Доступность ссылок

80 лет назад, в октябре 1931 года, был убит казахский философ, поэт Шакарим Кудайбердиев. Имевший отношение к его убийству чекист Абзал Карасартов и его потомки открыто выступали против реабилитации Шакарима - ученика и племянника Абая.


Убийство Шакарима, который не поддержал установление советской власти в Казахстане, в последние годы жил отшельником в глухой степи в Семипалатинской области – одна из трагических страниц в истории казахской гуманитарной мысли. Его, как и многих казахских интеллектуалов конца 19-го - начала 20-го века, при советском строе убивали дважды: сначала физически, а затем морально, вытравливая имя из истории. Но Шакарима, как выясняется, убивали трижды: причастный к его расстрелу чекист Карасартов на закате жизни застал реабилитацию Шакарима, но всячески сопротивлялся этому духовному и политическому очищению.

Шакарим был реабилитирован в 1958 году. Абзал Карасартов, руководитель группы ГПУ, расстрелявшей Шакарима, выступил против публикаций его произведений. После горбачевской перестройки, когда Шакарим был полностью оправдан, стали чинить препятствия уже потомки Карасартова.

После всеобщей конфискации скота живущий в урочищах Шынгыстау народ восстал, 3 сентября 1931 года волна недовольства дошла до районного центра Караул. Там наиболее активных участников восстания подвергли наказанию.

По некоторым сведениям, предводители повстанцев вначале пришли за советом к Шакариму-кажы, который в полном одиночестве жил в охотничьей сторожке. Однако он не поддержал намерений бунтовщиков и призвал отказаться от восстания. Шакарим сказал, что если власть в райцентре Караул и падет, то не падет центральное правительство, а народ будет напрасно истреблен.

Но после подавления восстания погибает от рук сотрудников местного НКВД и Шакарим.

КТО СТРЕЛЯЛ В ШАКАРИМА?

Уже в то время в народе гуляли всякие слухи о том, как отряд Абзала Карасартова встретил Шакарима и застрелил его. По-разному передавались и слова местных жителей, которые были в отряде и сами видели расстрел Шакарима.

По одним сведениям, Шакарим случайно натолкнулся на отряд милиции во главе с Абзалом Карасартовым, когда с группой казахов пытался Руины охотничьего домика Шакарима. Абайский район Восточно-Казахстанской области, 3 октября 2011 года.

Руины охотничьего домика Шакарима. Абайский район Восточно-Казахстанской области, 3 октября 2011 года.

бежать в Китай. Шакарим отделяется от группы и один выходит к отряду сотрудников ГПУ. Те не узнают его, был густой туман, и стреляют в Шакарима. По этой версии, приказ был отдан Абзалом Карасартовым, стрелял татарин по фамилии Халитов – учитель села Абай. Раненый Шакарим-кажы будто бы успел крикнуть: «Не стреляйте! Я нужный вам человек».

Другие исследователи считают, что эта версия была распространена по сговору чекистов из этого отряда, то есть по приказу Абзала Карасартова. Ссылаясь на другие сведения, которые были распространены в народе, они пишут, что Шакарим не находился ни в какой группе, а был у себя в охотничьей сторожке и собирался сесть на коня, когда в него неожиданно выстрелил сам Абзал Карасартов.

По другим версиям, группа Абзала Карасартова встретила и арестовала Шакарима в момент, когда тот вернулся с охоты и спешился с лошади у охотничьей сторожки. Его увезли в другое место, где вначале пытали, затем расстреляли и закопали тело в заброшенном колодце.

Такие противоречивые предположения высказываются с 1931 года, они существуют и в нынешнее время: газета «Казах адебиети» 9 июня 1989 года опубликовала статью «Кто стрелял в Шакарима? За что?»; статья «Как был застрелен Шакарим?» была опубликована в газете «Оркен» 27 января 1990 года; 2 октября 2008 года газета «Туркестан» опубликовала статью «Кому принадлежит третья пуля?»; «В кажы стрелял не Карасартов» – публикация в газете «Жас казак» от 16 сентября 2008 года; журнал «Жулдыз» в 2010 году опубликовал статью «Три факта, имеющие отношение к Шакариму».

ДАНТЕС В КАЗАХСКОЙ ИСТОРИИ

В трех номерах газеты «Казах адебиети» – после реабилитации Шакарима в 1988 году – был опубликован рассказ-диалог Абзала Карасартова и ученого Евнея Букетова. Данная публикация побудила множество дальнейших предположений о смерти Шакарима.

В ответ на публикацию в этой же газете вышла статья «Мы знаем, кто стрелял в Шакарима», в которой поэт Хамит Ергалиев сделал вывод, что «воспоминания Карасартова не сходятся с правдой, которую знаем мы», и рассказал о других его «поступках».

«После реабилитации Шакарима Кудайбердиева в 1959 году в газете „Казах адебиети“ было опубликовано несколько стихотворений поэта. Тогда мы убедились в том, насколько Абзал Карасартов жалеет поэта. Обивая пороги вышестоящих лиц, подключая посредников, поднимаякрик, добился забвения поэта и Памятник у колодца, в котором нашли тело Шакарима. Абайский район Восточно-Казахстанской области, 3 октября 2011 года.

Памятник у колодца, в котором нашли тело Шакарима. Абайский район Восточно-Казахстанской области, 3 октября 2011 года.

после его гибели. Карасартов приходил и в Союз писателей Казахстана», – писал Ергалиев.

Хамит Ергалиев утверждал, что собственными глазами видел, как Карасартов стучал по столу и требовал «привлечь к ответственности лиц, которые пытаются реабилитировать главаря банды».

Декабрьские события, произошедшие в разгаре горбачевской перестройки, дали новые возможности для противников Шакарима. В этот раз против реабилитации Шакарима выступил житель Караганды Маз Карасартов, который в феврале 1987 года прислал письмо писателю Мухтару Магауину. Маз Карасартов интересовался обоснованием того, почему стихи Шакарима были включены вместе с его биографией и научными пояснениями в книгу «Поэты Казахстана», изданную Магауиным в 1978 году в Ленинграде.

«Этот вопрос задал бы мой брат, старый чекист Абзал Карасартов, боровшийся с врагами советской власти, если бы был жив. Потому что Шакарима Кудайбердиулы он знал лучше. Сведения о Шакариме есть у всех потомков Карасартовых. Покойный брат завещал их нам. Он умер в 1979 году. С ним было связано и то, что больше нигде уже не издавались стихи Шакарима после того, как они были опубликованы в газете «Казах адебиети» в 1959 году», – писал автор письма.

Письмо Маза Карасартова заканчивалось угрозой: «Если не дашь ответ, я подниму этот вопрос перед Центральным комитетом Компартии Казахстана и КГБ, чтобы раскрыть истинное положение вещей. Потому что фамилия Карасартовых не должна прозвучать „как имя Дантеса в казахской истории“, как это предполагают некоторые лица».

Второе письмо Маза Карасартова, от 17 февраля 1988 года, было адресовано газете «Казах адебиети» и ее главному редактору Шерхану Муртазе – по поводу публикации в этой газете поэмы Жайыка Бектурова
Сведения о Шакариме есть у всех потомков Карасартовых. Покойный брат завещал их нам.
«Поэт и подлец».

«В период перестройки было сказано, что нужно опубликовать труды тех, кто погиб по наговору, к ним относятся те, кто был лишен пера. К этой категории не относится руководитель вооруженной банды, выступавший против советской власти, разменявший перо на саблю, это – Шакарим Кудайбердиев. ...Вы знаете правду, так зачем через каждые тридцать лет ревностно поднимаете старый разговор?» – писал Маз Карасартов.

Письмо свое он опять завершил угрозами, что попросит перевести все, что знает, на общий (русский) язык и потребует справедливости.

«ТЫ – АЛАШОРДИНЕЦ, ВРАГ НАРОДА!»

Брат Абзала Карасартова не оставил в покое и Жайыка Бектурова – автора поэмы «Поэт и подлец».

«Человек по имени Маз Карасартов позвонил мне домой и стал попрекать тем, что и „после смерти не даю покоя их людям“. „Кукушка сама накликает свое имя, вы тут говорите о себе, это ваше дело“, – ответил ему я», – писал в ноябре 1988 года Жайык Бектуров секретарю Карагандинского обкома партии Куанышу Султанову.

Жайык Бектуров рассказал и о том, какую прилюдную обиду нанес ему Мейрам Карасартов, выступавший от Ульяновского района на айтысе акынов, который состоялся в Караганде летом 1988 года. Жайык Бектуров был председателем жюри на этом состязании певцов-импровизаторов, а один из потомков чекиста Карасартова на замечание по сути выступления ответил угрозами в пролетарском тоне.

«...Он запел, воспевая своего предка: „Мой дед, Абзал Карасартов, – уважаемый гражданин, устанавливавший советскую власть, выдающийся деятель„. Одним словом, он пытался показать его величайшим человеком. Как председатель жюри, я позвал его к себе и сделал следующее замечание: „Ты хорошо знаешь всё написанное и сказанное о своих предках. Поэтому пой не о своем деде, а пой о своем районе лучше„. Но Мейрам Карасартов на глазах битком набитого зала накинулся на меня: „Ты – алашординец, враг народа, я бы застрелил тебя, повстречайся ты мне на улице!"» – рассказывает Жайык Бектуров.

АНОНИМКА НА ИМЯ КУНАЕВА

В 1988 году в журнале «Арай» был опубликован текст анонимного письма на имя первого секретаря Центрального комитета Компартии Казахстана Динмухамеда Кунаева. Это был текст письма, отправленного Кунаеву ранее, в один из предыдущих годов.

«Судя по слухам, Казахская академия, воскрешая Шакарима Кудайбердиева, готовится выпустить его книгу. С партийной точки зрения это неправильно. Мы одни из первых, кто устанавливал советскую власть. Мы хорошо знаем, кто тогда был с нами, а кто был врагом, и не забудем это» – так начиналось письмо.

«Мы знаем, кто в 1931 году, подняв белый флаг, организовал борьбупротив советской власти, отрезал Кенбулак - родина Шакарима. Абайский район Восточно-Казахстанской области. 3 октября 2011 года.

Кенбулак - родина Шакарима. Абайский район Восточно-Казахстанской области. 3 октября 2011 года.

голову начальнику рай-ККИ РКИ Олжабаю, заставил убить учителя-комсомольца Рамазана с женой, волоча их по земле. В народе известно, как отрядом в 360 человек было совершено нападение на райком и райисполком, как были убиты несколько коммунистов и комсомольцев, как сожгли контору, ограбили банк и кооператив», – перечисляют авторы письма «преступления» Шакарима.

Как утверждалось в анонимке, «многие лучшие стихи, считающиеся произведениями Шакарима, украдены у Абая и Магауи». «Когда-то весь народ поддержал решение судебных органов нашей власти и партии о том, чтобы объявить Шакарима врагом народа и предать его проклятию. И Мухтар Ауэзов в течение всей жизни испытывал к нему отвращение», – писали анонимы.

ПРИВОДИТ ЛИ ПРАВДА К ВРАЖДЕ?

Такова была эпопея сопротивления реабилитации Шакарима. И это наглядный пример того, как в Казахстане не был дан толчок очищению от преступлений сталинской эпохи. Некоторые историки говорят, что еще полностью не раскрыты документы из архивов КГБ, касающиеся жертв сталинских репрессий, что позволено увидеть только отдельный пласт документов.

Заместитель директора Института истории и этнологии имени Шокана Уалиханова Кайдар Алдажуманов, поделившийся своими мыслями с корреспондентом нашего радио Азаттык, говорит, что в протоколах следствия можно встретить имена многих известных людей с неприглядной стороны:

– В 1990-е годы после публикации подобных материалов было много и противников. Начались пересуды, подобные тому, что «твой дед, оказывается, выдал моего деда». Поэтому нельзя забывать и этическую сторону этого вопроса. Нельзя порождать вражду в народе, пытаясь раскрыть правду. ...Например, есть такой деятель, который написал в 1930-е годы письмо Сталину и который теперь предстает как единственный спаситель народа. Но написав секретное письмо, он стал виновником и того, что коллективизация наступила быстрее. Кто читал книгу Валерия Михайлова «Хроника великого джута» и статью в четвертом номере журнала «Вопросы истории КПСС» за 1964 год, знают, о ком идет речь, – говорит Кайдар Алдажуманов.

Но есть и мнение, что нужно открыто говорить о действиях тех, кто был орудием такой политики сталинских репрессий и засучив рукава претворял ее в жизнь.

Например, доктор исторических наук Хазрет Турсын говорит:

– О преступных действиях кого-либо надо говорить, даже если это причиняет кому-то боль. Это нужно для истории, для получения уроков из истории. Ведь за преступления предков их потомки не несут ответа.
  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG