Доступность ссылок

Расстрел в Жанаозене называют преступлением против человечности


Люди бегут с площади в Жанаозене, в день массовых беспорядков 16 декабря.

Люди бегут с площади в Жанаозене, в день массовых беспорядков 16 декабря.

Применение оружия в Жанаозене можно рассматривать как преступление против человечности, считают некоторые правозащитники и юристы. По их словам, полицейские, стрелявшие в людей, нарушили права человека на жизнь.


После просмотра видео, снятого на мобильный телефон из окна жилого дома, в котором зафиксирован момент разгона бастующих нефтяников с применением оружия в городе Жанаозен 16 декабря, в редакцию радио Азаттык позвонил правозащитник и юрист из Алматы Амангельды Шорманбаев. Он выразил желание прокомментировать увиденное на основе международных норм и документов, к которым присоединился Казахстан.

Кроме того, радио Азаттык обратилось за комментариями к Александру Перегрину, юристу бывшему депутату Верховного Совета Казахстана, ныне сотруднику Алматинской юридической корпорации, по поводу того, соответствует ли факт применения оружия в Жанаозене Конституции и законодательству Казахстана.

ВИДЕО – ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ПРОВЕРКИ?

Как говорит Александр Перегрин, новый закон Казахстана «О средствах массовой информации» приравнял интернет-сайты к средствам массовой информации. В свою очередь, в уголовно-процессуальном кодексе расписаны все основания для возбуждения уголовного дела. Одним из таких оснований являются сообщения СМИ о совершенных преступлениях.

Во всех материалах о событиях в Жанаозене, которые размещены на сайте радио Азаттык, по словам сотрудника Алматинской юридической корпорации, речь идет о множественных преступлениях.

Перегрин добавил, что это видео, безусловно, должно быть основанием для проверки и, если факты подтвердятся, – для возбуждения уголовного дела.

Видео о том, как стреляли в Жанаозене:




О ПРАВОМЕРНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ОРУЖИЯ

Александр Перегрин прокомментировал и вопрос о правомерности применения оружия и спецсредств в Жанаозене. Он считает, что здесь даже не стоит ссылаться на международные пакты, к которым присоединился Казахстан:

– Достаточно открыть Конституцию, в первой же статье которой человек, его жизнь, права и свободы признаются высшей ценностью. Соответственно, жизнь гражданина Казахстана должна защищаться на самом высоком уровне, самыми сильными правовыми нормами.

«Что мы имеем в действительности? – задается далее вопросом Перегрин. – В свое время был принят закон об органах внутренних дел, третий раздел которого очень детально регламентировал, в каком случае, в каком порядке и с какими ограничениями органы внутренних дел вправе применять оружие и специальные средства. И были достаточно сильные ограничения».

Однако, говорит юрист, этот раздел, как выясняется, почему-то был полностью исключен еще в начале этого года: «Он был просто выброшен из закона. Хотя 11-я статья закона осталась».

При этом Александр Перегрин указывает на одну странность: «В ней написано, что порядок применения оружия и спецсредств устанавливается настоящим законом, то есть законом об органах МВД, понимаете! А настоящий закон ни одного правила, ни одной статьи не содержит и ничего не устанавливает. Вот что страшно! Если этого нет в действительности, то это значит, что закон об органах МВД, который не защищает эту высшую ценность, антиконституционен на сегодня, получается».

В Казахстане, по словам Александра Перегрина, есть еще закон «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия», но там по применению оружия прописаны какие-то «очень общие правила». Нормы этого закона, сожалеет Перегрин, прямого действия на органы МВД не имеют, поскольку там прямо не прописано, что именно органы МВД в каком случае, в каком порядке и с какими ограничениями вправе применять оружие и спецсредства.

Тем не менее Перегрин считает немалым и то, что есть в законе «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия». Хотя бы потому, что в нем закреплена норма об обязательной медицинской помощи.

И в законе о внутренних войсках, который, как говорит юрист, структурно похож на закон об органах МВД, такой раздел сохранился. Там предусмотрено, во-первых, что любой, кто применил оружие, в течение 24 часов должен составить рапорт и доложить об этом прокурору.

Во-вторых, если кто-то ранен, то ему немедленно необходимо оказать медицинскую помощь, а не добивать дубинками. В-третьих, в законе предусмотрен запрет на применение оружия против женщин и несовершеннолетних детей.

Однако, подчеркнул Перегрин, из того, что зафиксировано на этой видеоленте, следует, что в Жанаозене даже эти нормы были нарушены. «То есть там допущена масса нарушений», – говорит он.

Перегрин подчеркивает, что смертная казнь в Казахстане сохранена только в качестве наказания за террористические деяния и особо тяжкие преступления в военное время. Но, недоумевает Перегрин, это не совсем вяжется с тем, что запечатлено на видео со сценой расстрела бастующих в Жанаозене, и приходит к
Смертная казнь запрещена, а внесудебные расправы, которые кончаются смертью, получается, разрешены.

печальному заключению:

– Смертная казнь запрещена, а внесудебные расправы, которые кончаются смертью, получается, разрешены. Вот это, конечно, страшно!

На вопрос о том, является ли любительское видео доказательством заявления властей Казахстана о том, что «правоохранительные органы применили оружие в рамках своих полномочий по закону», Александр Перегрин ответил:

– Когда президент делал это заявление, он наверняка владел гораздо большей информацией, чем фрагмент из видео, которое было размещено на сайте Азаттыка. Поэтому очень хорошо, что генеральная прокуратура пригласила экспертов ООН участвовать в расследовании событий в Жанаозене. Поскольку только специальное и тщательное расследование может выяснить, правомерно ли было применение оружия и в каких случаях.

Во-вторых, у руководства МВД должны быть абсолютно все рапорты и абсолютно всех, кто применял оружие. Естественно, должна быть ревизия и опись каждого патрона и гильзы. Буквально каждому выстрелу должна быть дана оценка, в какое время, каких условиях произведен каждый выстрел, кем и конкретно в кого и были ли основания в каждом конкретном случае...

В заключение Александр Перегрин отметил: «Сам факт приглашения представителей ООН участвовать в расследовании событий в Жанаозене дает огромную возможность потерпевшим в установлении истины».

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ТРИБУНАЛ

Амангельды Шорманбаев, правозащитник и юрист из Алматы, заявляет, что в Жанаозене нарушены все нормы с точки зрения международного права и защиты прав человека.

По его словам, с точки зрения международных документов в Жанаозене в отношении жертв и их родственников нарушено, во-первых, их право на жизнь. Казахстан ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах граждан.

Во-вторых, считает Шорманбаев, нарушены нормы, касающиеся применения оружия и специальных средств полицией и вообще силовыми структурами.

По словам Амангельды Шорманбаева, он увидел на любительском видео о событиях в Жанаозене, в ходе которых применялось оружие, элементы массовых нарушений прав человека. Силовой разгон бастующих правозащитник назвал
И ни один государственный чиновник, включая и главу государства, не сможет уйти от ответственности.

«массовым расстрелом безоружных людей». Здесь на лицо факт преступления против человечности, подчеркнул Шорманбаев.

Этот факт, полагает правозащитник из Алматы, может быть рассмотрен в различных международных организациях и может быть поднят вопрос в Совете Безопасности ООН - как преступление против человечности.

– Если такой вопрос поднимется, то как раз таки в компетенции Совбеза ООН создать специальный трибунал или комиссию по преступлениям, совершенным в Жанаозене, – продолжает правозащитник. – И ни один государственный чиновник, включая и главу государства, не сможет уйти от ответственности.

Амангельды Шорманбаев, по его словам, получает из Мангистау различные сведения о том, что там в отношении арестованных применяются пытки, очень много без вести пропавших.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG