Доступность ссылок

Душанбе и Ташкент ищут работу для вернувшихся из России мигрантов


Трудовые мигранты из Таджикистана отдыхают после работы на рынке на окраине Москвы.

Трудовые мигранты из Таджикистана отдыхают после работы на рынке на окраине Москвы.

Власти Таджикистана и Узбекистана в поисках решения потенциально большой проблемы, связанной с сокращением рынка трудовой миграции в России.

За последнее десятилетие миллионы жителей Таджикистана и Узбекистана, а также много граждан Кыргызстана отправлялись на поиски работы в Россию в связи с недостатком рабочих мест на внутреннем рынке.

Перспектива возвращения огромного числа трудовых мигрантов, имеющих очень маленький шанс найти работу на родине, вызывает опасения по поводу возможных социальных волнений. В связи с этим власти в Душанбе и Ташкенте обдумывают, что делать с этим потоком рабочей силы. В обеих странах возникла одна и та же идея — перераспределение. Интереснее всего то, что два государства обратились к одной и той же стране в качестве возможной альтернативы — Южной Корее.

В Узбекской редакции Азаттыка сообщают, что министерство труда и социальной защиты Узбекистана во время визита в июне парламентской делегации Южной Кореи узнавало о возможности повысить квоты для узбекских рабочих. Источники в министерстве не смогли сказать, какое именно повышение квоты рабочих мест стремились получить. Согласно двухстороннему соглашению 2007 года, Южная Корея может принять до 22 с половиной тысяч работников из Узбекистана. В настоящее время в Южной Корее работает более 15 тысяч граждан Узбекистана.

Трудовые мигранты из Узбекистана на строительной площадке в российском городе Краснодаре.

Трудовые мигранты из Узбекистана на строительной площадке в российском городе Краснодаре.

В конце июня министр труда и миграции Таджикистана встретился с официальными лицами из посольства Южной Кореи, он также узнал о возможностях работы в Южной Корее для таджикских трудовых мигрантов. Независимое таджикское новостное агентство «Азия-плюс» сообщило об этой встрече, однако отметило, что обе стороны лишь «выразили готовность расширить сотрудничество».

Точное количество таджикских трудовых мигрантов в Южной Корее в настоящее время неизвестно, однако их определенно меньше, чем трудовых мигрантов из Узбекистана. В обоих случаях число трудовых мигрантов, которых может принять Южная Корея, составляет только малую долю граждан Таджикистана и Узбекистана, которые уже ищут или в ближайшие месяцы начнут искать работу.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон принял в июне новую меру, направленную на повышение занятости в стране. Как сообщает Таджикская редакция Азаттыка, Эмомали Рахмон подписал указ о том, что 90 процентов сотрудников во всех иностранных компаниях, ведущих дела в Таджикистане, должны составлять «местные специалисты». По ранее действовавшему указу граждане Таджикистана должны были составлять 70 процентов штата иностранных компаний в Таджикистане.

В других центральноазиатских государствах, в частности в Казахстане, также были введены квоты для найма местных специалистов и покупки товаров и материалов. Однако в Казахстане, где огромные резервы углеводородов, урана, черных и цветных металлов, больше возможностей, чем в Таджикистане, и политические и экономические риски в Казахстане гораздо более низкие.

Таджикский экономист Собир Вазиров сказал Азаттыку, что, в то время как местным специалистам платят около тысячи сомони (160 долларов) в месяц, иностранные работники в тех же самых компаниях, скорее всего, получают в десять раз больше. В связи с этим работодатели могут даже сэкономить средства, принимая на работу больше местных работников.

Эти шаги могут решить только часть проблемы, но они указывают на то, что таджикские и узбекские власти осознают потенциал стоящей перед ними проблемы и пытаются найти выход из ситуации.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG