Доступность ссылок

Третий порок НПО в Казахстане – кадры


Вывеска гражданского форума на здании дворца независимости в Астане. (Иллюстративное фото.)

Вывеска гражданского форума на здании дворца независимости в Астане. (Иллюстративное фото.)

«Кадры решают всё» – эта известная фраза относится и к неправительственным организациям. Кем являются люди, работающие в них, и как они работают – об этом говорится в «Третьем пороке НПО».


В первую очередь напоминаю вам, дорогие читатели, что весь цикл о пороках НПО – это моя попытка рассказать об общественном секторе честно и без приукрашивания. Я не пытаюсь кого-то оскорбить. Мне хотелось бы, чтобы те «грантоеды», о которых я так много говорю, обратили внимание на мой материал, узнали себя и попробовали измениться.

Но судя по комментариям к моим предыдущим постам, так происходит лишь отчасти – многие видят себя, но не спешат меняться. Я рад вашим критическим замечаниям: они показывают, что тема не оставила многих равнодушными.

Как и в любой организации, в НПО работают люди. Это, в принципе, понятно: структуру, философию этих организаций, цель и методы работы строят в первую очередь их руководители и ключевые сотрудники. Причем в наших условиях, когда над НПО нет главенства миссии, которая бы диктовала форматы работы, эти люди становятся основным фактором, определяющим ту или иную общественную организацию.

Условно все эти кадры можно разделить на несколько наиболее часто встречающихся типов.

«ВЕЧНО МОЛОДЫЕ»

Это все те, кто начинал в «молодёжке» – НПО, работающих с молодежью и привязанных к государственной молодежной политике. Именно они организовывали все фестивали, конференции и другие мероприятия 1990-х–начала 2000-х годов, да так и остались в этой сфере. За долгое время работы в НПО приобрели множество связей, имеют личные знакомства с представителями доноров, государственных структур. Часто устраивают насколько крупные, настолько же и бесполезные молодёжные события. Неумело используют молодежный сленг, что, впрочем, иногда даже выглядит мило.

Их главный минус – они всё-таки стареют, что сказывается на более молодых активистах, которым просто не дают «прорасти». К тому же реалии и проблемы молодежи стремительно меняются, а «вечно молодые» за ними просто не успевают. Они никак не могут понять, что из «молодёжки» нужно вовремя уходить, иначе это «затягивает». И получается потом, что вместо «кузницы кадров» молодежные НПО превращаются в трибуны для людей, весьма далеких от молодежи.

«КОМСОМОЛКА, АКТИВИСТКА И ПРОСТО КРАСАВИЦА»

Женщины из советской категории «массовики-затейники» работают, как правило, ещё с советских времён. После выхода на пенсию создали для себя НПО, в которой и занимаются «активной деятельностью». Не поймите неправильно, сам по себе факт постпенсионной деятельности таких людей не плох.

Однако, к сожалению, как показывает практика, у этой категории слишком много минусов: они не могут эффективно решать проблемы, они практически необучаемы новым методам и форматам работы НПО и просто неактуальны. В дискуссиях всегда давят на возраст, жалость и уважение к старшим.

Также они практически неуправляемы: если услышат какую-то критику в свой адрес – начинают скандалить, шуметь и грозиться судами, что тоже можно списать на советский опыт работы.

«ЛИЧИНКИ АГАШЕК»

Новая категория. Это те «молодёжники», которые надеются использовать свои НПО как трамплин для дальнейшей работы на государственной службе. Их узнать очень легко. Они постоянно ходят в деловых костюмах невзирая на погоду и обращаются друг к другу только по имени-отчеству, что выглядит очень забавно, учитывая, что им в большинстве нет и 23–25 лет.

Любят писать инструкции, планы, официальные письма и участвовать в «очень важных» совещаниях. Текст, оформленный не в стиле «Times New Roman, 14» воспринимают с трудом. Навык «сделай умное серьезное лицо» отточен до автоматизма, ведь у них есть свой маленький «портфельчик», которым они очень дорожат.

Такие «личинки» в основном распространены в университетах (студенческие мажилисы, парламенты, комитеты, советы) и крупных республиканских организациях. Главной целью своей жизни видят пост в государственной структуре. Хоть «личинки» и увлекаются теориями лидерства, менеджмента и рисованием пирамиды Маслоу, они имеют очень зашоренное мышление, которое заставляет их действовать «квадратно», без новых идей и инициатив.

К сожалению, в такую среду попадает большое количество талантливых молодых людей, которые позже приспосабливаются и в конце концов также становятся маленькими «агашками». Но эта категория не совсем «потеряна» для изменений: единицы на всю жизнь впитывают ненависть к «агашкизму» и, даже если в дальнейшем работают в государственных структурах, проповедуют инновации и постоянное образование без излишнего формализма и «авторитета».

«СОЦИАЛЬНЫЕ БИЗНЕСМЕНЫ»

Это, как правило, владельцы «НПО-холдингов», которые я описывал ранее. Они включают в себя самые разнообразные подразделения: молодёжные организации, гендерные НПО, предоставляющие социальные услуги. Как правило, эти «холдинги» создаются и контролируются «крёстным отцом», а чаще – «крёстной матерью».

Для этих людей НПО – это просто бизнес по простой и всем понятной схеме: госсоцзаказ – деньги – круглый стол – откат (циклично!). Деньги расходуются на пустые мероприятия, совершенно не решающие социальных проблем. Также такие люди активно защищают свои «рыбные места» всеми грязными способами: связями, взятками, угрозами, вымогательством и так далее.

«Соцбизнесмены» просто опасны, а их деятельность, к сожалению, не имеет никаких плюсов. От ответственности их спасает дружба с акиматами и людьми из министерств. В целом эта категория энпэошников шире представлена в регионах, где всё больше завязано на личных связях и знакомствах.

«ГОВОРЯЩИЕ ГОЛОВЫ»

Эти люди чаще всего сгруппированы в различных фондах каких-нибудь стратегических исследований. Причем чем шире название фонда, тем ничтожнее продукт. Такие «говорящие головы» обычно мимикрируют под распространенные за рубежом Think Thanks («Фабрики мысли»), НПО-исследовательские центры.

К сожалению, продукт их деятельности либо отсутствует, либо слабо похож на качественную аналитическую или исследовательскую работу. «Говорящие головы» ничего толкового обычно не говорят, хоть и выступают с увлечением. Любимый формат мероприятий таких людей – это круглые столы. Через такие «фонды» проходит также немало ресурсов, но в целом они не опасны, хоть и бесполезны.

ЭВОЛЮЦИЯ ИЛИ ДЕГРАДАЦИЯ?

Все описанные типы энпэошных кадров – результат развития общественного сектора в Казахстане, причем не берусь судить, что это: эволюция или всё же деградация. Хоть и есть в нашей стране организации, лидеров которых нельзя отнести ни к одной из этих категорий, но большинство энпэошников нашей страны именно такие.

Как показывает практика, многие руководители и сотрудники организаций ходят на тренинги и семинары по развитию только ради встреч друг с другом или бесплатной еды – знания, щедро преподаваемые государственными и не очень структурами, проходят мимо их ушей, ведь они «всё сами знают». (Небольшая забавная деталь: в таких НПО все тренинги и семинары обычно проходит только сам руководитель, не заинтересованный в росте сотрудников, и на этом распространение новых знаний заканчивается.)

Эта проблема вряд ли сможет решиться сама собой: пока доноры не будут проявлять больших требований к структурному составу НПО, а они сами продолжат топтаться на месте, общественный сектор будет всё так же своим бледным неправильным отражением.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG