Доступность ссылок

Почему Казахстан живет следуя не законам, а эмоциям.

Всё началось в июне. Однажды к нашему дому в центре Алматы подъехали люди в штатском, которые стали фотографировать забор. Жильцы поинтересовались: что это вы такое делаете — на что им ответили, что они из акимата, забор наш портит облик города и его решено снести.

Железная ограда, не хуже и не лучше других, вокруг нашего дома появилась несколько лет назад. Мы поставили ее на собственные деньги, устав от бомжей и студентов, облюбовавших уютный дворик для своих посиделок. Двор был поляной для пьяных пикников днем и ночлежкой для бездомных ночью. Простая ограда всё изменила: и дом, и хозяева, и сама атмосфера удивительным образом преобразились. Во дворе стало чисто, женщины разбили цветочные клумбы, загалдели дети, до тех пор смотревшие на пьяных взрослых из окон. А минувшей весной даже расцвела старая засохшая сирень. Глядя на такие перемены, не без удивления осознаешь, сколь важную роль играет в нашей стране обыкновенный забор — потому он и перегораживает ее вдоль и поперек.

И вот акимат решил наш забор снести. Именно наш, не самый косой и не самый высокий — в городе сплошных «берлинских стен». Мы стали спрашивать подробности и выяснили, что решение приняли после майского визита в Алматы президента — он где-то там проезжал, обратил внимание и сказал, что заборы уродуют облик прекрасного города. С чем, конечно, трудно не согласиться, но как жить без них?

Забегая вперед, скажу, что для нас история закончилась утешительно, наш маленький дом отстоял свой забор. Жильцы написали петицию, собрали подписи и в день сноса собирались всем домом выйти во двор, читай, площадь. Анонсируя обещающее стать горячим событие, звонили даже на телевидение, где неизвестный репортер (или это был координатор) воодушевил мою бабушку-соседку словами, что съемочная группа приедет только в том случае, если при сносе забора кого-нибудь… ну задавят, например. Но жертв удалось избежать, в 11 часов утра назначенного дня бульдозер торжественно не приехал. Нас оставили в покое.

Локальные волнения в нашем доме совпали по времени с земельными митингами. Общая ситуация по стране, видимо, влияла на состояние умов, и, обсуждая предстоящий снос, соседи то и дело апеллировали к тяжелой народной доле и бесправию. Но что более симптоматично — это одинаковость решений и в историческом, и в нашем частном случае. Это очень ситуационные решения, без понимания того, а как должно быть по уму и по закону.

Наш забор облегчил существование жильцов 32 квартир, но он, действительно, не красит город, как не красят его никакие другие заборы, будь они отлиты хоть в бронзе. Проблема забора гораздо сложнее, чем кажется, — она о характере социума, в котором мы живем, о законах страны и праве собственника, о столкновении интересов отдельного дома-человека и целого города-общества. Почему у нас, чтобы комфортно жить, надо обязательно закрываться от остальных забором, имеет ли право каждый отдельный дом огораживаться, а если не имеет, то закон ведь един для всех — и для дорогих особняков, и для типовых пятиэтажек. Как сделать так, чтобы и без забора студенты и бомжи не имели возможности распивать в вашем дворе пиво? Вправе ли хозяева разгонять непрошеных гостей палками, или такое право им надо предоставить?

Вопросов много, и все трудные, они ждут и требуют системных решений. Но решений нет — вместо них лишь мгновенные реакции на ситуацию. Наш забор решили снести только потому, что какой-то другой забор не понравился президенту. Затем его оставили на месте только потому, что народ нашего дома написал петицию и пообещал закрыть своими телами дорогу бульдозеру. А как должно быть по закону и по совести, никто даже не пытался понять.

Если закон о земле был плохой, почему он действовал в течение многих лет — если хороший, зачем его заморозили на много лет. Если митинги были организованы бизнесменом Тулешовым, почему требования митингующих выполнили — если нет, зачем сидят два гражданских активиста.

Ситуационные решения по природе своей всегда популистские и краткосрочные. По-другому не бывает, когда все действия рассчитаны лишь на мгновенный эффект. На фоне этой бессмысленности множатся, как под копирку, всевозможные петиции и открытые письма к президенту, правительству, партии и Папе Римскому. Вся политическая, общественная, гражданская жизнь постепенно сводится к одной большой захлестывающей разум эмоции. Массовые заявления подписывают уже буквально кровью, и единственное, что приходит в голову, читая такие новости: главное — чтобы в будущем их не пришлось также кровью смывать. Это непредсказуемый ситуативный казахстанский.

В блогах на сайте Азаттык авторы выражают свою позицию, которая может не совпадать с мнением редакции.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG