Доступность ссылок

Астана, вопреки ожиданиям, молчит даже о лопнувшем «Казахгейте»


Стив Левин, редактор журнала "Форин полиси".

Стив Левин, редактор журнала "Форин полиси".

Правительство Казахстана не торопится высказывать удовлетворение тихому финалу «Казахгейта». Об этом подробнее в интервью радио Азаттык говорит Стив Левин - редактор журнала "Форин полиси".


«КОРОЛЬ КАЗАХСТАНА»

- Господин Левин, вы один из немногих западных журналистов, с самого начала внимательно наблюдавших за взлетами и падениями Джеймса Гиффена – так называемого нефтяного консультанта президента Казахстана. В своей книге «Нефть и Слава: стремление к империи и счастье на Каспийском море» вы посвятили отдельную главу господину Гиффену и даже назвали его «Королем Казахстана». Что вы имели в виду под этим заголовком?

- Это хороший вопрос. Я имел в виду, что к тому времени, чтобы заключить любую нефтяную сделку в Казахстане, вам нужно было пройти через Гиффена. Он был очень близок к президенту.

Казахстан был одним из немногих мест в мире, где нефтяная компания могла получить доступ к большим нефтяным месторождениям. Вы должны были пройти через этого очень сильного американца, чтобы получить сделку, и после этого вы уже могли перейти к
Чтобы заключить любую нефтяную сделку в Казахстане, вам нужно было пройти через Гиффена. Он был очень близок к президенту.
разговору с казахами.

ГИФФЕН МЕЖДУ СССР И ЦРУ

- В своей книге вы упомянули бывшего агента ЦРУ, который сказал, что Гиффен сыграл важную роль в прекращении продажи Казахстаном ракет «земля – воздух» Ирану и Северной Корее. Вы думаете, это мог бы быть единственный эпизод сотрудничества Гиффена с ЦРУ, чтобы повлиять на высокопоставленных казахстанских чиновников, которые помогли отказаться от основных обвинений во взяточничестве против него?

- Я думаю, что у Гиффена всегда были отношения определенного рода с ЦРУ. Существует большая разница между тем, что утверждает Гиффен в своем судебном деле, и тем, что происходило в его карьере. Возвращаясь на три с половиной десятилетия назад, можно сказать, что у Гиффена были отношения и с Советским Союзом. За первые два с половиной десятилетия у любого американца, у которого были любые отношения с Советским Союзом, имелись отношения и с ЦРУ.

Помните, что Соединенные Штаты и Советский Союз были врагами в течение очень долгого времени. Американские спецслужбы позволили американцам иметь отношения с Советами. Когда они возвращались домой, они не могли не позволить ЦРУ иметь дело с ними. Они должны были сообщать, с кем они встречались, о чем говорили и так далее. Когда Гиффен говорит, что у него были отношения с ЦРУ, это, естественно, не означает, что он добровольно и бесплатно работал на них или что-то иное, нежели в обычном контексте «отношений с ЦРУ».

Он делал именно то, что каждый американский бизнесмен, работающий в Советском Союзе, должен был сделать для того, чтобы работать там. Просто, когда он приехал в Казахстан после развала Советского Союза, то продолжил ту же самую практику.

Чтобы поставить точки над «и» в обсуждении одного случая из карьеры Гиффена, необходимо отметить, что его помощь в прекращении продажи оружия Северной Корее не была знаком патриотизма. Это в то время не казалось патриотическим актом от имени Соединенных Штатов Америки. Это была попытка Гиффена, пытающегося подтвердить свое влияние на президента Казахстана. Кто-то другой в это время пытался обойти Гиффена, чтобы отстранить его от влияния. Таким образом, чтобы продемонстрировать свое влияние, что он был очень важным, он сделал шаг, чтобы остановить продажу оружия.

КАК ОСТАНОВИЛИ «КАЗАХГЕЙТ»

- Господин Левин, некоторые казахстанские эксперты считают, что заявление Джеймса Гиффена о признании вины в незначительных правонарушениях в части налогов является прямым следствием усилий Астаны оказать влияние на это дело и, в особенности, давления на нефтяные компании США, работающие в Западном Казахстане. Некоторые члены оппозиции предполагают, что так называемый пиар-консультант правительства Казахстана Александр Мирчев и его фирмы лоббирования также играют роль в этом. Как бы вы прокомментировали это?

- Нет никаких сомнений в том, что казахи заплатили большие деньги. Это дело продолжалось в течение десяти лет. Правительство Казахстана заплатило большие деньги. Александр Мирчев и компания Global Options - это лишь последний эпизод этого. Это продолжалось очень долго.

Правительство заплатило много денег, чтобы мощные и влиятельные юридические фирмы и лоббисты в Вашингтоне пытались остановить это дело. И если дело не будет прекращено, то хотя бы убедиться, что президент Назарбаев не подвергнется судебному преследованию наряду с Джеймсом Гиффеном.

Усилия по лоббированию, если и имели какие-то результаты, то они были небольшими. Все, что было сделано, сделало в первую очередь ЦРУ.
Очень долгое время обвинения не отклонялись. Это продолжалось в течение десяти лет. Усилия по лоббированию, если и имели какие-то результаты, то они были небольшими. Все, что было сделано, сделало в первую очередь ЦРУ.

После трагедии 11 сентября 2001 года ЦРУ стало еще более влиятельным, еще более сильным в Соединенных Штатах. ЦРУ не хотело сотрудничать с обвинением; не хотело отдавать документы, которые обвинение должно было получить для продвижения дела. И в конце концов прокуратура должна была отозвать все обвинения.

СУДЬБА ФОНДА «БОТА»

- Господин Левин, как вы знаете, в 2007 году США, Казахстан и Швейцария пришли к соглашению использовать 84 миллиона долларов, которые были заморожены на тайных счетах, в целях сокращения масштабов детской нищеты и поддержки детей с ограниченными возможностями передвижения в Казахстане. В 2009 году был создан благотворительный фонд «Бота» и уже он начал распределять гранты для социальных и медицинских программ в Казахстане. Теперь Джеймс Гиффен и его компания «Меркатор» отказались от «любого права, претензии или интереса в отношении этих 84 миллионов долларов». На ваш взгляд, что будет дальше с этими деньгами?

- Я думаю, что деньги будут потрачены на благотворительность детям, что и было намечено в соглашении. С момента, когда эти деньги были заморожены в Швейцарии, Казахстан попытался сделать все, чтобы разморозить их, но не смог этого осуществить. Предметом гордости стало то, что они вернут эти деньги назад. Стало ясно: деньги не будут возвращены. Таким образом, был достигнут компромисс.

Компромисс заключался в том, что деньги будут возвращены в том случае, если они будут потрачены только на благотворительность. Для гарантии того, что эти деньги будут потрачены на благотворительность, деньги были отданы в распоряжение ООН. Именно туда, где они и останутся.

- Господин Левин, спасибо за интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG