоре на смену некоторым из них могут прийти более близкие по духу. Этого не произошло, и вскоре его исламское «братство» — большая часть которого является экстремистской и насильственной в мыслях и действиях — начало кусать и Турцию.

Ахмет Уста — профессиональный плотник из Акшехира, сейчас проживающий в Анкаре, убежденный избиратель-консерватор — выразил мне свое мнение турецкой пословицей: «Где бы ты ни остановил свою потерю — это выгода». Нургуль Ханим — светский юрист в отставке и ярый оппонент Эрдогана — сказала мне то, что я слышал за последний год или около того во всех уголках турецкого общества: «Мы беспокоимся за само существование и территориальную целостность этой прекрасной страны и сейчас очень серьезно обеспокоены за жизни наших близких и граждан Турции».

«Эрдоган и AKP [Партия справедливости и развития] могут быть виновны во многих проступках. Это сложные времена для Турции. Повороты на 180 градусов необходимы, и лучше всего, чтобы их провел тот, кто больше всего ошибся, но также и, если честно, очень многое сделал за последние десять лет или около того в экономике и социальных услугах», — говорит 30-летний специалист по высоким технологиям Арпер.

Перевела с английского Анна Клевцова.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG