Доступность ссылок

Как в Шымкенте обстоят дела по «возвращению» в «традиционный ислам» тех, кто придерживался «деструктивных» течений? Что говорят «возвращенные» и как действуют имамы? Ответы на эти вопросы искала репортер Азаттыка в Южном Казахстане.

52-летний житель города Шымкента Бекзат Турсынов (имя и фамилия изменены. — Ред.) — человек семейный, отец двоих детей. Он родился и вырос в Арысском районе Южно-Казахстанской области, получил высшее образование. Бекзат говорит, что десять лет назад переехал в Шымкент и примкнул к тем, кто читает намаз, «расставив ноги», стал «читать книгу ибн Таймии и верил, что это правильный путь».

«ПУТЬ ТАЙМИИ»

В беседе с Бекзатом выяснилось, что он лишь недавно отказался от воззрений, которых придерживался ранее. Мужчина выглядит исхудавшим, лицо с жидкой бородой покрыто морщинами, волосы с сединой. Он осторожен в высказываниях и не любит копаться в прошлой жизни. Репортеру Азаттыку с трудом удалось разговорить его.

— Я около десяти лет следовал пути ибн Таймии. Купил брошюру, очень сильно верил. Намаз читал, расставив ноги, руки держал выше пупка, — говорит он.

Он пояснил, что если бы продолжал придерживаться прежних воззрений, то «вообще не пришел бы на встречу с женщиной-репортером». Бекзат Турсынов говорит, что в книге Таймии говорится о требованиях, которые неприменимы по отношению к казахстанскому обществу. На вопрос репортера, действительно ли его прежние религиозные взгляды запрещали находиться в одном помещении с женщинами и ходить на похороны, не прочитав заранее намаз, он ответил:

Сейчас я общаюсь с людьми. Как это? Общаюсь со своими младшими и старшими сестрами. К примеру, я не должен был говорить с вами. Однако это ваша работа, поэтому я говорю с вами.

— Я беспрекословно следовал заповедям книги Таймии, но позднее отступил от них. Сейчас я общаюсь с людьми. Как это? Общаюсь со своими младшими и старшими сестрами. К примеру, я не должен был говорить с вами. Однако это ваша работа, поэтому я говорю с вами. Это светская страна. Я вот ходил лечить зубы. Врач сказал медсестре, что у него появились дела, и предложил ей доделать работу. Я не стал поднимать шумиху и запрещать ей приближаться. Прежде пропагандировал [воззрения], но позднее понял, что это неправильно, и перестал, — говорит он.

Бекзат Турсынов рассказывает, что «на этот путь встал в 2007 году, после бесед с людьми, которые приходили в мечеть». По его словам, разговоры с людьми в мечети в основном проходили перед вечерним намазом. Он отмечает, что его приглашали на специальные собрания, однако он «не ходил».

— Сейчас они перестали общаться. Некоторые из них не здороваются. Да помилует их Аллах, говорю я. И на этом всё. Они, наверное, думают: «Этот парень уже не наш», — говорит он.

Бекзат Турсынов, который, как он утверждает, «повернулся лицом к мазхабу», не отказался от некоторых прежних убеждений. К примеру, он полагает, что религия предписывает ему носить укороченные брюки.

— Я всё еще считаю правильным носить брюки с укороченными штанинами. Существует хадис, согласно которому те, у кого длинные штанины, — грешники. Однако сейчас я не так строг к тем, кто носит брюки с длинными штанинами. При случае тем, кто неправильно читает намаз, я говорю, что нужно придерживаться правильного мазхаба, — рассказывает Бекзат.

МЕТОД «РАБОТЫ С САЛАФИТАМИ»

По словам наиб-имама центральной мечети Южно-Казахстанской области (ЮКО) Амантая Садиева, Бекзата Турсынова он увидел впервые в мечети.

— Когда я впервые его увидел, у него была очень длинная борода, которая доходила почти до пупка. Штанины брюк были очень короткими. Он очень способный человек, свободно говорит по-казахски и по-русски, — говорит имам.

Мужчины в мечети во время молитвы. Шымкент, 28 января 2017 года.

Мужчины в мечети во время молитвы. Шымкент, 28 января 2017 года.

Имам отмечает, что, посмотрев на то, как Бекзат Турсынов читает намаз и как он выглядит, в мечети поняли, что он придерживается «деструктивного» религиозного течения. Имам говорит, что сейчас мужчина «выполняет семь из десяти заповедей шариата».

— Прошло два месяца, как он «вернулся в веру». Остались такие незначительные моменты, как штанины, поглаживание лица, чтение Корана. Главное — он вернулся к акиде (вероубеждению). Он стал принимать участие в похоронах родственников, поминках, везде участвует. Сейчас ему тяжело даются лишь слова, высказываемые его прежней группировкой, — говорит имам.

По словам Садиева, «деструктивные» течения опираются на учения ибн Таймии, жившего в 8-м веке,однако у служителей мечети есть свои методы беседы с приверженцами подобных взглядов.

— Если с ходу сказать им, что у них неправильные намаз и акида, они начинают ненавидеть. Я не стал сразу говорить ему о шариате. Вначале рассказал о казахской истории, ханафитском мазхабе, объяснил, как принимали акиду Матуриди. Как-то пригласил его на чай, ходил к нему с поздравлениями по радостным случаям, беседовал с ним и таким образом вошел к нему в доверие, — рассказывает имам.

Амантай Садиев, наиб-имам центральной мечети Южно-Казахстанской области. Шымкент, 27 января 2017 года.

Амантай Садиев, наиб-имам центральной мечети Южно-Казахстанской области. Шымкент, 27 января 2017 года.

По словам Амантая Садиева, в то время как прежние воззрения Бекзата ограничивали его, запрещая здороваться, он не оставлял его одного и водил его с собой на все мероприятия, где собирались люди. И таким образом способствовал тому, чтобы тот стал общаться с теми, кто «повернулся лицом» к религии.

— 95 процентов салафитов формируют свои религиозные убеждения благодаря Интернету. Когда обращаешься к ним с просьбой прочитать Коран, они не могут его прочесть. Это те, кто ходит с наушниками и ссылаются на то, что это «один брат сказал, один аки сказал». Когда они задают вопросы и я, к примеру, отвечаю на три вопроса из пяти и говорю, что ответы на оставшиеся два вопроса нужно посмотреть в книге, они начинают прислушиваться и думать, что я разбираюсь в этом, — говорит Амантай Садиев.

По словам имама, «из-за неграмотности многие вещи они понимают слишком буквально».

— Нужно рассматривать в комплексе: когда появился хадис, что этому сопутствовало. Было много бедных сахаба, у которых не было одежды. Тогда богачи, хвастая своими одеждами, забирались на верблюдов и волочили по земле двухметровые подолы своих чапанов и длинные штанины. Когда пророк отрезал их длинные подолы и раздал сахабам, он говорил о грехе и гордыне, не имея в виду наши брюки. Между тем они понимают эти слова буквально и думают, что, отрезав штанины, не попадут в преисподнюю, — говорит имам.

По словам Амантая Садиева, в ЮКО существуют «деструктивные» религиозные течения, однако их не много и они не угрожают безопасности общества. В регионе насчитывается около 800 мечетей, 95 процентов прихожан которых придерживаются «традиционной» религии. «Ежегодно имамы планируют проведение встреч с двумя тысячами человек из «деструктивных» течений. В 2016 году 30 имамов встретились с 781 человеком, в основном это были салафиты. Имам полагает, что состав верующих там неоднороден: есть люди, твердые в своих убеждениях, но таковых мало; есть сомневающиеся и новички.

Здание центральной мечети Южно-Казахстанской области. Шымкент, 28 января 2017 года.

Здание центральной мечети Южно-Казахстанской области. Шымкент, 28 января 2017 года.

По словам руководителя департамента по делам религий Южно-Казахстанской области Батырбека Жалмырзаева, «в основном приверженцы салафизма встречаются в городе Шымкенте, Мактааральском, Сарыагашском и Сайрамском районах».

По данным пресс-секретаря центральной мечети Южно-Казахстанской области Мухамеджана Естемирова, в регионе в 2015 году была проведена работа примерно с 1600 приверженцами так называемых деструктивных течений. 205 из них «вернулись» в «традиционную» религию. В 2016 году были проведены встречи с 781 человеком, 75 из них удалось «вернуть».

Летом прошлого года в Актобе вооруженная группировка совершила нападение на оружейные магазины и расположение воинской части. В результате нападения погибли семь человек. В ходе затянувшейся на шесть дней спецоперации силовых структур, как сообщалось, были задержаны девять человек, ликвидированы 18 «боевиков». Позднее президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что террористический акт 5 июня в Актобе был организован «приверженцами радикальных псевдорелигиозных течений».

  • 16x9 Image

    Дилара ИСА

    Дилара Иса - репортёр Азаттыка в городе Шымкенте. Родилась в феврале 1986 года. Окончила Северо-Казахстанский университет имени М.Козыбаева и Казахский национальный педагогический университет имени Абая в Алматы. Работала в газете «Жас Алаш». С 2012 года сотрудничает с Азаттыком.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG