Доступность ссылок

Потёмкинизм в Таджикистане: что скрывается за фасадом?


Президент Таджикистана Эмомали Рахмон на открытии автомагистрали Душанбе-Рашт. 26 августа 2011 года.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон на открытии автомагистрали Душанбе-Рашт. 26 августа 2011 года.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон совершил недавно еще одну поездку по регионам, но реальную картину происходящего в стране не получил. Простых людей с наболевшими вопросами к нему не допускают.


Мутабар, девочка из бедной семьи, отчаянно умоляла чиновников дать ей возможность поговорить с президентом Эмомали Рахмоном во время его недавнего визита в Курган-Тюбе, на юге Таджикистана.

Девочка отказалась назвать свое имя полностью. Она утверждает, что была изнасилована высокопоставленным чиновником два года назад. Мутабар сказала, что хочет поговорить с президентом, потому что никто не слушает ее. Полиция и суд, по ее словам, отклонили ее жалобу.

Полицейские, охранявшие место, где президент был занят открытием нового рынка и слушал лестные выступления, прогнали ее.

Девочки, которых допускали до встречи президента в каждом городе, были одеты в традиционные платья, а мальчики - в накрахмаленные белые рубашки. Они читали стихи, в которых президент Таджикистана сравнивался с почитаемым правителем 10-го века и легендарными героями.

МИРАЖ

Улицы в каждом городе Таджикистана поспешно вычистили и украсили рекламными щитами с гигантскими портретами президента Эмомали Рахмона. Рядом с центральными дорогами высадили цветочные кусты с распустившимися бутонами. Встречать Эмомали Рахмона были приглашены избранные люди, чтобы покорно оценить заслуги «уважаемого президента».

Местные жители ожидают прибывшего в город президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Хорог, 16 августа 2011 года.
Тех, кто собирался обсудить с президентом наболевшие вопросы, не допустили. Люди жалуются: то, что президент видит во время поездки по регионам, не более чем мираж, не имеющий ничего общего с действительностью бедной страны, охваченной безработицей и безнадежностью.

Шохин Равшан, журналист из северо-западного города Пенджикент, говорит: «Группа интеллигентов несколько месяцев ожидала встречи с президентом, и у них были конкретные вопросы к нему. Но они нигде не подпускались к Эмомали Рахмону».

Местные чиновники боялись, говорит журналист, что они будут критиковать их в присутствии президента или задавать серьезные вопросы, требуя ответов.
Группа интеллигентов несколько месяцев ожидала встречи с президентом, и у них были конкретные вопросы к нему. Но они нигде не подпускались к Эмомали Рахмону.

– Недавно, когда глава области Кохир Расулзода посетил Пенджикент, эта группа этих людей обратилась к нему с конкретными вопросами. Опасаясь такого же сценария, они помешали их встрече с Рахмоном, – говорит Шохин Равшан.

Некоторые обвиняют региональных лидеров в создании ложной иллюзии процветания, которая не позволяет президенту получить точную картину жизни людей. В то время как президенту стелют красную ковровую дорожку и он разрезает ленточки в новой школе, гостинице, культурном центре и на рынке, местные чиновники следят за тем, чтобы пути подхода к нему были блокированы и оцеплены.

Можно было бы списать это на требования безопасности, но усилия обеспечить совершенную недоступность президента выходят за рамки обычных мер.

ОТКРЫТИЕ НЕЗАВЕРШЕННЫХ ОБЪЕКТОВ

Во время поездки по регионам Эмомали Рахмон участвовал в церемонии открытия зданий и предприятий, в том числе пресс-центра в Худжанде, пятизвездочной гостиницы, детского сада и библиотеки в Курган-Тюбе, а также Дворца культуры в Бохтарском районе на юге Таджикистана.

Местные жители отмечают, что половина торжественно открытых зданий или предприятий далеки от завершения. Два года назад Эмомали Рахмон официально открыл цементный завод в Согдийской области. Но сегодня он не работает.

Ссылаясь на недавнюю поездку президента, местные журналисты говорят, что тогда были завершены только фасады и несколько комнат пресс-центра Худжанда и детского сада в Курган-Тюбе.

Билборд с изображением президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Курган-Тюбе, 10 августа 2011 года.
Президент не видит того, чем обеспокоены обычные граждане. Доведенное до нищеты семимиллионное население страны страдает от бедности, коррупции и безработицы, что заставило примерно миллион таджиков стать трудовыми мигрантами в России.

Власти, нетерпимые почти к любой критике, подавляют свободу слова и прессу. Независимые журналисты отправлены в тюрьмы, что толкает других к самоцензуре.

Эмомали Рахмон находится у власти почти два десятилетия, и он практически недосягаем для публичной критики. Во время последней его поездки в Худжанд журналистам не дали возможность задать вопросы.

– В прошлом мы бы могли, по крайней мере, выкрикнуть вопрос и президент ответил бы, – говорит местный журналист из Худжанда, который не захотел назвать свое имя. – На этот раз всё происходило быстро под бдительным надзором местных чиновников.

Таджикская интеллигенция призвала чиновников и проправительственные СМИ не мешать президенту увидеть воочию проблемы своего народа.

Мумин Каноат, известный таджикский поэт, предостерегает от чрезмерного восхваления президента. Эмомали Рахмон упоминается чиновниками и провластными СМИ как «его превосходительство» и «уважаемый президент». В прошлом президент пытался запретить чиновникам давать ему лестные титулы и устанавливать билборды с его портретами.

Сухроб Шарифов, глава президентского Центра стратегических исследований в Душанбе, говорит, что лесть и угодничество стали культурой элиты страны. Из-за этого подхалимства президент не знает, что происходит в стране, говорит Сухроб Шарифов.

Не все убеждены, что виноваты только чиновники. «Если человек не любит подхалимов, то несложно остановить их. Но, похоже, их речи растопили его сердце», – говорит Мухтор Бокизода, независимый журналист.

Перевод статьи осуществлен радио Азаттык – Казахской редакцией Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода». Автор перевода – Алиса Вальсамаки.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG