Доступность ссылок

Почему Россия нагоняет страх на Туркменистан?


Боевики «Исламского движения Узбекистана» в афганской провинции Кундуз.

Боевики «Исламского движения Узбекистана» в афганской провинции Кундуз.

Заявления российских чиновников или сообщения в СМИ последнего времени создают впечатление того, что страны Центральной Азии на грани катастрофы и что исламистские боевики из Афганистана готовятся прорваться через их границы и создать там халифат.

Некоторые относятся к таким предупреждениям со скептицизмом, считая, что Россия, на фоне новой конкуренции с Китаем и Западом в Центральной Азии, обратилась к своему основному политическому инструменту в борьбе за влияние — вопросу безопасности, чтобы вновь вернуть эти страны в орбиту Москвы.

Туркменская редакция Азаттыка провела круглый стол, посвященный обсуждению вопросов объективности исламистской угрозы для Туркменистана и мотивов московских предостережений Ашгабату и правительствам других стран Центральной Азии, а также сообщений о помощи стране со стороны мировых держав.

Дискуссию вел директор Туркменской редакции Азаттыка Мухаммад Тахир. В ней участвовали эксперт по Афганистану Российского совета по международным делам Никита Мендкович, аналитик по Центральной Азии и главный научный сотрудник Института истории Российской академии наук Артем Улунян, полковник в отставке Шерил Гарнер, ранее руководивший группой исследований НАТО по Центральной и Южной Азии, а также журналист пражского офиса Азаттыка Брюс Панниер.

Несколько лет назад российские официальные лица предупреждали о возможных последствиях вывода иностранных войск из Афганистана для Центральной Азии. После побед в прошлом году группировки «Исламское государство» (ИГ) на Ближнем Востоке эти предупреждения из России стали доноситься чаще и с большей настойчивостью.

НАСКОЛЬКО СУЩЕСТВЕННА УГРОЗА?

Никита Мендкович начал с упоминания того, что в афганско-туркменском приграничье присутствуют талибы и связанные с ними группировки.

Грузовые автомобили на территории Туркменистана близ границы с Афганистаном. Иллюстративное фото.

Грузовые автомобили на территории Туркменистана близ границы с Афганистаном. Иллюстративное фото.

— Некоторые группировки нападают на позиции Туркменистана, в приграничной зоне атакуют полицию Афганистана, а в некоторых местах афганское правительство действительно не контролирует ситуацию, — отмечает Никита Мендкович.

Тем не менее, по словам Артема Улуняна, остается неясным, контролирует ли руководство талибов какие-то из этих вооруженных формирований на севере Афганистана, которых также называют движением «Талибан». Он считает, что там действуют «неконтролируемые группы».

Шерил Гарнер приводит в пример «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ), которое недавно усилило свои позиции на севере Афганистана благодаря присоединившимся боевикам, бежавшим из Северного Вазиристана после наступления пакистанской армии на их позиции. По его мнению, угроза для Центральной Азии в большей степени исходит от ИДУ, нежели от талибов.

Ранее уже были отдельные сообщения о нескольких группировках в Афганистане, называющих себя ИДУ и присягнувших на верность ИГ. И хотя находящиеся на севере Афганистана группировки не способны на вторжение в Центральную Азию, у них есть потенциал для дестабилизации обстановки.

Так что же, получается, Россия права, когда говорит, что страны Центральной Азии нуждаются в помощи Москвы, чтобы предотвратить дестабилизацию обстановки, и является ли исходящая от боевиков угроза единственной причиной заботы Кремля?

Определить истинные цели российских властей, по мнению Артема Улуняна, затруднительно. Однако можно предположить, что главная задача России — распространить свое влияние на этот регион «независимых государств», в котором сейчас «можно наблюдать признаки кризиса».

Поезда на железной дороге, связывающей Казахстан, Туркменистан и Иран. Дорога открыта 3 декабря 2014 года.

Поезда на железной дороге, связывающей Казахстан, Туркменистан и Иран. Дорога открыта 3 декабря 2014 года.

Тем не менее Никита Мендкович считает, что основания для обеспокоенности у Москвы есть, несмотря на то что Туркменистан не имеет общих границ с Россией, он граничит с Казахстаном — который, в свою очередь, граничит с Россией.

— Ирак находится далеко от Соединенных Штатов, но Соединенные Штаты заинтересованы ситуацией в этой стране. Они думают, что нынешняя ситуация в Ираке представляет собой угрозу для Европы, для Соединенных Штатов и для всего современного мира. Так что Россия гораздо ближе к Туркменистану, — говорит Никита Мендкович.

РОССИЙСКИЕ ВОЙСКА В ТУРКМЕНИСТАНЕ?

Тогда возникает другой вопрос: есть ли вероятность того, что Россия уже разместила свои войска в Туркменистане, о чем в некоторых публикациях строились предположения?

Никита Мендкович выражает уверенность в том, что с учетом текущего состояния туркменско-российских отношений это невозможно. С этим также согласен и Артем Улунян, тем не менее он добавляет, что не исключает возможности кратковременного присутствия спецподразделений во время совместных с Туркменистаном учений.

Однако с уверенностью говорить о том, что же на самом деле происходит в Туркменистане, невозможно из-за крайней непрозрачности государственной политики. По словам Шерила Гарнера, сотрудничество Туркменистана с США по Афганистану намеренно оставалось непроясненным. Из всех стран Центральной Азии Туркменистан наиболее болезненно относился к тому, что он воспринимается как участник Северной сети поставок.

Именно поэтому, по словам Шерила Гарнера, заявление главы Центрального командования США генерала Ллойда Остина в начале этого месяца о том, что Туркменистан запросил военную помощь у США, было встречено с удивлением. Ллойд Остин не конкретизировал этот запрос, а туркменское правительство с тех пор хранит молчание по этому поводу.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG