Доступность ссылок

Бизнесмену Зайду Саидову, когда-то «своему» человеку в таджикской политике, грозит до 28 лет лишения свободы. Попал ли он в опалу, представляя политическую угрозу как оппозиционер, или на то были другие причины?


Многие годы у 55-летнего Зайда Саидова были весьма теплые отношения с правящей элитой Таджикистана — он даже дорос до поста министра промышленности. Он руководил огромной бизнес-империей, занимающейся строительством, текстильной промышленностью, ювелирными изделиями и недвижимостью. И одновременно Зайд Саидов давно считался оппозиционным деятелем, хорошо сработавшимся с президентом Эмомали Рахмоном.

Но после того как он объявил весной этого года о намерении создать партию «Новый Таджикистан» — за несколько месяцев до президентских выборов, — мир Зайда Саидова рухнул.

УГОЛОВНЫЕ ОБВИНЕНИЯ

В марте он предал огласке планы о создании новой оппозиционной партии, а в мае он был арестован в Душанбе и обвинен по нескольким пунктам, среди которых — экономические преступления, двоеженство, мошенничество и изнасилование.

Прокуратура перед вынесением ожидающегося на этой неделе судебного приговора потребовала приговорить его к 28 годам лишения свободы. По словам Зайда Саидова и его сторонников, это политически мотивированное дело.
Сторонники таджикского бизнесмена Зайда Саидов проводят акцию в его поддержку в Москве. 5 июля 2013 года.

Сторонники таджикского бизнесмена Зайда Саидов проводят акцию в его поддержку в Москве. 5 июля 2013 года.


Главный редактор журнала о видных таджикских деятелях «Элита» Далер Гуфронов полагает, что власти, несомненно, увидели исходящую от Зайда Саидова угрозу.

— Саидов хотел реформ, но правительство не готово к реформам, так что власти выбрали легкий путь: устранять реформаторов. На мой взгляд, это главная причина ареста Саидова, — говорит Далер Гуфронов.

Среди обвинений, предъявленных Зайду Саидову, — изнасилование несовершеннолетней, родившей от него ребенка. Анализы ДНК, проведенные по указанию суда, не подтвердили его отцовства.

Прокуратура также обвиняет Зайда Саидова в одновременном проживании с четырьмя женами и десятью его детьми. Саидов заявил, что у него одна законная жена, но он оказывает материальную поддержку двум бывшим женам и их детям.

Агентство по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией заявляет, что строительная фирма Зайда Саидова — принимавшая участие в крупнейших проектах столицы — украла у государства более восьми миллионов долларов. Налоговые органы сообщают, что строительный бизнес Саидова не доплатил налогов на сумму более пяти миллионов долларов.

Неужели он стал оппозиционной фигурой, представляющей угрозу для сильных мира? По мнению политолога Парвиза Муллоджанова из Душанбе, это не совсем так.

ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ ВЕРСИИ

— Саидов никогда не был реальной оппозиционной фигурой, несмотря на его связи с Партией исламского возрождения. В первую очередь он был бизнесменом, который преследовал свои коммерческие интересы, — говорит Парвиз Муллоджанов.

В 1999 году, когда таджикские власти и руководимая исламистами оппозиция договорились о разделении власти после пятилетней гражданской войны в стране, Зайд Саидов был выбран главой комитета по делам промышленности. Эта его позиция в конечном итоге стала министерской должностью, которую Саидов занимал до 2007 года.
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон (справа) и бизнесмен Зайд Саидов (слева) на открытии комплекса "Пойтахт" в Душанбе.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон (справа) и бизнесмен Зайд Саидов (слева) на открытии комплекса "Пойтахт" в Душанбе.


Хотя формально он представлял 30-процентную долю оппозиции в государственных органах, он был «своим» среди власти, часто сопровождал президента Эмомали Рахмона в поездках и бывал вместе с ним на встречах.

После того как Зайд Саидов был освобожден от должности, его бизнес-проекты расширились. Среди них был и «Душанбе Плаза», который является самым высоким зданием в Таджикистане.

Парвиз Муллоджанов говорит, что существует теория, согласно которой Саидова убрали не из-за его потенциала возглавить оппозицию, а из-за того, что он отшлифовывает свой имидж оппозиционного деятеля, чтобы защититься от судебного преследования.

— Некоторые люди считают, что Саидов уже знал о серьезных угрозах для него и, возможно, его бизнес-интересов. Они говорят, что Саидов резко объявил о планах по поводу партии [«Новый Таджикистан»], чтобы дело стало политически мотивированным. Но у нас нет никаких доказательств в поддержку такой теории, — отмечает Парвиз Муллоджанов.

Если правительство Таджикистана увидело в Саидове угрозу или кого-то, кто служит России, — как сообщается, предприниматель незадолго до своего объявления о создании партии «Новый Таджикистан» посетил Москву, — это, по мнению Муллоджанова, ошибочно.

— У него могли быть политические амбиции, но он никогда бы не пошел против правительства. Многие люди даже считали, что «Новый Таджикистан» на самом деле был проектом, поддерживаемым правительством, чтобы завоевать поддержку для правительства в регионах, где люди традиционно поддерживают оппозицию, — говорит Парвиз Муллоджанов.

В Таджикистане было немало таких случаев, когда успешные предприниматели теряли свой бизнес после того, как против них выдвигали сомнительные обвинения.
Родственники Зайда Саидова стоят перед зданием суда, где проходит процесс по делу бизнесмена.

Родственники Зайда Саидова стоят перед зданием суда, где проходит процесс по делу бизнесмена.


По мнению главного редактора журнала «Элита» Далера Гуфронова, то же самое произойдет и Зайдом Саидовым.

— Власти одним выстрелом убивают двух зайцев. Они устраняют политическую угрозу и захватывают его коммерческие интересы, — говорит Далер Гуфронов.

Приговор суда на этой неделе покажет, как разыграется ситуация. Однако сторонники и критики Зайда Саидова сходятся в одном: вряд ли в ближайшее время он вновь будет на свободе.

В подготовке материала участвовали Фарангиз Наджибулла и Алиса Вальсамаки.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG