Доступность ссылок

Туманная операция на границе Таджикистана с Афганистаном 5 марта вновь привлекла внимание к региону, где за последние 25 лет не обходится и недели без происшествий.

Перестрелка между таджикскими органами безопасности и вооруженной группировкой из Афганистана, о которой недавно писали в прессе и в результате которой были убиты таджикский пограничник и афганский боевик, может указывать на изменение ситуации по обе стороны границы. Весеннее потепление, скорее всего, может привести к росту боевых действий в северо-восточном Афганистане на границе с Таджикистаном.

В настоящее время в граничащих с Таджикистаном афганских провинциях Бадахшан, Тахар и Кундуз происходит много событий. Некоторые из этих процессов могут привести к дальнейшему ухудшению безопасности на этой практически постоянно неспокойной границе. Однако в последнее время афганские власти начали уделять региону больше внимания, и это может помочь правительственным войскам улучшить контроль над территорией.

Туркменская редакция Азаттыка провела круглый стол по обсуждению перестрелки 5 марта, а также изменений по обе стороны границы. В нем участвовали ее директор Мухаммад Тахир, независимый политолог из Душанбе Рашид Гани Абдулло. Директор Пакистанской редакции Азаттыка Амин Мудакик и автор данной статьи Брюс Панниер присоединись к обсуждению из студии в Праги.

НАРКОТОРГОВЦЫ ИЛИ БОЕВИКИ?

Выдвигается несколько версий недавнего инцидента на границе. Согласно Рашиду Гани Абдулло, «первыми об этом сообщили таджикские пограничники». «Они сказали, что на границе произошло столкновение наркоторговцев и пограничников», — говорит он. В то же время позднее Рашид Гани Абдулло добавил, что, «согласно сообщениям афганских властей, [таджикский комитет] национальной безопасности на границе сказал, что это была группа «Талибана».

Таджикистан и соседние государства на карте региона.

Таджикистан и соседние государства на карте региона.

Амин Мудакик 9 марта говорил с журналистом в Кундузе, который сказал ему, что инцидент на границе 5 марта начался, «когда [таджикские] правительственные силы оттеснили «Талибан» к берегу реки Аму-Дарьи, где находятся несколько маленьких оспариваемых островов». «Несколько талибов, опасаясь тяжелой артиллерии и танков правительства, укрылись на этих маленьких островах, а таджикские пограничники с другой стороны увидели их, после чего территорию начали обстреливать с вертолета», — сказал журналист.

Состояла ли эта вооруженная группа из наркоторговцев или боевиков, продолжает оставаться неясным. Предполагается, что они могли быть и теми и другими, поскольку, как заметил Амин Мудакик, по меньшей мере «наркоторговцы всегда сопровождаются талибами, они отвечают за безопасность, и наркоторговцы заходят на территорию».

Обсуждалась также тема сотрудничества между таджикскими и афганскими органами безопасности. И хотя все были согласны с тем, что сейчас это сотрудничество лучше, чем пять или десять лет назад, также все были согласны, что еще многое предстоит сделать. Рашид Гани Абдулло отметил, что таджикская сторона не уверена, с кем именно нужно связываться на афганской стороне границы при возникновении проблемы. «Есть множество полевых командиров. Когда любой, кто сможет собрать возле себя 10, 20 или 50 человек, считает себя источником закона, то очень сложно осуществлять обмен [информацией]», — говорит Рашид Гани Абдулло. Амин Мудакик сказал, что в случае недавнего инцидента «афганские силы жаловались в Тахаре, что в этом случае они уже уведомили таджикскую сторону, но [таджикские власти] не отнеслись к этому серьезно».

Афганские силы, как кажется, сейчас действительно уделяют больше внимания ситуации на северо-востоке страны. Амин Мудакик отметил, что после того, как «Талибан» на некоторое время захватил Кундуз в прошлом сентябре, афганское правительство реструктурировало свои силы на северо-востоке Афганистана.

Военный автомобиль на улице в Кундузе после освобождения города от захвативших его талибов. 5 октября 2015 года.

Военный автомобиль на улице в Кундузе после освобождения города от захвативших его талибов. 5 октября 2015 года.

— После падения Кундуза афганские власти сейчас осуществляют центральное командование над тем, что они называют северо-восточной зоной. Как командование полиции Памира, так и афганская военная 20-я дивизия сейчас дислоцируются в Кундузе. Оба этих военных подразделения отвечают за весь участок от Бадахшана до Кундуза, — говорит Амин Мудакик.

СОКРАЩЕНИЕ РОССИЙСКИХ ВОЙСК

В то же время Россия, в последние годы часто поднимавшая вопрос о безопасности на таджикско-афганской границе, сейчас, как кажется, проявляет меньше интереса к событиям там. 201-я российская дивизия дислоцировалась в Таджикистане с момента распада Советского Союза в 1991 году, и еще в конце 2015 года российские военные говорили об увеличении ее состава. Однако в конце января российские военные заявили о сокращении количества военных в Таджикистане. Об этом было объявлено после того, как в прошлом году 201-я дивизия ушла с базы Куляб — одной из трех их баз в Таджикистане и самой близкой к афганской границе. Заявление о сокращении числа войск также поступило после того, как посол России в Афганистане подтвердил в конце прошлого года, что российские официальные лица встретились несколько раз летом 2015 года на базе Куляб с представителями «Талибана» из северного Афганистана.

Пограничные столбы на границе Таджикистана и Афганистана.

Пограничные столбы на границе Таджикистана и Афганистана.

В статье, опубликованной 29 декабря независимым таджикским агентством новостей «Азия-Плюс», идентифицировали одного из представителей «Талибана» на встречах в Кулябе как Кари Динмухаммада Ханифа — командира, контролирующего район Даркад в провинции Тахар, «граничащий с Фархорским районом [таджикской] Хатлонской области». В статье говорится, что афганские правительственные силы не смогли отвоевать район Даркад у «Талибана», поскольку «он охраняется российским оружием, и эта провинция продолжает оставаться пунктом связи России и «Талибана».

Рашид Гани Абдулло высказал предположение, что сокращение войск в Таджикистане может быть связано с российской военной операцией в Сирии. «Они смогли за очень короткий период времени перебросить большое количество войск из России на главную воздушную базу [в Сирии]. Может быть, им не нужно сохранять такие силы, как раньше, в Таджикистане». Вместо того чтобы оставлять там существенное количество войск, Россия может просто поддерживать эти базы, а личный состав и материал может быть быстро переброшен в эти места, если потребуется — по «просьбе Таджикистана», предположил Рашид Гани Абдулло.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG