Доступность ссылок

Четвёртый порок НПО – иждивенчество


Александр Данилов, исполнительный директор ОО "Лига молодых "Ансар". Караганда, 10 мая 2010 год.

Александр Данилов, исполнительный директор ОО "Лига молодых "Ансар". Караганда, 10 мая 2010 год.

Сотни бесполезных проектов, постоянное стояние с протянутой рукой, увеличивающиеся «серые» прибыли неправительственных организаций – всё это казахстанская реальность. Попытка найти выход из создавшейся ситуации – разобраться в четвёртом пороке НПО.


Чтобы осознать эту проблему, можно просто посмотреть на статистику большинства НПО: основная масса их проектов, если не полностью, финансируется за счёт государственного социального заказа, чуть реже – западными донорами. И практически никогда – бизнесом.

КАК ВЫДЕЛЯЮТ ГРАНТЫ?

Но госсоцзаказ и был создан для финансирования НПО, резонно заметите вы, но тут мы нуждаемся в поправке: госсоцзаказ не всегда соответствует тому, что сейчас актуально для общества. В свете этой проблемы и рождается описываемый порок НПО – иждивенчество, то есть зависимость от того, что скажет государство и другие доноры, а не от того, что сейчас нужно целевой группе организации.

Чтобы обрисовать ситуацию, предлагаю воспользоваться следующим примером из жизни: допустим, вы пришли к врачу вылечить порядком надоевший насморк. Но Минздрав деньги выделил только на лечение ревматизма, поэтому вы получите не носовые капли, а горчичники на спину.

Вылечитесь ли вы? Думаю, тут будет однозначный ответ – нет. Примерно так и выглядит механизм распределения грантов для реализации проектов от доноров и государства: те выставляют свои требования, прописывают суммы и прочие параметры, а наш хвалёный сектор НПО пишет свои проекты, подстраиваясь под параметры, совершенно неудовлетворяющие их первоначальную миссию, но позволяющие работать. При этом реальные решения общественных проблем практически не появляются, а если и появляются, то чаще всего не применяются на практике.

К подобной практике большинство работников общественного сектора привыкли, и, как водится, у них выработался особый взгляд на это: во всех дискуссиях они любят употреблять фразы наподобие «государство должно», «донор должен», «все всё нам должны», при этом несмотря на свою деятельность. Возможно, это наследие ещё Советского Союза, когда подобные мысли были очень широко распространены. Возможно, результат 15-летнего подкармливания НПО «лёгкими» деньгами. Это действительно печально – ведь в итоге население получает совсем не тот результат, который планировали дать ему доноры и государство.

Большинство НПО совершенно не владеют азами фандрейзинга, они не в состоянии «продать» даже свою миссию, не говоря уже о проектах. Бизнес также не очень заинтересован во взаимодействии с НПО: чаще всего бизнес уже отдаёт какую-либо «долю» на развитие региона, города, района города без всяческих налоговых льгот и прочих послаблений.

Я не оправдываю в этой ситуации ни бизнес, ни доноров, ни государственные органы, организующие и контролирующие грантовые конкурсы. Ведь проблема требует действительно комплексного решения. Я попытаюсь предложить лишь некоторые механизмы, способные, на мой взгляд, подвести нас хотя бы к малейшему разрешению этой проблемы.

НЕНУЖНЫЕ УСЛУГИ

Государству и донорам стоит формировать более открытый заказ на социальные услуги, теснее взаимодействовать с населением до объявления конкурсов, а то получается, что социальные услуги очень часто пресловутому социуму не нужны. Дело в том, что с точки зрения государства НПО действительно решают проблемы общества. Но, как мы знаем, это не совсем так.

Поэтому одним из решений этой проблемы стало бы открытое формирование госсоцзаказа, открытие специализированных сайтов для демонстрации мнения социума. Также нужна поддержка социально ответственному бизнесу со стороны государства, ею могли бы стать налоговые послабления для таких компаний.

Бизнесу следует стать более открытым. Сейчас многие бизнесмены попросту не понимают и не хотят понимать важность социального сектора для бизнеса. К сожалению, «второй сектор» ещё не слышит «третьего сектора», хотя тот и не особо «кричит». Социальная ответственность в головах большинства бизнесменов – это разовые акции для помощи детским домам, не более того. Их не волнует, что при проведении качественных и больших проектов лояльность к их продукции или услугам повысится и они смогут получать большие прибыли, нежели прежде. В общем, многие ещё должны социально вырасти, чтобы начать сотрудничать с НПО. С другой стороны, крупные международные компании уже имеют свои программы для взаимодействия с неправительственными организациями.

Неправительственные организации должны ориентировать свои проекты не под деньги, а под население. Такие проекты в любом случае будут получаться гораздо более качественными и нужными, нежели написанные за срок проведения грантовых конкурсов. После написания проектов следует обрисовывать тактику их «продажи» всем заинтересованным сторонам: государству, международным донорам, бизнесу и, самое главное, населению.

Тут надо заметить, что подобная работа действительно требует особых навыков и знаний, но даже сейчас, несмотря на большое количество самых разнообразных тренингов, посвящённых изучению фандрейзинга, они носят скорее «тусовочный» формат. При таком подходе к самообразованию и образованию сотрудников качественной работы не будет, как и качественных проектов.

После разработки стратегии продажи эти самые проекты нужно будет продавать, продавать настойчиво. Если хотя бы одна из целевых групп будет заинтересована в реализации проекта, то либо донор, либо государство, либо бизнес обязательно профинансируют проект. И безусловно, эти проекты будут подвержены самому широкому анализу: все заинтересованные стороны будут стараться делать работу более качественно и ответственно, чем при простом выигрыше грантов. Это приведёт к хорошим результатам для населения, что выгодно нам с вами.

Главное – уйти от иждивенчества. Начать жить своей жизнью, а не продиктованной кем-либо.

Иждивенчество НПО – это целое мировоззрение. Это постоянное ожидание, что кто-то решит проблему. Государство должно, кто-то должен – а НПО видят свою задачу только в том, чтобы как можно громче кричать о проблеме. Хотя на Западе НПО начинали как группы людей, готовых самостоятельно решать какие-то вопросы.

Это не только деньги. Это позиция: мы представители общественности – слушайте нас. Хотя они не представляют часто никого, кроме себя. Чтобы быть общественной организацией – надо работать с людьми. Но в Казахстане НПО ориентированы на государство. Они работают с госорганами, пишут им письма, делают совместные акции – а люди остаются за бортом.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG