Доступность ссылок

Адвокаты по-иному характеризуют осужденных за «теракт» в Таразе


Лесбек Дуйсенбиев, осужденный как "член террористической группы" после событий в Таразе 12 ноября 2011 года.

Лесбек Дуйсенбиев, осужденный как "член террористической группы" после событий в Таразе 12 ноября 2011 года.

Родственники и адвокаты жалуются, что осужденные за «организацию террористической группы» во время следствия подвергались пыткам, и утверждают об их невиновности. Генеральная прокуратура говорит, что официальных жалоб не поступало.


Во время событий 12 ноября прошлого года в Таразе, когда 34-летний Максат Кариев совершил самоподрыв, погибли пять сотрудников силовых органов, двое местных жителей, трое полицейских были ранены.

В конце ноября того же года сообщалось, что во время следствия было выявлено шесть подельников таразского террориста и все лица, причастные к преступлению, задержаны.

«КАЖДЫЙ ИМЕЛ КРИМИНАЛЬНОЕ ПРОШЛОЕ»

Представитель генеральной прокуратуры Нурдаулет Суиндиков во время специального брифинга говорил: «В настоящее время по подозрению в организации совершения данных преступлений задержаны шесть человек, в том числе духовный лидер преступной группы, созданной в начале текущего года и в состав которой входил Кариев М. К.».

По словам Нурдаулета Суиндикова, «в планы группы входило совершение ограблений и разбойных нападений на магазины, банки, обменные пункты». «Следует отметить, что практически каждый из членов группы уже имел криминальное прошлое и был замешан в совершении корыстно-насильственных преступлений», — сказал Суиндиков.

В апреле этого года специализированный межрайонный суд по уголовным делам Жамбылской области вынес приговор пяти членам «террористической группы», принимавшим участие в организации «теракта» в Таразе.

Бакытжан Жаппаров признан виновным в создании «террористической группы» и руководстве ею и приговорен к пожизненному заключению, его «помощники» Ергали Зунимов, Лесбек Дуйсенбиев и Толеген Забираев осуждены на 25, 21 и 18 лет тюрьмы соответственно с отбыванием срока в колонии строгого режима. Кадиржан Туткышбаев приговорен к пяти годам тюрьмы общего режима.
Ергали Зунимов, осужденный после взрыва в Таразе на 25 лет (слева крайний), и Лесбек Дуйсенбиев (справа крайний), также осужденный по делу "о теракте".

Ергали Зунимов, осужденный после взрыва в Таразе на 25 лет (слева крайний), и Лесбек Дуйсенбиев (справа крайний), также осужденный по делу "о теракте".


По словам Асемгуль Кантарбаевой, жительницы Тараза, ее брат Лесбек Дуйсенбиев, осужденный по этому уголовному делу, не виновен, но нет возможности доказать это, суд проходил в закрытом режиме и ей ни разу не дали встретиться с ним после задержания.

— Вначале сообщили, что они террористы-джихадисты. Однако все знают, что мой брат не совершает намаз. Лесбек беспечно распивал пиво с друзьями, когда его задержали через два дня после взрыва. Кто поверит в то, что распивающий пиво парень способен совершить джихад? — говорит Асемгуль Кантарбаева.

СУД: «РАНЕЕ НЕСУДИМЫЕ...»

Асемгуль Кантарбаева говорит: «Предварительная информация официального представителя генеральной прокуратуры Нурдаулета Суиндикова о том, что „практически каждый из членов группы уже имел криминальное прошлое и был замешан в совершении корыстно-насильственных преступлений“, была безосновательной. Я знаю, что мой брат был несудим, в решении суда тоже написано, что все осужденные по этому делу ранее не были судимы».

По мнению Асемгуль Кантрабаевой, ее брат Лесбек Дуйсенбиев невиновен. Она говорит, что у нее достаточно документов, доказывающих, что во время предварительного следствия признания подозреваемых были получены при помощи пыток и избиений.

Асемгуль Кантарбаева говорит, что, по словам адвоката, во время судебного процесса никто из свидетелей на ее брата не указал.

Корреспондент Азаттыка связался с адвокатом Лесбека Дуйсенбиева, Бакытжаном Турпеевым.

— Это секретное дело. У нас взяли подписку о неразглашении. Поэтому мы ничего рассказать не можем. Я доказал, что мой подзащитный невиновен, однако суд так не посчитал. Мы суду предоставили все документы, указывающие на факты избиения наших подзащитных. Однако сотрудники КНБ сослались на то, что это случилось во время задержания подозреваемых. Не только Лесбек, но и все другие осужденные во время следствия были подвергнуты избиениям, — говорит Бакытжан Турпеев.

Адвокат Бакытжан Турпеев отказался ответить на другие вопросы, сказав, что телефон прослушивается.

ПОЛИГРАФОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Жамшид Гаппаров, адвокат Бакытжана Жаппарова, в качестве руководителя «террористической группы» получившего пожизненное заключение, говорит, что во время предварительного следствия признания осужденных были получены путем применения пыток. Адвокат говорит, что в этом деле он не увидел никакой информации, касающейся государственных секретов. По мнению адвоката, неправильно, что суд прошел в закрытом режиме, можно было сделать его открытым.

По словам Жамшида Гаппарова, никаких доказательств вины его подзащитного Бакытжана Жапарова не было представлено.
Полицейские осматривают автомобиль на месте взрыва в Таразе 12 ноября 2011 года.

Полицейские осматривают автомобиль на месте взрыва в Таразе 12 ноября 2011 года.


— Вначале сообщалось, что все подозреваемые имели криминальное прошлое. Всё сказанное о том, что ими было совершено преступление в городе Каратау, убийство в Кокшетау, оказалось пустословием. Ничего не было доказано. Теперь предстоит апелляционный суд. Если понадобится, дойдем и до международного суда, — говорит Жамшид Гаппаров.

В копии судебного приговора, которую прислала Асемгуль Кантарбаева, говорится, что в отношении ее брата Лесбека Дуйсенбиева была проведена полиграфологическая экспертиза, которая показала, что он имел отношение к планированию и проведению «террористического акта» в городе Тараз и обладает более обширными сведениями об исследуемом событии.

В судебном приговоре указано, что во время первоначального судебного обсуждения результаты полиграфологической экспертизы были одобрены полиграфологом А. А. Корниенко, который был опрошен как специалист. Он подробно рассказал о том, каким образом пришел к такому заключению во время исследования.

— Опираясь на то, что в Казахстане во время следствия по уголовному делу возможно применение полиграфологического исследования, однако его результаты нельзя считать доказательством вины, мы написали ходатайство, — говорит адвокат Жамшид Гаппаров.

ОТВЕТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ

Корреспонденту Азаттыка удалось взять комментарий у представителя генеральной прокуратуры Нурдаулета Суиндикова. По его словам, по этому делу со стороны родственников осужденных никаких заявлений и жалоб не поступало.

Нурдаулет Суиндиков, официальный представитель генеральной прокуратуры.

Нурдаулет Суиндиков, официальный представитель генеральной прокуратуры.

На вопрос, почему переданная им предварительная информация по этому делу о том, что практически каждый из членов группы уже имел криминальное прошлое и был замешан в корыстно-насильственных преступлениях, во время судебного процесса не была доказана и не стало ли это нарушением презумпции невиновности, Суиндиков ответил:

— Не имея на руках конкретной информации, документа или решений, я сейчас не могу дать полного ответа. Возможно, что вначале были арестованы одни люди, затем после их освобождения были задержаны другие. Во-вторых, может, были задержаны, доставлены в правоохранительные органы и по какой-либо причине освобождены от ответственности и наказания. В-третьих, возможно, была судимость, но с истечением срока ее сняли.
  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG