Доступность ссылок

Призывы к деидеологизации войны на фоне разных трактовок


Мальчик сидит на памятнике в день празднования победы во Второй мировой войне. Алматы, 9 мая 2013 года.

Мальчик сидит на памятнике в день празднования победы во Второй мировой войне. Алматы, 9 мая 2013 года.

Казахстанские историки говорят о необходимости отходить от традиционных схем истории Второй мировой войны и о необходимости ее деидеологизации. Предметом спора остаются подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев и участие казахстанцев в Туркестанском легионе.

К 70-летию Победы издаются книги, проводятся конференции и другие мероприятия, посвященные истории Второй мировой войны, в которых по-прежнему доминирует советская историография, кремлевская концепция, согласно которой войну выиграл Советский Союз по главе с Россией.

Звучат между тем и призывы дать оценку Второй мировой войне с учетом современных интересов и реалий. В обществе обращают внимание на отсутствие независимой концепции казахстанской истории периода Второй мировой войны. Вместе с тем историки говорят о необходимости деидеологизации истории войны. Казахстанские историки также указывают на многочисленные белые пятна в истории участия казахстанцев во Второй мировой войне.

О КНИГАХ КАЗАХСТАНСКИХ ИСТОРИКОВ О ВОЙНЕ

Независимый журналист Андрей Свиридов, представляющийся также историком прессы, говорит, что в казахстанских исторических публикациях в целом об участии казахстанцев во Второй мировой войне преобладает традиционная советская схема. Он отмечает творческий тандем доктора исторических наук, профессора Казахского национального университета имени аль-Фараби Лайлы Ахметовой и российского историка Владислава Григорьева.

В апреле 2011 года Лайла Ахметова презентовала в Алматы книгу «Яростный 1941. Размышления историков», написанную в соавторстве с Владиславом Григорьевым. В ноябре 2013 года этот творческий тандем опубликовал книгу «Панфиловцы: 60 дней подвига, ставших легендой», посвященную боевым действиям 316-й стрелковой дивизии (переименованной в ходе боев в 8-ю гвардейскую) имени Ивана Панфилова под Москвой с 14 октября по 14 декабря 1941 года. За 60 дней дивизия совершила массовый подвиг, стала гвардейской, погиб генерал Панфилов, а оборонительные бои под Москвой перешли в наступательные.

Андрей Свиридов, журналист, историк прессы.

Андрей Свиридов, журналист, историк прессы.

Но эти книги Андрей Свиридов не может назвать фундаментальными историческими исследованиями. Также нельзя сказать, что эти авторы уж слишком «ортодоксально» придерживаются традиционной исторической концепции; и тем более нельзя сказать, что они придерживаются, как в Украине, альтернативной концепции, согласно которой коммунизм уравнивается с нацизмом, говорит Андрей Свиридов.

— Они просто восполняют исторические пробелы, в том числе об участии казахстанцев во Второй мировой войне, что само по себе положительно, — говорит Андрей Свиридов.

Лайла Ахметова говорит репортеру Азаттыка, что она принципиально против альтернативной исторической концепции «типа украинской».

— До тех пор пока живы ветераны, дети ветеранов, пока мы будем передавать информацию своим детям и внукам — такого у нас не должно быть, — убеждена Лайла Ахметова.

Однако до сих пор не открыты архивы СС, и мы можем только об этом говорить, а с научной точки зрения пока невозможно дать целостную картину.

Но изучать, например, историю Туркестанского легиона, по ее словам, надо.

— Однако до сих пор не открыты архивы СС, и мы можем только об этом говорить, а с научной точки зрения пока невозможно дать целостную картину, — считает она.

Поколению молодежи 1990-х годов так и не смогли дать, по словам Лайлы Ахметовой, необходимые исторические знания и воспитание, произошел разрыв поколений, из-за чего иногда и происходят такие вещи, когда некоторые молодые люди заявляют, что уж «лучше было бы, чтобы в войне против Советского Союза победила фашистская Германия».

ВОКРУГ 28 ГВАРДЕЙЦЕВ-ПАНФИЛОВЦЕВ

В Казахстане до сих пор возникают споры вокруг подвига 28 гвардейцев-панфиловцев. Некоторые историки ставят под сомнение официальную версию, что, дескать, «погибли все до одного, но врага не пропустили» при наступлении фашистов на Москву.

Историку Кайдару Алдажуманову в январе этого года удалось поработать в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), где он ознакомился с оригиналом печально знаменитого доклада главного военного прокурора СССР Н. Афанасьева о том, что этого подвига не было. Историк пришел к выводу, что есть неточности в официальной версии этого события: не все 28 гвардейцев-панфиловцев во главе с политруком Василием Клочковым, которые в бою под Москвой 16 ноября 1941 года якобы уничтожили 18 немецких танков, погибли.

— Один из них, Даниил Кужебергенов, в том бою не участвовал. Он был связным и утром был послан в штаб полка с донесением. При возвращении попал в плен. Вечером того же дня бежал из плена и попал к кавалеристам генерала Доватора. Об этом стало известно, когда уже был составлен список представленных к званию Героя Советского Союза. После расследования его имя было вычеркнуто из этого списка, и вместо него было вписано имя другого гвардейца-панфиловца, Алиаскара Кожебергенова, имевшего созвучную фамилию, погибшего — но не в этом бою. Даниил Кужебергенов выжил в войне, в 1970-е годы у нас в Алматы работал кочегаром. Однако его могильный памятник, как погибшему в том бою, стоит в парке имени 28 гвардейцев-панфиловцев, — говорит Азаттыку историк.

Вечный огонь в парке имени 28 гвардейцев-панфиловцев. Алматы.

Вечный огонь в парке имени 28 гвардейцев-панфиловцев. Алматы.

Другой попавший в плен — Иван Добробабин. Он, будучи раненным, попал в плен, затем служил полицаем в родном украинском поселке, говорит Кайдар Алдажуманов. После этого Добробабин попал в Красную армию и дошел до Берлина, после войны претендовал на получение присужденной ему (посмертно) звезды Героя Советского Союза.

— На этом он и попался. В 1947 году был осуждён на 15 лет за сотрудничество с немецко-фашистскими оккупантами, в отношении него указ о награждении был отменен в 1949 году. В связи с его делом было начато расследование обстоятельств подвига 28 гвардейцев-панфиловцев, — говорит историк.

Еще четверо из 28 гвардейцев-панфиловцев получили, по словам Кайдара Алдажуманова, ранения разной тяжести, но выжили. Более того, двое из них побывали в плену. После войны этим четверым выжившим без особой огласки были вручены звезды Героя Советского Союза, присвоенные им ранее посмертно.

Историк всё же считает некорректными утверждения о том, что Москву тогда защитили другие, а не 28 гвардейцев-панфиловцев. «Массовый подвиг гвардейцев-панфиловцев был, в том числе и 28 гвардейцев-панфиловцев. Вражеские танки были остановлены. Что же касается «других героев», то задача историков как раз в том и заключается, чтобы выявлять их имена и воздавать им заслуженные почести — пусть и после их смерти», — говорит историк Кайдар Алдажуманов.

ИДЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ВОЙНЫ

Историк Кайдар Алдажуманов признаёт, что история Второй мировой войны чрезвычайно идеологизирована. В советское время существовала установка на то, что тогда весной 1945 года победил Советский Союз, низводя при этом заслуги союзников. История этой войны писалась по схеме, заданной в статье Сталина «Великая Отечественная война Советского Союза».

После прихода к власти Никиты Хрущева из всех учебников и монографий по истории войны были удалены все упоминания о Сталине, вместо него «великим полководцем» стал Хрущев. Во время правления Леонида Брежнева была издана 12-томная история Великой Отечественной войны, но уже без упоминания не только Сталина, но и Хрущева, вспоминает Кайдар Алдажуманов.

Молодые женщины в военной форме периода Второй мировой войны выступают на сцене в честь празднования Дня Победы. Актау, 9 мая 2012 года. Иллюстративное фото.

Молодые женщины в военной форме периода Второй мировой войны выступают на сцене в честь празднования Дня Победы. Актау, 9 мая 2012 года. Иллюстративное фото.

Идеология и в последующий, постсоветский период продолжила, по его словам, доминировать над исторической объективностью при освещении военного периода. В так называемый либеральный период правления в России, по словам Алдажуманова, господствовало уничижительное отношение к роли Советского Союза в достижении Победы над гитлеровским фашизмом. После прихода к власти в России сил, которые позиционируют себя национально ориентированными, они начали утверждать, что русские в Великой Отечественной войне победили бы и без помощи народов других союзных республик, говорит Кайдар Алдажуманов.

СПОР О ЛЕГИОНЕРАХ

Историк Кайдар Алдажуманов убежден, что исторические факты надо называть своими именами — будь то сотрудничество с иностранной разведкой в годы войны или в послевоенный период людей, находившихся в плену у союзников, будь то участие в Туркестанском легионе, созданном фашистским руководством, — даже если при этом легионер не участвовал в боевых действиях, однако носил вражескую форму и держал в руках оружие.

В cвою очередь, историк Гани Менлибаев сосредотачивает внимание больше на невиновности казахских воинов, в том числе кавалеристов, которых командование бросало против вражеских танков, в результате чего многие, кто не погиб, попали в плен. Затем, по его словам, фашистское командование, пользуясь их малограмотностью, начало завлекать в Туркестанский легион. Однако, говорит Менлибаев, он не стал бы называть казахских легионеров борцами за национальное освобождение Казахстана, как, например, делается в Украине в отношении участников Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии и их лидеров Степана Бандеры и Романа Шухевича.

Кайдар Алдажуманов рассказывает, что он лично разговаривал с некоторыми бывшими участниками Туркестанского легиона — называя при этом конкретные имена, — которые в конце войны попали в плен к англичанам и были завербованы последними. Гани Менлибаев говорит, что он также разговаривал с некоторыми бывшими казахскими легионерами, но ни один из них ему подобное не говорил.

Подчеркивая идеологическое различие между казахами-легионерами и казахами-панфиловцами, Кайдар Алдажуманов говорит, что после войны некоторые видные участники Туркестанского легиона оказались в Мюнхене, в редакции Радио Свобода, и, наоборот, некоторые видные гвардейцы-панфиловцы активно работали в Институте истории Академии наук Казахстана, а один из них был даже его директором. При этом Алдажуманов говорит о необходимости национального примирения. Однако вначале, по его словам, всё должно быть исследовано, чтобы в казахстанской истории периода войны не было белых пятен.

Не идеология должна доминировать над исторической правдой, а знание истории Казахстана военного периода должно формировать идеологию, прежде всего молодежи, считает Гани Менлибаев.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG