Доступность ссылок

Жертв работорговли в Казахстане становится больше, но наказывают за это мало


Активисты неправительственных организаций выпускали шары в небо в память жертв работорговли. Астаны, 23 августа 2010 года.

Активисты неправительственных организаций выпускали шары в небо в память жертв работорговли. Астаны, 23 августа 2010 года.

По данным неправительственных организаций и МВД, масштабы работорговли в Казахстане выросли. Возможности работорговцев огромны, как и их доходы, говорят эксперты.


РАБОТОРГОВЛЯ РАСТЕТ

Масштабы работорговли в Казахстане имеют тенденцию к росту – таково ставшее уже традиционным мнение, которое высказали сотрудники министерства внутренних дел страны и неправительственных организаций, которых представляла Зульфия Байсакова, председатель правления объединения юридических лиц «Союз кризисных центров», на встрече с журналистами в Астане 23 августа.

Об этом говорят даже официальные данные. В 2010 году в Казахстане зарегистрировано 52 преступления, связанных с работорговлей, и тенденция к росту налицо, сообщила Шынар Кучербаева, сотрудник отдела по борьбе с торговлей людьми управления по борьбе с организованной преступностью МВД Казахстана.

По данным международной организации по миграции в Казахстане, два убежища для жертв работорговли в Алматы и Кокшетау, а также столичный Центр временного убежища для жертв торговли людьми приютили около ста граждан.

Зульфия Байсакова, председатель правления Союза кризисных центров Казахстана. Астана, 23 августа 2010 года.
Зульфия Байсакова приводит еще большие цифры: по подсчетам неправительственных организаций, среднегодовые данные о количестве регистрируемых жертв колеблются в пределах трехсот человек.

Напомним, что, согласно рекомендации ЮНЕСКО, в календаре ООН 23 августа ежегодно отмечается как Международный день памяти жертв работорговли и ее ликвидации и связан с восстанием рабов на островах Сан-Доминго и Гаити в 1791 году.

ВОЗМОЖНОСТИ РАБОВЛАДЕЛЬЦЕВ

Почему-то организаторы решили провести встречу с журналистами в отеле Ramada Plaza Astana, и, войдя в уютный зал многозвездочного отеля, корреспондент нашего радио Азаттык почувствовал сюрреалистичность происходящего, так как условия и быт казахстанских рабов, мягко говоря, разительно отличаются от места проведения прошедшей информационной акции «Остановим торговлю людьми».

Вот типичный пример трудового рабства, которое стало распространенным явлением в отдаленных сельских уголках огромного Казахстана. Молодая женщина вместе с двумя-тремя женщинами и внешне крепкими мужчинами провели 15 лет рабства на одной из чабанских точек, где с раннего утра и до позднего вечера пасли скот и содержали домашнее хозяйство.

Вместе с женщинами работали безропотно и крепкие мужчины, потому что таковыми они были лишь внешне, но хозяева сломали их психологически постоянными избиениями. Более того, они были уверены в безграничных возможностях хозяина, владельца тысячного стада лошадей и коров.

Как комментирует данную ситуацию Анна Рыль, директор астанинского Центра временного убежища для жертв торговли людьми, «зарезав десять коров при стоимости каждой в 100 тысяч тенге [примерно 680 долларов США], можно решить многие вопросы на местах».

БЕССИЛИЕ ЗАКОНА

Согласно информации Шынар Кучербаевой, в 2009 году было возбуждено 53 уголовных дела, связанных как с торговлей, так и с незаконным удержанием людьми, привлечено к ответственности лишь 24 человека, а осуждено два работорговца.

Столь малый коэффициент полезного действия она объяснила проблемой труднодоказуемости работорговли. Именно громоздкая конструкция статьи «Торговля людьми» уголовного кодекса Казахстана позволяет работорговцам избежать наказания по ней и быть осужденным по более мягким статьям. С помощью удачливых адвокатов в некоторых случаях работорговцам удается отделаться арестом на минимальные три месяца.

Зульфия Байсакова, председатель правления объединения юридических лиц «Союз кризисных центров», сказала нашему радио Азаттык, что в рамках ожидаемой структурной реформы силовых органов Казахстана сотрудники кризисных центров планируют предложить поправки в законодательство, чтобы облегчить процесс привлечения по данной статье. «Потому что все время сводится к сводничеству. На самом деле это торговля людьми», - сказал она.

Еркин Калиев, исполняющий обязанности начальника управления по борьбе с организованной преступностью МВД Казахстана, и сопровождавшие его оперативные сотрудники астанинской полиции дружными одобрительными кивками поддержали эту инициативу
Еркин Калиев, исполняющий обязанности начальника управления по борьбе с организованной преступностью МВД Казахстана. Астана, 23 августа 2010 года.
неправительственных организаций.

При этом рабочих-мигрантов, насильно удерживаемых на стройках Казахстана, они отказались признавать рабами, так как в рамках действующего законодательства страны умышленная и длительная невыплата заработной платы, отсутствие заявлений от пострадавших не позволяют привлечь виновных к уголовной ответственности.

Анна Рыль также скептически резюмировала, что этот бизнес четко структурирован и организован. «Группы часто бывают семейными, и при наличии хороших адвокатов они отделываются возмещением морального и физического вреда», - говорит она о частых финалах редких случаев уголовного преследования работорговцев.

Примерные финансовые возможности преступного мира она подсчитала быстро. «Представьте, что одна девушка с тарифом четыре тысячи тенге в час [примерно 27 долларов США] обслуживает десять клиентов в день, принося при этом 40 тысяч тенге. Получается, что одна квартира с пятью девушками приносит 200 тысяч тенге дохода в сутки [примерно 1 360 долларов США] и почти полмиллиона долларов в год. При наличии сети в пять квартир вы представляете, какими возможностями располагает работорговец?» - вопрашает она.

Но на вопрос нашего радио Азаттык: «Может ли существовать такой бизнес без силовой поддержки?» - Анна Рыль внятно отвечает: «Не знаю». При этом чересчур умным и внимательным взглядом смотрит на корреспондента.

ЕСТЬ СПРОС И ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Легкой добычей сутенеров традиционно являются 13–18-летние девушки из неблагополучных семей и сироты, которые после завершения учебы в интернатах и проживания в детских домах остаются предоставленными самим себе. По имеющейся информации, одна проститутка при перепродаже на черном рынке оценивается примерно в 30–50 тысяч тенге [примерно 200–340 долларов США], а в южных регионах Казахстана цена живого товара снижается до 10 тысяч тенге [примерно 70 долларов США].

Анна Рыль убеждена, что потенциальной добычей работорговцев может стать любой обычный гражданин Казахстана. «Опасность
Анна Рыль, директор Центра временного проживания жертв торговли людьми. Астана, 23 августа 2010 года.
везде, и она начинается с междугороднего такси. Ты можешь пойти в ночной клуб и не вернуться, ты можешь поехать на охоту или рыбалку в отдаленный район и не вернуться. И если вас закроют в помещении, то никто не узнает, что вы там», – делится жизненной практикой Анна Рыль.

Невольно борьбе с сексуальной эксплуатацией мешают местные традиции и ментальность девушек.

– При утечке информации о занятиях проституцией, в южных регионах Казахстана вся семья без исключения будет вынуждена переехать в другой район Казахстана, так как подобный поступок дочери, даже подневольный, считается несмываемым позором, – говорит о причинах молчаливой терпеливости проституток Анна Рыль.

По ее словам, среди них зафиксирован случай с 11-летней малолетней проституткой. «Если бы не было спроса на несовершеннолетних девочек, то ими бы не торговали. Это означает: моральные принципы в обществе пали, раз человек может себе позволить себе такие вещи, а другая часть общества делать вид, что ничего не замечает», – говорит директор временного убежища для жертв торговли людьми.

Она вспоминает, как жительница жилого дома в районе железнодорожного вокзала Астаны недавно возмущалась на одном из казахстанских ток-шоу, что 70 квартир из 90 сдаются в аренду.

– Таких домов в районе вокзала Астаны десятки. И, пока соседи не перестанут затыкать уши, когда за стенкой кого-то бьют, а начнут звонить в полицию, ситуация не изменится, – считает Анна Рыль.

В ЦЕНТРЕ ДЛЯ ЖЕРТВ ТОРГОВЛИ ЛЮДЬМИ

Астанинский Центр временного убежища для жертв торговли людьми был открыт при финансировании министерства юстиции Казахстана лишь в августе 2009 года и – при квоте 24 человека на весь год – в течение первых шести месяцев психологическую, юридическую и материальную помощь получили уже 26 жертв работорговли. Однако центр столкнулся с неожиданной проблемой.

– У нас проблема с психологами, которые работают с этой группой людей. Через два-три месяца они говорят, что не могут больше выдерживать этот невозможный ужас и им самим требуется психологическая поддержка. Потому что, слушая рассказы жертв, хочется бежать и что-то изменить, но с каждым разом истории становятся все хуже», – обреченно говорит Анна Рыль.

Однако после общения с ней осталась лишь одна слабо успокоительная нотка. В беседе с корреспондентом нашего радио Азаттык она согласилась с моралью, что неправедно заработанные деньги добром не оборачиваются.

– Я не сталкивалась ни с одним благополучным сутенером, потому что они либо проигрываются в азартные игры или спиваются, – подметила она странную особенность.

Анна Рыль убеждена, что, начиная с первых классов, в школах Казахстана надо прививать навыки нерискованного поведения для детей. Об излишней доверчивости казахстанцев она судит даже по тому факту, что они до сих пор легко отдают свои документы
Активисты неправительственных организаций выпускали шары в небо в память жертв работорговли. Астаны, 23 августа 2010 года.
незнакомым людям.

ПОМЯНУЛИ ЖЕРТВ

После встречи в отеле Ramada Plaza Astana впечатление сюрреалистичности происходящего не покидало, потому что помимо раздачи случайным прохожим календариков с номером телефона доверия 11616 организаторы казахстанской акции «Памяти жертв работорговли» решили запустить разноцветные шары с центральных улиц Астаны и Алматы.

В Астане 23 августа впервые запахло неминуемой зимой и холодный ветер под свинцово-мрачным небом погнал две гирлянды воздушных шаров в сторону левого берега Астаны.

Поминовение жертв закончилось вечерней дискотекой для молодежи. Согласно странной традиции последних лет, в качестве убеждения в Казахстане часто организуются концерты под знаком борьбы с различными видами зла. Например, дискотеки, посвященные борьбе со СПИДом с непременной раздачей презервативов, или абсурдные по своей сути рок-фестивали «Рок против наркотиков».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG