Доступность ссылок

В деле о пропаганде терроризма объявился сочувствующий чекист


Копия заявления бывшего сотрудника КНБ Данияра Жунусова в суд. Июль 2011 года.

Копия заявления бывшего сотрудника КНБ Данияра Жунусова в суд. Июль 2011 года.

Апелляционный суд Караганды оставил без изменения приговор четырем мусульманам, которых суд Темиртау осудил за «пропаганду терроризма и возбуждение религиозной вражды». Объявился бывший сотрудник КНБ с заявлением о фальсификации фактов по этому делу.


ПРЕДЫСТОРИЯ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Напомним, что на скамье подсудимых оказались двое заключенных тюрьмы АК-159/5 в поселке Караган Карагандинской области 30-летний Еркенбек Кенжебаев и 45-летний Фарид Исмагамбетов. Два других фигуранта – с воли. Это ранее судимый житель Караганды 36-летний Арман Ахметов и житель Темиртау 32-летний Нурбек Авдкерим. Объединила их будто бы идея пропаганды терроризма и распространение идей джихада – «священной войны против немусульман».

По данным уголовного дела, Еркенбек Кенжебаев и Фарид Исмагамбетов изучали в стенах тюрьмы видеолекции и слушали записи лидеров зарубежных террористических подпольных формирований Доку Умарова и Саида Бурятского. Записи передавали с воли Арман Ахметов и Нурбек Авдкерим через сотрудника тюрьмы, который был внедрен в преступную среду и имитировал преступную деятельность, говорится в приговоре суда.

Позже в ходе осмотра помещения тюремной мечети, старшим которой был Фарид Исмагамбетов, обнаружены и изъяты различная религиозная литература и DVD-диски, в том числе и диск с проповедями идеологов незаконных бандформирований Северного Кавказа, а также файлы, скачанные с экстремистских сайтов, говорится в приговоре.

По этому уголовному делу были допрошены десятки свидетелей, в основном из числа уже отбывающих наказание, и сотрудников тюрьмы. Как говорится в приговоре, сотрудники тюрьмы неоднократно видели, как заключенные смотрят фильм, но, когда они заходили, запись выключалась.

В суде 13 свидетелей изменили свои показания, заявив, что в ходе предварительного следствия они, когда подтверждали факт пропаганды терроризма, призывы к вооруженному джихаду, были вынуждены оговорить подсудимых, поскольку на них оказывалось давление со стороны сотрудников департамента КНБ. Темиртауский суд расценил это
Нурбек Авдкерим до осуждения. Темиртау, 2008 год.

заявление как желание увести подсудимых от ответственности.

Сотрудники департамента КНБ, вызванные в суд как свидетели, заявили, что они не оказывали ни на кого давления. В приговоре пишется, что каких-либо ходатайств заявлено не было и жалоб на недозволенные методы сотрудников департамента КНБ тоже не было.

Сами заключенные отрицают свою причастность к незаконному религиозному течению. По их словам, ничего запрещенного в мечети не было, так как вся поступающая туда литература, аудио- и видеозаписи в обязательном порядке строго проверялись в режимном отделе тюрьмы. Осужденные и их родственники по-прежнему считают, что дело было сфабриковано. Поэтому подали апелляцию и продолжают писать жалобы в различные инстанции.

РАССМОТРЕНИЕ ЖАЛОБ – ЗА ЗАКРЫТЫМИ ДВЕРЬМИ

Апелляционные жалобы осужденных Нурбека Авдкерима, Армана Ахметова, Фарида Исмагамбетова и Еркенбека Кенжебаева были направлены в Карагандинский областной суд. Все четверо просили обжаловать приговор Темиртауского городского суда от 21 апреля 2011
Осужденный Фарид Исмагамбетов. Фото из семейного архива.

года.

На первое заседание явились представители прокуратуры, родственники осужденных, журналисты, не было лишь адвокатов. По словам родственников, адвокаты, предоставленные городским судом изначально, дальше не захотели вести это дело, а нанять частных адвокатов у родственников осужденных не было возможности.

Судья областного суда Салин выслушал мнения родных и отложил заседание на другой день, заявив, что «рассматривать апелляционные жалобы без присутствия адвокатов – это неправильно». Все остальные слушания проходили за закрытыми дверьми. По словам родственников осужденных, в зал заседания не впускали даже их. Журналистов туда тоже не впустили. В судебных заседаниях по рассмотрению апелляционных жалоб участвовали государственные адвокаты, прокурор и судья.

Ходатайства осужденных Нурбека Авдкерима, Армана Ахметова, Фарида Исмагамбетова и Еркенбека Кенжебаева об участии в суде апелляционной инстанции оставлены без удовлетворения.

Осужденный Нурбек Авдкерим указал в своей апелляционной жалобе, что он с приговором суда первой инстанции частично не согласен, так как считает обвинение сфабрикованным.

Не согласен с приговором суда первой инстанции, так как его вина не доказана, указал в апелляции осужденный Арман Ахметов. В суде он заявил, что «в ходе предварительного следствия показания давал под давлением и шантажом со стороны органов следствия».

Осужденный Фарид Исмагамбетов в апелляционной жалобе написал, что он свою вину не признает. По его мнению, «доказательства по делу собраны с нарушением требований уголовно-процессуального закона». Он указывает, что он не является террористом, экстремистом, а он простой мусульманин, и просит вынести в отношении его оправдательный приговор.

В своей апелляционной жалобе осужденный Еркенбек Кенжебаев указал, что уголовное дело против него было сфабриковано и сфальсифицировано работниками департамента КНБ – Омаровым,
Осужденный Еркенбек Кенжебаев. Фото из семейного архива.

Клышевым и Смагуловым, которые заставили его дать показания против Фарида Исмагамбетова.

«В ходе предварительного следствия меня били и пытали. В суде моя вина не была доказана. Поэтому я не согласен с приговором суда первой инстанции», – говорится в его жалобе.

В приговоре суда апелляционной инстанции указано, что «доводы осужденных… являются необоснованными и опровергаются материалами дела».

«Доводы осужденных Авдкерима и Ахметова, приведенные в апелляционных жалобах о применении к ним в ходе предварительного следствия недозволенных методов следствия, что явилось причиной того, что они себя оговорили, были проверены в главном судебном разбирательстве и не нашли своего подтверждения в материалах дела. При ознакомлении с материалами дела по окончании следствия осужденные, их адвокаты о применении насилия со стороны сотрудников ДКНБ не заявляли», – гласит приговор Карагандинского областного суда.

В результате апелляционная инстанция Карагандинского областного суда постановила: «Приговор в отношении Нурбека Авдкерима, Армана Ахметова, Фарида Исмагамбетова и Еркенбека Кенжебаева оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных – без удовлетворения». Приговор пока не вступил в законную силу.

НЕОЖИДАННОЕ ПРИЗНАНИЕ БЫВШЕГО ЧЕКИСТА

Родственники осужденных заявили, что на них вышел некий Данияр Жунусов, который решил рассказать важную, по его мнению, информацию. Он сказал, что сначала был сотрудником департамента КНБ по Карагандинской области, затем работал в городском отделе департамента КНБ города Шахтинска, в должности старшего оперуполномоченного.

Данияр Жунусов просил у родственников осужденных личной встречи и
Нас подзадорили тем, что в Казахстане впервые документируется факт распространения религиозного экстремизма из воли в колонии. То есть, грубо говоря, все гнались за сенсацией.

заявил, что желает дать интервью журналистам. Также он написал расписку о том, что готов дать показания в суде, и отдал ее родным осужденного Еркенбека Кенжебаева. Встреча состоялась.

Данияр Жунусов в интервью телеканалу «К плюс» заявил, что в июне этого года он официально уволился по состоянию здоровья. По его словам, в последнее время в его функциональные обязанности входила работа в тюрьмах с заключенными, которые осуждены за религиозный экстремизм и терроризм. Непосредственно – в тюрьме АК-159/5.

По его словам, когда он перевелся из департамента КНБ в Шахтинский городской отдел, «там уже были определенные сведения на Исмагамбетова, и надо было отрабатывать те мероприятия». В частности, говорит Данияр Жунусов, о заключенном Фариде Исмагамбетове была информация, что он якобы является приверженцем нетрадиционного течения с признаками религиозного экстремизма, проповедует это в мечети тюрьмы АК-159/5. Но при отработке информации, по словам бывшего сотрудника КНБ, информация не подтвердилась.

– Но, однако, мы начали эту информацию отрабатывать, тем более нас подзадорили тем, что в Казахстане впервые документируется факт распространения религиозного экстремизма из воли в колонии. То есть, грубо говоря, все гнались за сенсацией. И уже заднего хода не было. Мы начали документировать это факт. Началось с того, что в сейфе у себя я нашел диск, когда пришел на новое место работы. Там была надпись «Наруто», и на обложке было написано АК-159/5 поселка Караган. Я связался с сотрудниками колонии; они сообщили, что это тот диск, который давали моему бывшему коллеге для просмотра, для примерного определения степени религиозного экстремизма в этих материалах. Когда я открыл, посмотрел, там действительно были записи Саида Бурятского, лекции его, в том числе такие лекции были касаемо вооруженного джихада, и там действительно была запись подрыва здания ОВД города Назрани. Этот диск я отдал, чтобы вернуть в колонию. Это был в принципе искомый диск, который мы искали. А дальше нужно было добыть факт распространения идеологии Исмагамбетова в колонии, – говорит в интервью журналистам бывший сотрудник КНБ Данияр Жунусов.

По поводу внедрения сотрудника тюрьмы Хамзина в преступную среду Данияр Жунусов говорит, что на самом деле факта внедрения не было. Он утверждает, что все документы, якобы подтверждающие факт внедрения, были сделаны задним числом. По его словам, он лично напечатал их. Как заявил бывший сотрудник КНБ Данияр Жунусов, Хамзину пригрозили уголовной ответственностью и тогда бы полетели головы, поэтому он под страхом этого сыграл в продажного сотрудника тюрьмы. Между тюрьмой и городским отделом КНБ Шахтинска была некая договоренность: каэнбэшники не навредят колонии, а колония в ответ – окажет содействие, говорит Жунусов.

Далее, по его словам, прослушивались телефонные разговоры Фарида Исмагамбетова с людьми на воле, но они «не несли никакой смысловой нагрузки». После этого, говорит Данияр Жунусов, материал был передан в прокуратуру, которая сказала, что «это подпадает только под административное правонарушение, что никакой пропаганды терроризма
Но потом в силу того, что есть навыки воздействия на осужденных, двое из них начали давать показания

в данном случае не усматривается».

– Нам потребовались показания заключенных колонии, оперотдела, характеристики и другие материалы. Мы начали работать с жамагатом, опрашивая осужденных из числа верующих. Сначала никто не мог подтвердить факт распространения религиозного экстремизма. Но потом в силу того, что есть навыки воздействия на осужденных, двое из них начали давать показания. Разгласить их данные я не могу, я подпадаю под число секретных носителей. Далее было принято решение дополнительно найти диски у Исмагамбетова в колонии. Данное решение принималось на уровне руководства ДКНБ, а исполнители были я и еще один сотрудник. Те материалы, которые находились в компьютере у Авдкерима, были перепечатаны на диск, но там файлы были конкретные, экспертиза бы дала однозначную оценку по ним, – говорит Данияр Жунусов.

Для перекачивания файлов, по его словам, «коллеги в департаменте перенастраивали компьютер, дату, чтобы всё совпадало», а дальнейший маневр заключался в том, чтобы отдать диски со скачанными запрещенными файлами заключенному Фариду Исмагамбетову.

– Те диски, которые были изъяты в колонии, интереса не представляют. Он их перебирал и, естественно, оставлял свои пальцы – мол, это мое, а это не мое. Отдали мы телевизор изъятый, и всё – пальцы есть. Но после этого, как бы немного испугавшись: всё равно ведь в КНБ такое нельзя делать, это репутация, стыдно было. И после того как материал был направлен к нам с дисками из колонии, я эти отпечатки пальцев стер, которые могли бы там быть. Был приглашен криминалист из Шахтинска, он пригодные к идентификации пальцы не нашел. То есть признать кого-либо мы не смогли, и, слава Аллаху, есть доказной материал, то есть эти диски не фигурируют, – продолжает Данияр Жунусов.

Как говорит Жунусов в интервью журналистам, руководство уже знало о том, что он верующий, со временем относилось к нему с недоверием. По его словам, «примерно в тот момент летом были печальные события, связанные с Актау, – побег. И одной из версий попустительства со стороны сотрудников КНБ Актау был тот факт, что якобы 30 процентов личного состава Актауского КНБ читает намаз».

– Отдельные люди стали проводить параллели, и, естественно, небольшой был знак такой, что люди, которые читают намаз, нежелательны в органах, – заключил бывший сотрудник КНБ города Шахтинска Данияр Жунусов.

ПОРТРЕТЫ ОСУЖДЕННЫХ

Отец осужденного Еркенбека Кенжебаева, Абдырахым Кенжебаев, говорит корреспонденту нашего радио Азаттык, что в понедельник, 1 августа, он приехал в Астану и сходил в генеральную прокуратуру, в
Абдырахым Кенжебаев, отец осужденного по делу о пропаганде терроризма Еркенбека Кенжебаева. Темиртау, июнь 2011 года.

комитет национальной безопасности, в партию «Нур Отан» и через секретаря в приемной передал копии диска с видеозаписью признания бывшего сотрудника КНБ Данияра Жунусова каждому из этих ведомств.

– Мне обещали, что проведут проверку по данному факту и где-то в течение двух месяцев дадут ответ. Очень хочу надеяться на то, что справедливость всё же восторжествует и моему сыну, как и другим ребятам, вынесут оправдательный приговор, – говорит Абдырахым Кенжебаев.

Родственники осужденных продолжают писать жалобы в различные ведомства. Некоторые из осужденных наняли частных адвокатов. К примеру, родственники Еркенбека Кенжебаева, по их словам, заплатили частному адвокату около 500 долларов, чтобы тот отстаивал права Еркенбека в вышестоящих инстанциях. Все четверо готовят жалобу в Верховный суд.

Фарид Исмагамбетов из Экибастуза ранее уже был судим, в 2004 году ему дали 18 лет тюрьмы. Теперь его признали виновным в «пропаганде терроризма и возбуждении религиозной вражды», назначив наказание в виде шести лет тюрьмы с лишением права заниматься религиозной деятельностью в течение трех лет. Окончательно суд назначил 19 лет тюрьмы особого режима, с конфискацией имущества. В его действиях суд узрел особо опасный рецидив преступлений. Срок отбытия исчисляется с 4 апреля 2004 года.

Фарид Исмагамбетов был старшим мечети при тюрьме. По словам его жены Салтанат, которая просила не указывать ее фамилию, муж отсидел почти половину срока, у него 19 поощрений, похвальные листы и ни одного взыскания. Жена Фарида Исмагамбетова говорит, что он мог освободиться условно-досрочно, если бы не это дело.

Еркенбек Кенжебаев из села Жузимдик Южно-Казахстанской области ранее тоже был судим. В этот раз суд признал его виновным в «пропаганде терроризма и возбуждении религиозной вражды», приговорив к шести годам тюрьмы особого режима. Окончательно ему назначен срок 18 лет тюрьмы, с учетом неотбытого наказания. Срок исчисляется с 9 июня 2004 года.

Отец осужденного Еркенбека Кенжебаева, Абдырахым Кенжебаев, говорит, что его сын не занимался тем, в чем его обвиняют, а именно пропагандой терроризма, чтением запрещенной литературы.

Нурбек Авдкерим – оралман, признан судом виновным по трем статьям уголовного кодекса – «Незаконное приобретение, хранение огнестрельного оружия», «Пропаганда терроризма, а равно распространение материалов указанного содержания» и «Публично неоднократно совершенные умышленные действия, направленные на возбуждение национальной, религиозной вражды и розни». Суд назначил ему три года тюрьмы общего режима, с лишением права заниматься религиозной деятельностью. Срок наказания исчисляется с 24 июня 2010 года.

Ранее Нурбек Авдкерим не был судим. Но, по словам родственников, в 2008 году проходил свидетелем по подобному уголовному делу. Именно тогда, уверены родные, Нурбек и попал в поле зрения сотрудников КНБ. По словам родственников, около года назад Нурбек говорил им, что каэнбэшники беспокоят его, заставляя докладывать, что происходит в мечети, но Нурбек отказался, а позже из-за этого ему пришлось бросить работу.

С родными четвертого осужденного – Армана Ахметова из Караганды, которому дали четыре года тюрьмы, корреспонденту нашего радио Азаттык связаться не удалось.
  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG