Доступность ссылок

Жители села Шубарши до сих пор боятся называть свои имена


Дети села Шубарши идут в школу. Актюбинская область, 14 мая 2012 года.

Дети села Шубарши идут в школу. Актюбинская область, 14 мая 2012 года.

Год назад, когда 17 мая 2011 года в городе Актобе прогремел первый в истории Казахстана взрыв бомбы террориста-смертника, никто не предполагал, что вскоре в этом регионе пройдет волна кровавых столкновений. Год спустя в селе Шубарши, эпицентре конфликта, возвели новый Дом культуры. Но проблемы безработицы, отсутствия питьевой воды в этом очаге еще не обузданы.


С 30 июня 2011 года по 29 июля того же года в Актюбинской области произошли столкновения между ранее неизвестной вооруженной группировкой и полицейскими. Общая численность погибших – 18 человек. Из них шестеро – полицейские, двенадцать – члены радикальной вооруженной группировки. Власти называют их представителями прикрывшейся религией группировки, занимавшейся кражей нефти.

Самым старшим среди погибших во время вооруженных столкновений в Темирском районе Актюбинской области был Куаныш Алимжанов, 43-летний местный житель. С его матерью и побеседовала репортер нашего радио Азаттык.

РАДИКАЛИЗАЦИЯ

По словам ветерана-нефтяника Ханым Шомековой, матери Куаныша Алимжанова, он был отличным стрелком, без промаха попадал в цель, любил охоту, занимался рыболовством.
Ханым Шомекова, мать погибшего Куаныша Алимжанова. Актюбинская область, село Шубарши, 14 мая 2012 года.

Ханым Шомекова, мать погибшего Куаныша Алимжанова. Актюбинская область, село Шубарши, 14 мая 2012 года.


По словам матери, сын работал оператором в компании, занимавшейся ремонтом нефтепроводных труб, он последние два года жизни читал намаз, всё свободное время проводил в мечети «Акмечеть» в Шубарши.

— Незадолго до смерти мой сын часто стал говорить странные вещи: нельзя проводить пиршества, поминки, ходить на могилы. Я ему говорила: «Сынок, не слушай никого, не заблуждайся». Он не мог выдержать несправедливость, был прямолинейным, говорил всё, что думал. Но он не мог никому причинить вреда, — вспоминает сына Ханым Шомекова.

После смерти сына, говорит она, в одной из местных газет про него написали, что он зазнавшийся нефтяник, получал 100-тысячную зарплату, имел коттедж в Актобе, счета в банке.

— Больнее всего оттого, что его назвали наркоманом. Куаныш не употреблял спиртного, даже не курил. Всё это время мне не дает покоя то, что никто меня на суд не пригласил. Всю неделю у меня дома проводили обыск. Но никто за человека не посчитал и ни одного вопроса не задал. Сами его обвинили, очернили. Всё горит внутри, как подумаю об этом, — говорит Ханым Шомекова.
Аслан, второй сын Куаныша Алимжанова. Актюбинская область, село Шубарши, 14 мая 2012 года.

Аслан, второй сын Куаныша Алимжанова. Актюбинская область, село Шубарши, 14 мая 2012 года.


У Куаныша Алимжанова остались жена и трое несовершеннолетних детей. Его вдова Жумагуль с прошлого года работает уборщицей в акимате села Шубарши. Строительство здания, в котором расположились акимат и Дом культуры, было завершено осенью прошлого года. По словам не назвавших своих имен молодых женщин в хиджабах, эти две новостройки - единственная главная новость за прошедший год.

ВОДА С ПРИМЕСЬЮ НЕФТИ

После того как произошли в июле прошлого года события в Шубарши, в соседнем селе Кумсай начали строить водопровод, да не довели дело до конца. Жители села говорят, что до сих пор не видят результата этогодела, хотя прошел уже год.

— Вода из вырытых нами колодцев имеет кисловатый вкус. Если вода постоит в ведре, наверх выходят пятна масла. Мы пьем воду, в которой содержится нефть, — говорит жительница села Умсынай Кудиярова.

Весь ее двор изрыт канавами. Школьники перепрыгивают через канаву, зарытую наспех. На вопрос репортера радио Азаттык, что это, Умсынай Кудиярова отвечает:
Умсынай Кудиярова, жительница села Шубарши, Актюбинской области, 14 мая 2012 года.

Умсынай Кудиярова, жительница села Шубарши, Актюбинской области, 14 мая 2012 года.


— В прошлом году решили проложить здесь водопровод и поэтому вырыли канаву. Привезли пластиковые трубы. Но не соединили их между собой. Всю зиму канава была открытой. Весной дети стали часто падать в открытую канаву, поэтому наспех ее зарыли. Огромную сумму денег закопали в землю. В это время большая часть жителей села сидит без питьевой воды.

Кусаин Шалманов, местный аким, говорит, что эта работа, подрядчиком которой является товарищество «Мастаг», стоит из-за отсутствия денег.

— Мы даже на двух-трех водовозах возим воду тем, кто в ней нуждается. Мы в советское время пили эту воду. Нечего из этого создавать проблему, — говорит Кусаин Шалманов.

70 ПРОЦЕНТОВ ЖИТЕЛЕЙ СЕЛА БЕЗРАБОТНЫЕ

Молодой парень, копавший колодец у себя во дворе, назвался Дастаном. Дастан — выпускник одного из актюбинских колледжей, в данное время безработный. По его словам, он кормит своих трех младших братьев и больных родителей случайными заработками.

— У нас каждый второй безработный, — говорит Дастан.

Еще один безработный житель села, отец четверых детей Нурбек Зайдуллин, вторит Дастану и добавляет:

— Если дашь взятку в 70 тысяч тенге — получишь контрактную работу на шесть месяцев. Чтобы устроиться в нефтяную компанию, нужны деньги, влиятельные родственники.

Аким села Шубарши Кусаин Шалманов подтверждает, что 70 процентов населения безработные.
Кусаин Шалманов, аким села Шубарши Актюбинской области, 14 мая 2012 года.

Кусаин Шалманов, аким села Шубарши Актюбинской области, 14 мая 2012 года.


— Если к осени завершится строительство новой школы, мы планируем в старом здании открыть детский сад. Тогда 40–50 человек будут обеспечены работой, — говорит аким.

По словам еще одного жителя села, попросившего не называть его имени, после столкновения между верующими и вооруженным подразделением Куралай Каракен, бывший начальник областной санитарно-эпидемиологической службы, ссылаясь на загрязненность воздуха и воды, поднял вопрос о переселении жителей Шубарши в город.

— Всё осталось на словах. Куралай Каракен сейчас депутат мажилиса парламента. О нашем селе он, наверное, и не думает, — говорит житель села Шубарши.

«ПОЧЕМУ МЫ ЗЛОМ ОТВЕТИЛИ НА ЗЛО?»

Летом прошлого года сменился имам нашумевшей в Шубарши «Акмечети». Новый имам, выпускник шымкентского медресе Нурмухамед Бижанов, говорит, что в селе часто бывают теологи и представитель областного духовенства.
Мечеть "Акмечеть" в селе Шубарши Актюбиснкой области, 14 мая 2012 года.

Мечеть "Акмечеть" в селе Шубарши Актюбиснкой области, 14 мая 2012 года.


— Чтобы народ не сбился с правильного пути, мы стали читать проповеди в Доме культуры, мечети, школе, даже на тоях и других мероприятиях, — говорит имам села.

В небольшой библиотеке Шубарши открыли уголок религиозной литературы, поставили на полки около 60 книг. Библиотекарь села Шубарши Тыныштык Казбекова говорит:

— После очередного собрания на религиозную тему один из учеников сказал: «Папа пришел после собрания и запретил читать „такую книгу“». Заберите свою книгу, сказал он мне и вернул ее. Это был сборник избранных стихов «Аллага мадак» («Во славу Аллаха»). Я всячески пыталась ему объяснить. Он меня не послушал.

Большая часть жителей села Шубарши, с кем удалось поговорить репортеру радио Азаттык, попросила не называть их имен.

— Навлечем еще беду на свои головы, — говорит один из десятков верующих села, которые в прошлом году несколько дней были закрыты в мечети «Акмечеть» во время перестрелки.

Старожил этого села Ардак Кубашева говорит, что до сих пор часто думает о кровопролитии, которое видела собственными глазами:
Ардак Кубашева, жительница села Шубарши Актюбинской области, 14 мая 2012 года.

Ардак Кубашева, жительница села Шубарши Актюбинской области, 14 мая 2012 года.


— Есть один вопрос, который гложет меня до сих пор. Почему в такое цивилизованное время мы их уничтожили? Хорошо, скажем, это злодеи. Почему мы злом ответили на зло? Это ведь те босоногие мальчишки, которые выросли на наших глазах. У них есть матери, которые их вырастили. Есть аксакалы села. Почему на переговоры не отправили их, а сразу позволили вооруженным подразделениям операцию взять в свои руки и убить их? Ведь кровь пролилась. И пролилась не чужая кровь, а кровь наших детей. Взяли и убили средь бела дня. Их матери до сих пор боятся об этом спросить. Кто перед Аллахом ответит за эту бойню?

По следам этих драматических столкновений в Актюбинской области прошла волна арестов и обысков, были задержаны десятки граждан. Многие из них к концу 2011 года были отправлены в тюрьму на долгие годы по обвинению в террористической деятельности.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG