Доступность ссылок

Первый и последний полёт казахского Гагарина


Тохтар Аубакиров, первый космонавт Казахстана, в день возвращения на Землю. 10 октября 1991 года.

Тохтар Аубакиров, первый космонавт Казахстана, в день возвращения на Землю. 10 октября 1991 года.

20 лет назад в космос полетел первый казах – Тохтар Аубакиров. В интервью радио Азаттык он рассказывает, почему больше не летает в космос, о своих отношениях со вторым казахским космонавтом, Талгатом Мусабаевым, и своей деятельности в оппозиции.


ДВА ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ ПРАЗДНИКА

– Господин Аубакиров, 2 октября 1991 года, 20 лет назад, вы полетели в космос. Мы поздравляем вас с этой круглой датой. Хотелось бы узнать, как вы собираетесь отмечать этот день? В каком кругу?

– В кругу своих друзей. 12 апреля и 2 октября у меня дни открытых дверей. Судьба сделала мне такой подарок, что в Казахстане я как первооткрыватель космоса – казах. Я эти две даты отмечаю, они как бы в обязанность вошли.

12 апреля – это Всемирный день космонавтики, когда человек по имени Юрий Гагарин впервые полетел в космос. Это человек, который открыл землянам Вселенную.

2 октября – это день, когда я уже сам, как говорится, рванул в космос. Казахи ждали этот день, говорят, очень сильно. Вы не представляете, что было, когда я вернулся из космоса. Такого подъема я никогда в жизни – и
Такого подъема я никогда в жизни – и до полета, и после – больше не видел: казахи в Алматы, Кызылорде, Аральске меня на руках несли, не опуская на землю. Машины шли рядом.

до полета, и после – больше не видел: казахи в Алматы, Кызылорде, Аральске меня на руках несли, не опуская на землю. Машины шли рядом.

Я этот праздник отмечаю в кругу друзей. Кто придет поздравлять? Я думаю, их будет много. Обычно много, много, много людей собирается, а в этом году всё-таки 20-летие… На этот раз я решил отмечать в ресторане, а не у себя дома, так как всем всегда очень тяжело вместиться. Поэтому у меня везде висят таблицы: 2-го числа в ресторане таком-то с 14 часов день открытых дверей продолжается!

– В Интернете было распространено письмо общественных и политических деятелей, которые просят президента Казахстана Нурсултана Назарбаева оценить ваш полет как подвиг и объявить 2 октября Днем казахстанской космонавтики. Что вы об этом думаете? Какую реакцию ожидаете от властей?

– Давайте оставим этот вопрос без комментариев, потому что всегда говорить о себе любимом для меня неприемлемо. Я не могу о себе говорить. Я сделал это. Меня просили, и я сделал это. Дальше – это дело народа.

Фамилии подписавшихся, конечно, я перечитал… Я думаю, что это – цвет казахской интеллигенции, пусть он не весь, неполный... Они что-то приняли, и я комментировать это не могу.

«ХВАТИТ ОДНОГО ГАГАРИНА»

– Возвратимся к событиям 20-летней давности. Почему вы летали в космос только один раз?

– Я был готов и дальше работать. Когда один раз попробуешь, то входишь во вкус, в раж. Но президент Назарбаев в то время принял решение, что
Первый казахский космонавт Тохтар Аубакиров. Алматы, 24 октября 2009 года.

достаточно одного Гагарина.

– То есть он переживал за ваше здоровье, он хотел вас сохранить?

– Да, он решил меня сохранить. Я думаю, любой руководитель государства, большой политик, наверное, поступил бы как он. Я очень просился летать, но он не дал.

– Вам запретили летать в космос или вообще запретили садиться за штурвал самолета?

– Он так сказал: «Вообще летать перестань. И всё».

– Вы об этом жалеете?

– Как вам сказать… Я же первое свое согласие дал полететь? Раз я один раз согласился, почему я должен под другими позициями уже не соглашаться? Ведь одно вытекает из другого. Если бы я не дал согласия в первый раз, значит, никакого запрета не последовало бы. Я бы летал… Но так как я дал свое согласие в первый раз, согласился, значит, должен исполнять.

– Чувство невостребованности у вас было?

– Оно есть… (смеется. – Радио Азаттык). Человек, по крайней мере, мужчина думает, что всё может. Назарбаеву 70 лет, но он же продолжает работать. Почему я в 65 лет не мог бы? Конечно, я мог бы. Я здоровый. Врачи меня признают абсолютно здоровым человеком.

«МНЕ ЭТА ОРБИТА НЕ НРАВИТСЯ»

– Вы чувствуете себя, образно говоря, несколько сдвинутым с орбиты государственных дел?


– Будем так считать. Но я же сам выбрал эту стезю, уйдя в оппозицию. Я сошел с этой орбиты, потому что эта орбита мне не нравилась.

– Чем она вам не нравилась?

– Обзор был очень узкий.

– Но вы возвращались туда обратно. Были советником президента Казахстана.

– Я был действующим генералом. Когда я попросил у действующего Верховного главнокомандующего отставки, он мне ее не дал. Он сказал: «Генералы пока мне самому нужны, государству нужны. Поэтому, будьте добры, исполняйте свои обязанности». И назначил. Это было в 1995 году.

«БАЙКОНУР ДОЛЖЕН ИСПОЛЬЗОВАТЬСЯ СОВМЕСТНО»

– Из-за того, что не участвуете в развитии космической отрасли Казахстана, вы ощущаете какую-то неудовлетворенность?


– Я стараюсь как-то свои советы давать через средства массовой информации. Я думаю, умные люди всё это подхватывают. Если во всем этом есть какое-то зерно, то это уже хорошо. Я это вижу, чувствую и знаю. Хотя у нас сейчас нет, так сказать, тесных связей, но они по крайней мере через прессу существуют.

– Какие ваши идеи, предложения были подхвачены? Вы видите их реализацию?

– Я давно говорил и сейчас говорю о создании совместных предприятий. Космодром Байконур должен использоваться совместно. Ни одно государство само по себе не может потянуть. Даже великая Россия в конце концов, имея несколько космодромов, может этот космодром
Нашли огромные деньги на то, чтобы их обучить, но не нашли мизер, чтобы их запустить.

оставить. Но надо создать такие тепличные условия, чтобы они совместно с нами продолжали использовать космодром Байконур.

– Но Байконур до сих пор используется на условиях аренды.

– Создано совместное предприятие «Байтерек». Может, этого мало, но это начало большого дела, большого будущего.

– То есть вы оптимистично смотрите на развитие космоса в Казахстане?

– Очень оптимистично. Люди приходят и уходят, но всегда есть смена.

– У вас есть смена? Как первый казахский космонавт, вы можете сказать, будет ли у Казахстана третий космонавт?

– Будут. Обязательно будут. Два человека были подготовлены. Нашли огромные деньги на то, чтобы их обучить, но не нашли мизер, чтобы их запустить. Здесь сработало наше казахское «давайте немножко подождем, всё придет, никуда не денется».

– Были финансовые причины?

– Думаю, в меньшей степени.

ГРАЖДАНСТВО РОССИИ РАДИ ПОЛЕТА

– Вы ранее заявляли, что Мухтар Аймаханов, один из воспитанников Звездного городка, хотел получить российское гражданство, чтобы в свою очередь получить возможность полететь в космос. Вам известна его дальнейшая судьба?


– Я совсем недавно с ним встречался. Еще я разговаривал с Валентиной Владимировной Терешковой – это человек весомый, человек слова. Она великая женщина, да и как человек она мне очень нравится. Я к ней обратился с просьбой помочь Мухтару Аймаханову. Она дала мне обещание, и теперь будем ждать результата.

– У космонавтов с казахстанским гражданством до сих пор нет возможности летать в космос?

– Нет, у казахстанских – нет. Для этого казахстанским космонавтам надо «войти» с деньгами, со всеми... Это нужно если не для создания, то по крайней мере для поддержания международной станции. Тогда всё было бы в порядке.

«ДУБЛЕР ВСЕГДА ОСТАНЕТСЯ ДУБЛЕРОМ»

– Как складываются у вас отношения со вторым казахским космонавтом – Талгатом Мусабаевым?


– Как складываются? Он работает. Я – пенсионер, он занятый человек. Я в оппозиции, поэтому, конечно, таких близких отношений у нас нет. Но на какие-то мероприятия мы обязательно друг друга приглашаем. У меня совершенно другие человеческие взгляды, чем у него.

– В профессиональном плане вы, как космонавты, друг друга не понимаете?

– Вы как-то задаете вопрос, абсолютно не подумав. Что это за вопрос? Что, мы работаем вместе, да?

– Нет, но когда-то он вас дублировал.

– Дублер всегда останется дублером (смеется. – Радио Азаттык). Что еще надо?

– В начале этого года в Астане на конференции «Космос на благо человечества» вы с обидой заявляли прессе, что Талгат Мусабаев этой конференцией хотел еще и свой юбилей отметить.

– Наверное, так и было. Но почему с обидой говорил? Я говорил не с обидой, а констатируя факт.

– То есть у вас никаких противоречий с ним нет?

– Абсолютно. У меня такой принцип: если ты человек, живешь по человеческим канонам, я тебя уважаю. Если же в этом плане у нас есть расхождения, если он придерживается других канонов, то, будь хоть братом, я уважать не могу.

– Почему вы не работаете вместе, сообща?

– Он меня не приглашает. Я же вам сказал, я в оппозиции, я там не работаю, сам ушел оттуда. А вы хотите нас вместе скрутить в один узел, узнать, почему в обнимку не живем? Я же вам сказал, что он работает. И работает как чиновник. А я – оппозиционер. Какие могут быть у нас отношения?

– Конструктивные. Разве оппозиция не может сотрудничать с представителями власти?

– Можно сотрудничать, если эту оппозицию приглашают сотрудничать. Да, люди, которые хотят услышать меня, они услышат.

ГАГАРИН В ОППОЗИЦИИ

– Расскажите про свою деятельность в оппозиционной партии ОСДП «Азат». Чем вы занимаетесь в этой партии?


– Сижу, курю. (смеется. – Радио Азаттык). Участвую при принятии решений по каким-то делам, в создании новых программ, особенно в помощь правительству или в пику, что ли, действующему правительству; в определении будущности Казахстана. Здесь все мы вместе, совещаясь, приходим к какому-то консенсусу, соглашению, которое потом опубликовываем. У партии есть своя программа. В исполнении этой программы мы каждый год проводим итоги.

– В Казахстане многие критикуют ОСДП «Азат» за бездействие. Вы согласны с этой критикой?

– В принципе, согласен. Я не могу сказать – нет. Но это такое бездействие… Дело в том, что, когда мы начинаем действовать, власть сразу же начинает проявлять активность: не дает нам места для встреч с народом, не разрешает митинговать, не разрешает проводить наши большие собрания в больших городах. Народ воспринимает это как бездействие.

Но разум наш преобладает над эмоциями. Если бы мы начали саботировать решения правительства, государства, идти в народ, говорить всё, то произошли бы драки, какие произошли на строительных площадках. Вы, наверное, о них слышали: не раз передавали. Отсюда и последствия были, что те, кто защищал свое имущество, стали бандитами,
Оказывается, тогда каждому из милиционеров по стакану водки дали. И всё. И вперед. Вот так вот работает сегодняшняя власть.

их всех посадили. А те, которые пришли и избили, – это власть.

– Вы не жалеете, что оказались в оппозиции?

– Знаете, я ведь сам туда пошел. Сначала всё проанализировал, взвесил, а потом пошел.

– Когда вы были в последний раз в родном городе Каркаралинске?

– 10 сентября. Я часто туда езжу. Народ как встречал, так и встречает. Это же не народ там поднимал, это же власть сделала это.

– Вы имеете в виду срыв встречи лидеров партии ОСДП «Азат» с жителями Каркаралинска в июне прошлого года, когда власти буквально выгнали вас из города, с улицы, носящей ваше имя?

– Да. Народ тогда, наоборот, весь пришел. Это спровоцировало власть. Оказывается, тогда каждому из милиционеров по стакану водки дали. И всё. И вперед. Вот так вот работает сегодняшняя власть.

– Вы получили после этого извинения?

– От всех уровней получал просьбы и извинения. Я только над этим всё смеюсь.

– Спасибо, господин Аубакиров, за интервью.
  • 16x9 Image

    Асем ТОКАЕВА

    Асем Токаева работает в пражской редакции радио Азаттык. Закончила Евразийский национальный университет в 1999 году, Университет международного бизнеса в 2009 году, прошла курс Летней академии Международного института журналистики в Гамбурге в 2005 году. Профессиональную карьеру начинала в газете "Экспресс К", агентстве "Интерфакс-Казахстан". С Азаттык начала сотрудничать в 2004 году. С марта 2009 года - веб-редактор сайта rus.azattyq.org.

    Обсудить статьи Асем ТОКАЕВОЙ можно в Facebook’е и Твиттере.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG