Доступность ссылок

В поселке Тасмола Западно-Казахстанской области более сотни голов скота признано больным бруцеллезом. Власти требуют от сельчан немедленно сдать скот на мясокомбинат и отказывают в повторной экспертизе.


СКОТ ЗА БЕСЦЕНОК

Жительница поселка Тасмола Чингирлауского района Западно-Казахстанской области Раиса Бекенова говорит нашему радио Азаттык, что от нее требуют сдать на мясокомбинат сразу пять голов крупного рогатого скота – якобы у них бруцеллез. Причем по низкой цене – 500 тенге за килограмм, тогда как рыночная цена – 1200 тенге. По словам женщины, это не окупает тот труд, который она вложила в скотину.

– Если я все пять голов пущу под нож, то рискую остаться без хозяйства и без средств к существованию, – говорит нашему корреспонденту Раиса Бекенова.

По словам женщины, у одной ее родственницы из сарая увели сразу 13 голов скота на убой. Таким образом, семья потеряла весь скот, который выращивала многие годы. Также бруцеллез обнаружен у полусотни овец. Каждую овцу заезжие коммерсанты скупают за 12–10 тысяч тенге при рыночной цене в 20–25 тысяч тенге.

У Бейсена Сагинова, жителя этого села, также потребовали избавиться
В одночасье потерять все хозяйство – это равносильно для сельчанина банкротству и краху.

от всей живности, которая имеется в сарае, а у него там девять голов. Дали срок четыре дня. Бейсен Сагинов говорит, что у него рука не поднимается перерезать всю скотину, и он заявляет, что будет стоять до последнего, потому что просто так не может отдать весь домашний скот, в выращивание которого он вложил много средств.

– Я столько сил и средств вложил, чтобы их вырастить. У меня на это ушли годы. Нам грозят штрафом, если в короткий срок не избавимся от живности. В одночасье потерять все хозяйство – это равносильно для сельчанина банкротству и краху. Без скота в поселке не выжить, – говорит он.

Если его вынудят продать весь скот, то, по словам Бейсена Сагинова, он будет вынужден переехать в город:

– Без скота жить в селе бессмысленно. Работы нет, выживает только за счет скотины. Придется перебираться в город. Зачем без скота тогда жить в селе, если у нас последнее отбирают?

По словам сельчанина, цены, которые предлагают уральский мясокомбинат и заезжие коммерсанты за одну голову, не оправдывают многолетний труд сельчан:

– Мне предлагают продать крупный рогатый скот по 20–40 тысяч тенге за голову. Я покупал в этом году 10 тележек сена за 15 тысяч тенге, а зерно обошлось в полторы тысячи тенге за мешок – а я купил зерна четыре тонны. Я посчитал свои расходы: получается, каждая из моих девяти голов скота мне обойдется в 20 тенге в день. Как компенсация за уход, – говорит Бейсен Сагинов.

Другой житель поселка Тасмола, Тулеусин Аскаров, говорит, что за 80 тысяч тенге отдал трех своих дойных коров, в то время как каждая из них стоит в среднем 100 тысяч тенге.

– Получается, каждую корову, которая давала отменное молоко, я продал за 26 тысяч тенге. Теперь сидим без молока и, возможно, останемся без мяса, – говорит Тулеусин Аскаров.

БЕЗ ПОВТОРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

В беседе с нашим радио Азаттык жители села Тасмола говорят, что вообще сомневаются, что их скот больной:

– Никаких признаков того, что скот болен бруцеллезом, нет. Нет ни одышки, ни температуры, молоко натурального цвета.

Сельчане настаивают на том, чтобы была проведена вторичная
Нам не разрешают взять у скота повторно кровь на бруцеллез.

экспертиза на предмет бруцеллеза, однако, по их словам, наталкиваются на яростное сопротивление властей.

– Нам не разрешают взять у скота повторно кровь на бруцеллез. Мы хотим удостовериться, что наш скот на самом деле больной. А в этом мы сильно сомневаемся. Если сельский аким вместе с ветеринаром уверены, что наш скот больной, то почему они категорически против повторной экспертизы? Это многое прояснило бы. Однако местные власти против повторного анализа у нашего скота на предмет бруцеллеза. Интересно, почему? – вопрошают тасмолинцы.

Бруцеллез на сегодняшний день, говорят жители Тасмолы, обнаружен у 115 голов домашнего скота этого небольшого поселка. Возможно, это не предел, так как впереди еще десятки непроверенных сельских дворов. Сами сельчане сильно сомневаются в этой цифре. Они обвиняют местные власти в спекуляции:

– Возможно, кто-то хочет нажиться на нас. Сельские жители продают заезжим коммерсантам свою скотину, а куда ее увозят – непонятно. Мы даже предлагали в крайнем случае нанять специального чабана, который пас бы наш якобы бруцеллезный скот до осени. А осенью мы бы выгодно продали. Но нашим властям все равно, как мы дальше будем жить.

Также, по утверждению тасмолинцев, ветеринар позволял брать кровь на анализы у скота одним шприцем.

В разговоре с корреспондентом нашего радио Азаттык аким поселка
Дать приказ провести повторную проверку скота на бруцеллез не могу, потому что «наверху» сидят тоже люди, они могут сказать, что я нарушаю закон.

Тасмола Самигулла Оржанов говорит, что не может позволить провести повторную экспертизу, так как «не может быть выше закона» и есть те, кто выше его по должности и могут призвать его к ответу за нарушение закона.

– В законе «О ветеринарии» черным по белому написано, что скот, больной бруцеллезом, подлежит забою. Это закон, мы все должны подчиняться ему, иначе будет беспорядок. Дать приказ провести повторную проверку скота на бруцеллез не могу, потому что «наверху» сидят тоже люди, они могут сказать, что я нарушаю закон, – говорит Самигулла Оржанов.

Что касается того, что местный ветеринар использовал один шприц при анализе крови скота, то аким села отвергает эту версию: «Такого не может быть».

Между тем жители поселка Тасмола думают о том, как будут выживать после того, как лишатся домашней живности.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG