Доступность ссылок

В Таджикистане закрыты самые последние медресе


После пятничной молитвы в Душанбе. 31 августа 2011 года.

После пятничной молитвы в Душанбе. 31 августа 2011 года.

В Таджикистане на прошлой неделе закрыли последние из 19 медресе. Эксперты говорят о необходимости повышения качества образования в медресе, действующих в других странах Центральной Азии.

Последние медресе в Согдийской области Таджикистана, деятельность которых была приостановлена три года назад, официально были закрыты на прошлой неделе. Это последние медресе и в масштабах страны. Но теперь эксперты опасаются, что ликвидация этих религиозных школ приведет к расцвету «чайхан» — скрытых медресе, существовавших в советское время, где велась пропаганда учений известных теологов.

Официально сообщается, что базовое исламское образование впредь будут давать только в гимназии при Исламском институте Таджикистана.

«ОТЛУЧЕНИЕ ОТ ЭКСТРЕМИЗМА»

В Таджикистане медресе начали закрывать семь лет назад, говорит местный эксперт по вопросам религий Саид Ахмадов. В интервью Таджикской редакции Азаттыка Ахмадов рассказывает, что вначале стоял вопрос лишь о сокращении количества медресе. Власти тогда пояснили, что это делается с целью предотвратить вступление молодых таджиков в экстремистские группировки. В Таджикистане действовало 19 официально зарегистрированных медресе, говорит эксперт.

По словам Саида Ахмадова, процесс обучения в медресе нисколько не изменился, остался на том же уровне, что и в прошлые века, то есть обучающиеся после изучения одной книги переходили к другой.

Религиозное обучение без лицензии комитета по делам религий при правительстве Таджикистана не позволялось, а чуть позже за незаконное религиозное образование ввели наказание в виде лишения свободы сроком от 5 до 12 лет. Тогда же были возвращены на родину 2896 из 3054 молодых таджиков, обучающихся в медресе в Пакистане, Афганистане, Египте и других исламских странах. Большинство из этих вернувшихся молодых людей после неудачных попыток поступить в таджикские вузы отправились в трудовую миграцию в Россию и уже оттуда различными путями снова попали в исламские медресе за пределами Таджикистана.

По словам таджикского эксперта Саида Ахмадова, закрыли даже медресе «Абу-Ханифа», признанное четыре года назад образцовым, его воспитанники продолжили свое образование в педагогических учебных заведениях. Директор Научно-исследовательского института по развитию образования при министерстве образования и науки Таджикистана Шарифмуроди Исрафилниё говорит, что теперь в школах будут изучать предмет «Основы ислама». Сейчас для девятых классов издали учебник «История религий» и распределили по школам. Преподавание этого предмета ввели в прошлом году, но учебники оказались готовы лишь к этому учебному году.

В медресе в таджикском городе Худжанд.

В медресе в таджикском городе Худжанд.

Ранее в школах страны планировали ввести предмет «Исламское образование». Учебник по предмету издали, однако в министерстве образования посчитали, что необходимости в преподавании этого предмета нет.

По словам Шарифмуроди Исрафилниё в интервью Таджикской редакции Азаттыка, в нынешнем году впервые в вузах Таджикистана станут преподавать новый предмет — «Религиоведение».

Саид Ахмадов сомневается в том, что закрытие медресе будет способствовать снижению экстремизма среди таджикской молодежи. Закрытие медресе, говорит эксперт, не означает, что все ученики будут лишены возможности продолжить обучение, теперь многие, возможно, будут тайно обучаться у других мулл.

По словам Саида Ахмадова, в советские годы практически в каждом районе Таджикистана была своя «чайхана», но на деле там были мечети или медресе. Не исключено, говорит Ахмадов, что очень скоро появятся такие «чайханы».

УРОВЕНЬ МЕДРЕСЕ НА ПРАКТИКЕ

Кыргызстанский эксперт Канатбек Мурзахалилов в интервью Азаттыку обращает внимание на усиление политики в отношении религии в Таджикистане с 2009 года. По его словам, Таджикистан — единственная страна в Центральной Азии, где выдвинули строгие требования по отношению к организации «Таблиги Джамаат» и салафитам, а молодежь, обучающуюся в религиозных заведениях за рубежом, вернули обратно.

— С одной стороны, эти меры производят впечатление ограничения свободы вероисповедания. С другой — думаю, это очень хорошо, что государство само оценивает учебную программу. Однако также известно, что запрет ведет к росту скрытых действий. Сильно давить на религию нельзя, — говорит Канатбек Мурзахалилов.

Намазхана, молельная комната, в парламенте Кыргызстана.

Намазхана, молельная комната, в парламенте Кыргызстана.

Он также обращает внимание на систему религиозного образования в Кыргызстане. По его словам, на сегодняшний день в Кыргызстане функционирует 89 медресе и исламских институтов, которые прошли регистрацию в государственной комиссии по делам религий. По словам специалиста, в этих медресе качество образования слабое.

— Светская система образования в религиозных медресе не получила большого распространения. Светских предметов, кроме истории Кыргызстана и информатики, нет. Уровень образования в медресе не отвечает условиям и требованиям сегодняшнего дня. Уровень квалификации учителей в медресе также низкий. Но в парламенте обсуждается законопроект о религиозной системе образования на государственном уровне, — говорит он.

По словам Канатбека Мурзахалилова, всё это время дипломы выпускников медресе не признавали и большинство из них оставались безработными.

ОТЗВУКИ СОВЕТСКОГО ПРОШЛОГО

Казахстанский востоковед Аширбек Муминов считает, что в Таджикистане формируют новую модель религиозной политики. Закрытие медресе он связывает с мерами по уничтожению влияния запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана.

Говоря о системе религиозного образования в Казахстане, востоковед отмечает, что сейчас в стране происходит процесс некоторой систематизации.

— В Казахстане формируется многоступенчатая система религиозного образования. Но всё еще необходимо повышать качество образования. Сегодняшние результаты не вызывают удовлетворения. Мы не можем утверждать, что уже создана система образования, благодаря которой можно подготовить хороших специалистов. Мы должны еще поработать над содержанием образования. Казахстан стремится к созданию новой системы, — говорит Аширбек Муминов Азаттыку.

Мечеть на фоне тюремной сторожевой вышки. Поселок Заречный Алматинской области, 12 сентября 2014 года.

Мечеть на фоне тюремной сторожевой вышки. Поселок Заречный Алматинской области, 12 сентября 2014 года.

По его словам, в стране создается пятиступенчатая система образования, которая включает в себя курсы по ликвидации религиозной безграмотности, центры по подготовке кари (чтецов Корана), медресе, институты по повышению квалификации имамов и университеты.

— В 1920-е годы под видом перехода к джадидистской системе обучения была полностью уничтожена традиционная система религиозного образования. В 1943 году, когда в Центральной Азии было создано общее религиозное управление, также произошли изменения. Несмотря на то что выпускники религиозных медресе получали дипломы, полноценного образования у них не было. Я не соглашусь с мнением, что до 1990-х годов религиозные учебные заведения в Узбекистане были хорошего качества. Советская инерция, в соответствии с которой так думают, до сих пор сильна, — говорит Аширбек Муминов Азаттыку.

В Казахстане действуют девять медресе, которые находятся в ведомстве Духовного управления мусульман.

  • 16x9 Image

    Куанышбек КАРИ

    Куанышбек Кари работает на Азаттыке с 2010 года, является главным редактором Алматинского бюро. Окончил бакалавриат факультета журналистики КазНУ имени Аль-Фараби и магистрат факультета персидской литературы Тегеранского университета.

    Работал корреспондентом во всемирной службе телерадиообъединения Ирана, затем был корреспондентом нескольких казахстанских СМИ в Иране. Работал на должностях корреспондента, заведующего отделом и первого заместителя главного редактора в ряде информационных агентств, газет и журналов в Казахстане.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG