Доступность ссылок

Таджикской вдове сказали, что её дети принадлежат ИГ


Майрамби Олимова, мать Гулру Олимовой - женщины, выехавшей в Сирию, которой экстремистская группировка ИГ не разрешает забрать детей на родину.

Майрамби Олимова, мать Гулру Олимовой - женщины, выехавшей в Сирию, которой экстремистская группировка ИГ не разрешает забрать детей на родину.

Когда после смерти мужа 25-летняя таджичка захотела вернуться из Сирии домой, ей сказали, что она может это сделать, только если оставит своих троих детей группировке «Исламское государство».

Когда Гулру Олимова узнала, что ее муж, 32-летний Лоик Раджабов, погиб, сражаясь в рядах боевиков «Исламского государства» (ИГ) в Сирии, она решила собрать вещи и вернуться со своими детьми — семилетней Фотимой, четырехлетним Ахмадом и шестимесячной Румайсо — в Таджикистан.

ТОЛЬКО БЕЗ ДЕТЕЙ

Как того требует протокол, она попросила разрешения у «эмира» ИГ в Алеппо. Он дал ей разрешение уехать, но при одном условии: она должна оставить своих троих детей в ИГ. «Эмир» сказал, что дети являются «собственностью Исламского государства».

Мать Гулру Олимовой, Майрамби, сказала Таджикской редакции Азаттыка, что дочь не вернется без своих детей. С тех пор как 65-летняя женщина узнала, что дочь находится в Сирии, она пыталась убедить ее вернуться домой и даже обратилась в видеоролике к лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади с просьбой позволить дочери уехать. В интервью Азаттыку 11 мая она рассказала о том, как дочь позвонила ей, чтобы рассказать о смерти мужа и о том, что должна будет четыре месяца соблюдать траур.

— Дочь мне сказала, что Лоик стал шахидом, я ей ответила: кто его знает, стал ли он шахидом? Он поставил под угрозу жизнь трех своих детей и беременную еще одним ребенком жену. Просила помощи вернуть трех детей на родину, так как без них она не может сдвинуться с места, — рассказывает Майрамби Олимова.

Копия документа Гулру Олимовой, жительницы Куляба, выехавшей в Сирию.

Копия документа Гулру Олимовой, жительницы Куляба, выехавшей в Сирию.

Уроженка таджикского города Куляб Гулру сообщила матери, что сейчас проживает в трехэтажном доме в пригороде сирийского города Алеппо недалеко от границы с Турцией. В детстве Гулру хотела стать врачом или хотя бы медсестрой, рассказала Майрамби Олимова в прошлом месяце сайту «Медуза». Однако этим мечтам не суждено было сбыться. Когда Гулру было 16 лет, она встретилась с Лоиком Раджабовым — «местным наркоторговцем», как утверждает мать.

Лоик Раджабов предложил девушке выйти за него замуж, но, по словам матери, выступившей против этого брака, она отказалась. Однако свадьба всё же состоялась, после того как Лоик пригрозил, что «зароет всех», если Майрамби не даст девушке разрешения на замужество.

РАДИКАЛИЗАЦИЯ В МОСКВЕ

По всей видимости, Лоик прошел радикализацию в Москве, куда часто ездил по делам. После одной из поездок в доме семейной четы появился черный флаг ИГ. В сентябре 2014 года Лоик забрал жену с детьми в Москву, где он якобы устроился на работу — строить дачи. Однако в Москве семья пробыла недолго — в ноябре они отправились в Сирию. По некоторым данным, Лоик уехал в Сирию вместе с 25 другими боевиками, включая нескольких таджиков, которые позже были убиты.

Майрамби Олимова говорит, что узнала о том, что семья находится в Сирии в январе, когда ей позвонил Лоик и сказал ей никому об этом не говорить. По словам Майрамби, сначала она ничего не сообщала о дочери в силовые структуры Куляба, но в апреле она сообщила сайту «Медуза», что заявила об этом в местное подразделение государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Таджикистана, где 31 год проработала уборщицей.

«Больше всего я хочу, чтобы его [Лоика] привезли сюда, вылили на голову десять литров бензина и подожгли», — сказала Майрамби сайту «Медуза».

ДОМ В АЛЕППО И СМЕРТЬ

Лоик был еще жив, когда Гулру звонила матери в начале апреля. Она сказала, что ИГ выделило им 30 тысяч долларов на переезд в жилой дом в пригороде Алеппо и что на каждого ребенка им платят ежемесячное «пособие» в размере 35 долларов. В их новой квартире есть телевизор, холодильник и даже ковер, но лучше всего то, что Лоику почти не нужно участвовать в боевых действиях, рассказала девушка матери. По ее словам, Лоик досматривал на дорогах автомобили на наличие алкоголя и сигарет, которые запрещены в ИГ.

Скриншот видеоролика о боевике, представляющемся Абу Умарионом, который рассказывает о патрулировании дорог в Сирии.

Скриншот видеоролика о боевике, представляющемся Абу Умарионом, который рассказывает о патрулировании дорог в Сирии.

Есть сообщения о том, что таджикские боевики проводили такое «дорожное патрулирование» в Ираке. В январе появился видеоролик, в котором боевик, представляющийся Абу Умарионом, рассказывал о том, что его работа состоит в проверке машин на наличие сигарет и алкоголя и проверке женщин на ношение хиджаба.

По-видимому, у Лоика не было никакого опыта участия в боевых действиях до вступления в ИГ в Сирии, что, возможно, послужило причиной того, что его направили патрулировать дороги. Как сообщалось в недавно опубликованных руководствах для новобранцев ИГ, их всех направляют на базовую подготовку в учебные лагеря. Неизвестно, прошел ли ее Лоик, но даже в случае прохождения ее одной было бы недостаточно для полной подготовки мужчины к бою.

Обстоятельства и место смерти Лоика остаются неясными. В течение последних нескольких недель сообщалось о нескольких нападениях с участием боевиков из России и Центральной Азии. Лоик мог быть убит в Байджи в Ираке, куда, по сообщениям в социальных сетях, ИГ направило большие силы, включая боевиков, обычно не участвовавших в боях. Как минимум двое таких боевиков-чеченцев были убиты в наступлении на Байджи в то же время, что и Лоик.

Также есть сведения, что в конце апреля, приблизительно в то же время, когда, скорее всего, был убит Лоик, русскоязычных боевиков направили сражаться (и погибнуть) в провинцию Анбар в Ираке. В опубликованном на этой неделе видеоролике видно, как группа русскоязычных боевиков молится перед сражением 25 апреля на озере Тартар в западном Ираке.

В Кулябе смерть Лоика всё также остается загадкой. Отец Лоика, Шерафган Раджабов, говорит, что узнал о смерти сына от невестки. В милиции Куляба говорят, что узнали о смерти Лоика от его семьи. Единственным напоминанием о Лоике в Кулябе стал черно-белый флаг ИГ, найденный, согласно источникам в силовых структурах, в доме его отца.

ПРЕЦЕДЕНТ?

Ранее в ИГ уже были случаи, когда членам семей убитых боевиков запрещали уезжать. В 2013 году военный командир ИГ Умар аль-Шишани не позволил дочери работника миграционной службы в Чечне вернуться домой с братом после смерти мужа-боевика. В этом случае сама вдова не захотела покидать Сирию, несмотря на призывы отца. Умар аль-Шишани подвергся критике за нарушение воли отца девушки. Однако произошедшее с Гулру — первый известный случай, когда ИГ настаивает на «владении» детьми погибших боевиков в нарушение воли матери.

По официальным данным, в Сирии и Ираке находится около 300 таджиков, из которых около 60 были убиты. Как сообщает Эдвард Лемон из Эксетерского университета в Великобритании, отслеживающий таджикских боевиков в ИГ, у него есть список из 102 таджиков, сражающихся в Сирии и Ираке, однако, скорее всего, этнических таджиков может быть больше.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG