Доступность ссылок

Падение курса рубля обернулось потерей дохода и возможностей для миллионов трудовых мигрантов, жизнь которых зависит от ситуации в России.

Саади Солехову недавно пришлось закрыть свой прилавок на юго-западном рынке Москвы, где он уже четыре года торговал одеждой. Падение курса рубля оказалось слишком тяжелым испытанием для бизнеса молодого таджика.

- Мой доход – в рублях, но мне нужно отправлять домой доллары. Я получал 30 тысяч рублей в месяц, в лучшем случае – около одной тысячи долларов. После оплаты еды и питания я регулярно отправлял домой 400 долларов до сентября, - рассказывает 24-летний Саади Солехов.

Приблизительно в это время рубль, который медленно обесценивался в течение года, начал падать все более резко. В начале года курс российской валюты составлял около 33 рублей за доллар, но после того, как начали действовать последствия международных санкций, введенных из-за украинского кризиса, он достиг 40 к концу сентября, упал до 50 в ноябре и обвалился до рекордно низкой отметки - почти до 80 в декабре.

СОКРАЩЕНИЕ ПЕРЕВОДОВ

Для Саади Солехова это означает, что его семья в Таджикистане из 12 человек, зависящая от его ежемесячных перечислений, заметно пострадала. И таких как он очень много – миллионы мигрантов в Центральной Азии и Европе, жизнь которых зависит от России, также ощущают эти последствия.

Женщина на выходе из обменного пункта. Москва, 17 декабря 2014 года.

Женщина на выходе из обменного пункта. Москва, 17 декабря 2014 года.

Россия является одним из крупнейших центров трудовой миграции, в стране легально зарегистрировано 1,1 миллиона мигрантов (по данным Федеральной миграционной службы России) и около 3,5 миллиона работают нелегально. Работая в строительстве, на производстве и в сельском хозяйстве, они перечисляют миллиарды долларов в свои страны, экономика многих из которых зависят от этих переводов.

В списке стран, зависящих от переводов, по данным Всемирного банка, на первом и втором местах находятся соответственно Таджикистан и Кыргызстан – две центральноазиатские республики, откуда в основном приезжают в Россию трудовые мигранты.

В Армении денежные переводы мигрантов составили более 17 процентов ВВП в 2013 году, однако индивидуальные переводы стабильно снижались в последние месяцы.

В Молдове, где в 2013 году перечисления составили одну четвертую часть ВВП, денежный приток из России в этом году сократился почти на 19 процентов.

ВОЗМОЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ В СЛЕДУЮЩЕМ ГОДУ

Однако если мигранты и их семьи с нетерпением ждут окончания плохого финансового года, то эксперты считают, что им не стоит надеяться, что в 2015 году ситуация улучшится. Независимый аналитик из Душанбе Фируз Саидов считает, что Таджикистан по-настоящему почувствует последствия падения рубля в следующем году.

Независимый аналитик из Душанбе Фируз Саидов.

Независимый аналитик из Душанбе Фируз Саидов.

- Серьезное падение рубля началось где-то в сентябре и октябре, что примерно является концом сезона трудовой миграции. Большинство мигрантов возвращаются домой к ноябрю и, как обычно, будут тратить свои деньги до начала следующего сезона в апреле, - поясняет Фируз Саидов.

Когда их деньги закончатся, пострадают многие внутренние сферы, зависящие от заработанных в России денег – рестораны, базары и тому подобные.

- С сокращением покупательной способности эти места также окажутся не у дел, - говорит Фируз Саидов.

БЕЗ ДОМА И БЕЗ СВАДЬБЫ

Руководитель ассоциации кыргызских мигрантов в Москве «Замандаш» Руслан Ешимов предупреждает, что если кризис рубля продолжится, то «в следующем году в России будет меньше работы для мигрантов». И это означает, что Кыргызстан почувствует последствия, добавляет он.

В это же время бывший владелец прилавка с одеждой Саади Солехов занят поисками работы.

Дети и подростки набирают воду из арыка в сельской местности в Таджикистане. Иллюстративное фото.

Дети и подростки набирают воду из арыка в сельской местности в Таджикистане. Иллюстративное фото.

​Он говорит, что из-за недостатка рабочих мест у себя дома, возвращение в Таджикистан не является для него вариантом. Жизнь в его родной деревне Элоки в 50 километрах к западу от Душанбе нелегка, планы его семьи пока застопорились.

Его мать Мутабар Мирзоева рассказывает, что сейчас у семьи нет денег для проведения запланированной свадьбы ее сына, и это значит, что строительство нового дома для него и его невесты пока тоже остановилось.

«Семья закончит строительство и поженит Саади, когда ситуация улучшится в будущем», - говорит она, но пока дом стоит недостроенным, а семья Солеховых думает о более насущных вопросах, таких как просто иметь еду на столе.

В подготовке материала участвовали Том Балмфорс и Зарангиз Наврузшо.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG