Доступность ссылок

Правосудие по-крымски


Подсудимые крымские татары из Севастополя Рустем Ваитов, Юрий (Нури) Примов и Руслан Зейтуллаев. Ростов-на-Дону, 7 сентября 2016 года.

Подсудимые крымские татары из Севастополя Рустем Ваитов, Юрий (Нури) Примов и Руслан Зейтуллаев. Ростов-на-Дону, 7 сентября 2016 года.

Северо-Кавказский военный окружной суд объявил на этой неделе приговор четверым крымским мусульманам из Севастополя, которых судили в Ростове-на-Дону по обвинению в причастности к религиозно-партийной ячейке «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» — исламской партии, которая в России запрещена.

Подсудимые Руслан Зейтуллаев, Рустем Ваитов, Нури (Юрий) Примов и Ферат Сайфуллаев были найдены виновными в участии в партии и распространении ее идей. Руслана Зейтуллаева приговорили к семи годам лишения свободы, остальных — к пяти годам заключения в колониях общего режима.

Доказательная база строилась на видео- и аудиозаписи, которая велась скрытой камерой во время одной из встреч членов ячейки. На этой встрече мужчины обсуждали различные религиозные темы, в частности идеи «Хизб ут-Тахрир». По словам адвокатов и подсудимых, из полуторачасовой записи в суде были прослушано всего десять минут. И услышанные судьями фрагменты разговоров были вырваны из контекста и предвзято истолкованы обвинением, утверждают в прессе некоторые сторонники осужденных.

На эту встречу участников приглашал некий Аднан — прихожанин местной мечети, этнический араб. По утверждению адвокатов и самих обвиняемых, Аднана завербовали местные сотрудники ФСБ — уж очень настойчиво он зазывал к себе, да и в доме оказалась скрытая камера. Защита также уверена, что именно Аднана скрывали под псевдонимом «засекреченного свидетеля» Александра — в суде был слышен только его голос, искаженный специальными программами. «Скрытый свидетель» утверждал об участии подсудимых в «Хизб ут-Тахрир». Другие свидетели отказались от своих первоначальных показаний, данных в процессе досудебного расследования, где они утверждали о причастности подсудимых к «Хизб ут-Тахрир». Об этом сообщил сайт «Крым.Реалии».

Во время прений, которые завершились 31 августа, прокурор в течение получаса рассказывал, чем еще, кроме 10-минутного видео, доказывается вина каждого из подсудимых. К примеру, у Рустема Ваитова были найдены два номера крымской газеты «Возрождение», которую связывают с «Хизб ут-Тахрир», а также блокнот с записью о предстоящей встрече с другим фигурантом дела, что, по мнению прокурора, являлось достаточным основанием для того, чтобы приговорить его к семи годам заключения.

Характер досудебного расследования и сам ход судебного заседания не вызывали ни малейшего сомнения в том, что, несмотря на абсурдность и недоказанность фактов, несоизмеримость вменяемого и запрошенных сроков, приговор будет обвинительным. Такого рода опыт «судебной практики» в России дает основание ожидать заведомо известный результат. И эта практика значительно «облегчила» работу следователю в деле с «крымскими религиозными экстремистами». Адвокат Рустема Ваитова, Оксана Железняк, заявила, что формулировки обвинения слово в слово списаны с уфимского «Дела двадцати шести», зеркально отразившего «доказательную базу» и методику обвинительного судебного вердикта «крымского правосудия».

В своем последнем слове, которое крымчане огласили 31 августа, все четверо взывали к справедливости суда и вынесению взвешенного решения. У «Севастопольской четверки» еще были какие-то иллюзии относительно того, что суд проявит гуманность и вынесет справедливое заключение. Например, в своем последнем слове Ферат Сайфуллаев перечислял статьи Конституции Российской Федерации, которые гарантируют свободу слова, мысли, вероисповедания, свободу массовой информации и собраний. Впрочем, в России Основной закон уже не единожды был обесценен, а все права и свободы давно трактуются так, как удобно действующей власти.

В своем последнем слове Рустем Ваитов попытался вновь доказать суду, что все обвинения в его адрес несостоятельны. Журналы, найденные в мечети, ему не принадлежат, «провести сухбет» означает просто поговорить, видеозапись показана не полностью, а Примова и Сайфуллаева он вообще почти не знал.

В заключение одна деталь. Во время объявления приговора все четверо подсудимых были в зале суда в футболках с надписями: «Снова под запретом», «Крымские татары», «Заказ выполнен» и «Спектакль окончен». Когда судья входил в зал, четверо подсудимых демонстративно заклеили себе рты скотчем. Именно так они и выслушали приговор.

На суде в отношении четырех мусульман из Крыма – Ферата Сайфуллаева, Нури (Юрия) Примова, Рустемп Ваитова и Руслана Зейтуллаева. Ростов-на-Дону, 15 июня 2016 года.

На суде в отношении четырех мусульман из Крыма – Ферата Сайфуллаева, Нури (Юрия) Примова, Рустемп Ваитова и Руслана Зейтуллаева. Ростов-на-Дону, 15 июня 2016 года.

Судя по происходящему в Крыму преследованию крымских татар, чувство достоинства, мужество и стойкость очень пригодятся представителям этого народа при преследованиях, которым они подвергаются со стороны российской власти. По инспирированному делу арестованы и находятся под следствием еще 10 крымских мусульман. И можно сказать с уверенностью, что крымские силовики на этом не остановятся.

В сегодняшней России людей судят за репосты в социальных сетях, за комментарии — а теперь уже за разговоры и мысли. Теперь и жителям Крыма, к которым пришла аннексия, приходится сталкиваться с последствиями своего аполитического молчания, молчания страха.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG