Доступность ссылок

В Казахстане намерены ограничить доступ к спутниковому телевидению


Телевизионные журналисты во время съемок репортажа. Астана, 17 мая 2010 года.

Телевизионные журналисты во время съемок репортажа. Астана, 17 мая 2010 года.

В Астане намерены ввести сертифицирование спутникового оборудования. Участники очередного круглого стола радио Азаттык расценивают это как попытку ограничить доступ к «нежелательной» информации.


Намечаемая властями Казахстана сертификация спутникового телевизионного приемного оборудования вызвала озабоченность прессозащитных организаций. Однако министр связи и информации Аскар Жумагалиев заверяет, что данная мера не отразится серьезно на стоимости спутниковых тарелок в стране и не ограничит трансляцию в республике зарубежных телеканалов.

«Правительство Казахстана намерено ограничить ввоз и использование спутникового приемного оборудования под предлогом введения цифрового телевидения», - заявили между тем в прессозащитной организации «Адил соз». Там также выяснили, что еще 21 июля тот же министр связи и информации подписал приказ «Об утверждении Методики мониторинга продукции средств массовой информации на предмет соблюдения законодательства Казахстана». Этот приказ касается всех СМИ, распространяемых на территории Казахстана, а также Интернета.

В круглом столе радио Азаттык участвуют Тамара Калеева - руководитель прессозащитной организации «Адил соз» (Алматы); Сейтказы Матаев – председатель Союза журналистов Казахстана (Алматы); Алламурад Рахимов – сотрудник Туркменской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» (Прага); Зия Маджидли – редактор русской интернет-страницы Азербайджанской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» (Баку); Бахытжан Кетебаев - председатель совета директоров группы компаний «К-плюс».

Модератор круглого стола – сотрудник Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода», радио Азаттык, Султан-Хан Аккулыулы.

КАКОЙ ЭКСПЕРТ ИЗ СОТРУДНИКА АКИМАТА?

Ведущий:


- Почему планы властей Казахстана начать сертификацию спутникового телевизионного приемного оборудования и мониторить продукцию средств массовой информации вызывают такую озабоченность прессозащитных организаций и самой прессы?

Тамара Калеева:

- Из уст министра связи и информации было услышана масса оправданий относительного этих нововведений. Он считает, что все это направлено на благо человека. Правда, приведенные аргументы не вселяют оптимизма по ряду причин. На совещании правительства не зря было отмечено «негативное воздействие принимаемых населением телевизионных программ на информационное
Тамара Калеева, руководитель прессозащитной организации «Адил соз» .
пространство». Если речь идет только о технической составляющей спутниковых программ, то причем тут негативное воздействие?

Если население никак не пострадает, то почему он говорит, что это будет дороже не в десятки раз, а значительно меньше? Для нашего населения 200–500 долларов – это неподъемная цена для спутниковых тарелок, это экономический фактор по ограничению доступа к свободному телевидению.

Что касается методики мониторинга, то и она вызывает вполне логичные вопросы. Получается, что мониторить все СМИ, в том числе Интернет, должны исполнительные органы, местные акиматы, где имеются так называемые отделы внутренней политики. Но насколько тамошние специалисты компетентны в плане мониторинга СМИ, насколько они обучены на предмет нарушения законодательства?

Для решения таких вопросов, как, допустим, разжигание розни, требуются специальные знания, они решаются высококвалифицированными экспертами. Интересно, каких специалистов власти собираются нанимать за те же 100–200 долларов?

Ведь, помимо мониторинга, эти специалисты должны отчитываться. Так что смею предположить, что они каждую третью публикацию будут подводить под нарушение законодательства, что приведет к огромному валу судебных исков по отношению к СМИ. В первую очередь, конечно же, пострадают неугодные нейтральные СМИ. Подобная далеко не радужная перспектива не может не вызывать обеспокоенность.

Сейтказы Матаев:

- Сертификация спутниковых тарелок, я думаю, связана, в первую очередь с появлением на телевизионном казахстанском пространстве канала «К-плюс». В принципе, когда они начали свое вещание, претензий к ним не имелось. Но по мере появления на «К-плюс» так называемых нежелательных для властей персон начали относиться с телеканалу с тревогой.

Сначала «К-плюс» вещал на спутнике «Ямал», потом перешел на Hot Bird, потом на другой спутник. И по большому счету скачки были вызваны отнюдь не технической стороной, а именно с передаваемым им контентом.

Я недавно вернулся из Бишкека. В принципе, там спутниковое телевидение показывает Центральную Азию без прикрас, такой, какая она есть. Поэтому, естественно, власти предпринимают шаги по сертифицированию или затевают производство спутниковых тарелок в Казахстане для того, чтобы некоторые каналы можно было смотреть, а некоторые нет, в том числе и «К-плюс».

Подобные меры властей ударят по бизнесменам, специализирующимся на продаже спутникового оборудования.

По подсчетам тех же официальных структур, в Казахстане насчитывается порядка миллиона спутниковых тарелок. Насколько я знаю, в Кыргызстане тоже пытались свести на нет спутниковую трансляцию передач, но случилась революция, и теперь вопрос сам по себе снят, спутниковое телевидение вещает там вовсю.

Что касается Казахстана, то вопрос об ограничении спутникового телевидения, я считаю, еще набьет оскомину, ведь все дело в контенте вещания. Я думаю, что проблемы будут впереди.

Что касается мониторинга продукции СМИ, то у меня вызывает недоверие передача этого права местным акиматам, потому что не уверен, что там есть квалифицированные кадры. Боюсь, что будет иметь место чисто субъективное мнение - им что-то не понравится, они передадут это в Астану, и могут закрыть телеканал или газету. Так что такие меры должны приниматься в законодательном порядке. Я считаю, что это своего рода подзаконный акт.

Бахытжан Кетебаев:

- Та информационная поддержка, которую оказала Россия Временному правительству Кыргызстана на своих телеканалах, очень
Бахытжан Кетебаев, председатель совета директоров Группы компаний «К-плюс».
помогла ему. Имел место недавно такой инцидент: была «черная метка» по российскому телевидению, когда показывали Лукашенко. Не только наш канал «К-плюс», но и вероятность информационного давления со стороны России тоже были одними из веских аргументов прикрыть спутниковые каналы на территории Казахстана.

После ограничения спутникового телевидения осталось только ввести ограничение на выезд за границу. Ставится задача полностью отрезать людей от воздействия внешних факторов путем подачи дозированной информации, ввести рамки в Интернете. Будет у людей только замкнутое пространство, и только определенный круг избранных сможет пользоваться мировой цивилизацией, а все остальные должны только трудиться и не думать о возможных переменах или революциях.

«АНТЕННЫ ПОРТЯТ ЭСТЕТИКУ»

Ведущий:


- Применяется ли подобная практика в других постсоветских странах и странах Запада? Если да, то с какой целью? Отмечу только, что представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович 5 июля отправила на имя председателя ОБСЕ, министра иностранных дел Казахстана Каната Саудабаева запрос, в котором еще раз перечислила проблемы, связанные со свободой прессы и правами журналистов. В этом запросе, в частности, речь шла о том, что принятый в Казахстане закон о лидере нации существенно ущемляет свободу СМИ.

Алламурад Рахимов:

- В 2004 году российское телевидение показало пару передач о наркотрафике, обвинив высокопоставленных туркменских чиновников в
Алламурад Рахимов, сотрудник Туркменской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».
причастности. Власти не заставили себя долго ждать: сразу же бывший президент Сапармурат Ниязов решил искоренить кабельное телевидение. С тех самых пор утекло много воды, однако в некоторых регионах по-прежнему нет спутникового телевидения.

Хочется только отметить, что эта попытка туркменских властей привела к обратному эффекту – люди начали покупать параболические спутниковые антенны. На данный момент в Туркменистане стоят чуть ли не целые леса таких антенн, есть они даже в маленьких селах.

Попытки ограничить доступ к кабельному телевидению предпринимались и нынешним президентом. Под предлогом того, что якобы спутниковые антенны портят эстетический вид города, он отдал приказ силой отобрать у населения спутниковые антенны и поставить общие антенны. Такой «смене дизайна» подверглись в первую очередь окрестности автомобильных трасс.

Потом, правда, этот процесс массового изъятия спутниковых антенн был приостановлен во многом благодаря правозащитным организациям. Однако местные жители все равно жалуются на ограниченный доступ к телеканалам. То есть они имеют доступ только к тем телеканалам, которые, по мнению властей, и должен смотреть народ.

Начавшиеся со времен Ниязова попытки отгородить население от кабельного телевидения продолжаются в стране так или иначе. Я считаю, что нынешние действия властей Казахстана также вызваны последней волной критики в их адрес, в том числе и выступлениями оппозиции.

Зия Маджидли:

- Туркменский вариант у нас тоже применяется, но не так широкомасштабно. У нас тоже бывает, когда из-за внешнего вида могут убрать с балконов параболические спутниковые антенны и поставить общие, чтобы смотрели каналы, которые в открытом доступе. Но все равно это небольшой прессинг по сравнению с тем прессингом, который оказывается в Азербайджане на Интернет.

Что касается кабельного телевидения, то при наличии определенных технических способностей это не проблема. По кабельному телевидению можно смотреть зарубежные каналы, запрещенные законодательством Азербайджана.

С Интернетом несколько иная ситуация. Я бы даже сказал, что происходит ущемление свободы слова, но не прямо, а косвенно. Так, в 2007 году был закрыт сайт «Давайте не будем молчать», а его владелец, некий Бактияр Хаджиев, был арестован в интернет-кафе, а после приговорен к двенадцати суткам ареста.

Под давлением интернет-сообщества его отпустили через двое суток, потому что ничего криминального он не сделал. На своем сайте Хаджиев призывал народ не молчать, возмущения были связаны с резко повысившейся в начале 2007 года стоимостью коммунальных услуг.

Фильтрации подвергся еще один сайт, сервер которого находился в Германии. Владелец этого сайта занимался политической сатирой в отношении семьи президента Ильхама Алиева.

Далее последовали аресты блогеров: 8 июля прошлого года их арестовали в результате какого-то хулиганского случая в кафе. Большинство журналистов уверены, что их арестовали за критику, за политическую сатиру, размещенную в Интернете.

Происходит некая фильтрация, но это догадки. Есть главный провайдер в стране, и есть много коммерческих контент-провайдеров, оказывающих услуги населению. Время от времени они фильтруют доступ к определенным сайтам, иногда даже невозможно зайти на сайт Азербайджанской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода». Обычно это приводит к большому скандалу, как вдруг через час-полтора проблема решается.

Национальный совет по телерадиовещанию страны иногда поднимает вопрос интернет-лицензирования. Дело в том, что присутствует больше самоцензура, чем цензура: журналисты сто раз подумают, а потом напишут. Из-за этого свободу слова приходится искать в том же Интернете.

Зия Маджидли, редактор русской интернет-страницы Азербайджанской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».
Конечно, открыт доступ к «Фэйсбуку», к «Ютубу» - именно там размещаются различные онлайн-ТВ, онлайн-радио. Нужно лицензировать интернет-видео, потому что как любое обыкновенное телевидение, радио так и мультимедийные СМИ подлежат лицензированию.

Тут, конечно, журналисты видят угрозу свободе слова, потому что есть пословица «Аппетит приходит во время еды». Казалось бы, первоначально ничего сложного и трагического в этом нет: ну поставят на учет, проведут мониторинг. Пусть. Но в дальнейшем всё это может плавно перейти в цензуру: просто перекроют, просто отфильтруют и так далее.

ИНТЕРНЕТ КОНТРОЛИРОВАТЬ НЕВОЗМОЖНО

Тамара Калеева:


- Я могу рассказать о практике и начинаниях этого новшества в Казахстане. Недавно мы нашли новый проект правила о распределении доменного пространства. То есть это дополнение к ранее известному нашему закону об Интернете, который приравнял все интернет-ресурсы к средствам массовой информации со всей вытекающей отсюда уголовной, гражданской и административной ответственностью.

Теперь, согласно этому новому правилу, все серверы интернет-ресурсов, находящиеся в зоне Казнета, должны физически располагаться на территории Казахстана. Наверное, для того, чтобы над владельцами этих ресурсов можно было бы легко вершить суд.

И у нас закрыто достаточное количество популярных сайтов, например, сайт газеты «Республика». В Казахстане проходят и массовые суды: 120 интернет-пользователей подали иски в адрес министерства связи и информации. Около 20 судов уже состоялось. Естественно, истцам отказали, заявив, что якобы министерство не должно отвечать за действия провайдеров и это головная боль самих пользователей. Около 20 сайтов заблокированы, кем – неизвестно. Власть говорит, что она тут ни при чем.

Что примечательно, все порнографические сайты, во имя которых и принимался этот закон об Интернете, как были доступны, так и остаются таковыми. Тенденция по регулированию Интернета сама по себе вещь эксклюзивная - таких законов чрезвычайно мало во всем мире. Наши товарищи из власти ссылаются на опыт Европы, на опыт других приличных демократических стран, но практически мы все больше и больше приближаемся к Китаю с его гигантской цензурой Интернета.

Бахытжан Кетебаев:

- Я бы хотел сказать в общем, что это реакция неконкурентноспособности. Вместо того чтобы выпускать свой продукт, делать свое телевидение, собственный интересный контент и привлекать зрителей, мы используем такие заградительные, принудительные меры и закрепляем это на законной основе. Я могу сказать, что это принудительно и не соответствует рыночным требованиям. Это еще одно отступление рыночной экономики в сторону командно-административной, репрессивной экономики.

Сейтказы Матаев:

- Мои коллеги привели достаточно примеров. Я неоднократно говорил, что единственный способ контролировать Интернет – это
Сейтказы Матаев, председатель Союза журналистов Казахстана.
отключить электроэнергию по всей территории Казахстана или Центральной Азии. Я считаю, что Интернет контролировать невозможно. Власти и Казахстана и других центральноазиатских государств должны прекрасно представлять, что даже технически это сложно сделать.

Мы не раз в Астане были на заседании рабочей группы во время внесения поправок в так называемый закон об Интернете. Бывало, доходило до смешных ситуаций. Например, предлагали внести такие поправки, когда можно было владельцев якобы компрометирующих сайтов привести из той же Америки или Германии в Астану и судить в городском суде. Власть конечно, в этом отношении отстала, но, тем не менее, вопрос развития Интернета в Казахстане беспокоит, в особенности, контент.

Власти сами способствовали компьютеризации школ в Казахстане и вузов. Мой азербайджанский коллега говорит правильно – власти обеспокоены. Но Всемирную паутину трудно остановить какими-то правками, внесениями, изменениями в законодательство. Мы против порнографии (особенно детской), терроризма, но другой контент должен присутствовать.

Я сам, честно говоря, всю жизнь работал с ручкой и бумагой, но в последние годы утро начинаю с Интернета. Сейчас Интернет появился даже на мобильных телефонах. Как быть с таким контентом? Может, сертифицировать мобильные телефоны? Я вот это иногда не могу понять.

Ведущий:

- Уважаемые гости, благодарю вас за участие в нашей дискуссии. До свидания.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG