Доступность ссылок

Советские секретные материалы в Казахстане не раскрыты


Музейная экспозиция вагона-теплушки для перевозки заключенных. Вагон стоит на территории музейно-мемориального комплекса "АЛЖИР" (Акмолинский лагерь жен изменников родины). Поселок Акмол, 12 апреля 2011 года.

Музейная экспозиция вагона-теплушки для перевозки заключенных. Вагон стоит на территории музейно-мемориального комплекса "АЛЖИР" (Акмолинский лагерь жен изменников родины). Поселок Акмол, 12 апреля 2011 года.

В некоторых постсоветских странах коммунистический режим поставили в один ряд с нацизмом и одобрили рассекречивание архивных документов периода СССР. Историк говорит, что такие архивы в Казахстане могут не раскрыть и через 20 лет, если нынешний режим сохранится.

В апреле этого года Верховная Рада Украины приняла закон, запрещающий пропаганду коммунистического и нацистского режимов. В законе указывается, что и нацистский режим, захвативший большую часть Украины во время Второй мировой войны, и коммунистический режим, действовавший с 1917 по 1991 год, являются «тоталитарными и преступными по причине проведения политики государственного террора».

В тот же день Рада Украины приняла закон «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917–1991 годов». Согласно этому закону, все документы, касающиеся прав и свобод человека, должны быть переданы исследователям в архив Украинского института национальной памяти. Однако эта инициатива Украины подверглась критике со стороны России.

Репортер Азаттыка в интервью с научным сотрудником Института истории и этнологии имени Шокана Уалиханова Алмасом Жунисбаевым поднимает тему оценки периода советской власти в Казахстане.

Азаттык: Как вы расцениваете принятие Украиной закона, дающего свою оценку советскому режиму, и рассекречивание документов, имеющих отношение к периоду репрессий?

Алмас Жунисбаев: Нынешняя ситуация подталкивает Украину к принятию исторических решений. Раскрытие секретных архивов в Украине накануне принятия документа, который сравнивает советский коммунистический режим с нацистским, говорит о том, что там хотят опираться на факты и доказательства. Если секретные фонды будут раскрыты, и историки займутся фундаментальными исследованиями, в результате которых будут опубликованы научные труды по актуальным проблемам советского периода, то у украинцев, особенно у правых групп, появится возможность раскрыть преступления советского правительства, сравнения советского режима с фашизмом. Например, между Украиной и Россией существуют трения по вопросам, связанным с Голодомором. В архивах Украины архивных материалов для расскрытия истории Голодомора недостаточны, большинство руководящих архивных документов находится в России. Однако Россия их не предоставляет. Для ведения открытого диалога, научной полемики должна быть общая для двух сторон документальная база. Украина уже приступила к раскрытию имеющиеся у ней секретные фонды архивов.

Азаттык: Раскрыты ли в Казахстане такие секретные фонды?

Алмас Жунисбаев, научный сотрудник Института истории и этнологии имени Шокана Уалиханова. Алматы, 21 апреля 2015 года.

Алмас Жунисбаев, научный сотрудник Института истории и этнологии имени Шокана Уалиханова. Алматы, 21 апреля 2015 года.

Алмас Жунисбаев: Для принятия [в Казахстане] какого-либо резонансного документа, как это было принято в Украине и вызвало сопротивление России, должна поменяться власть, должны быть раскрыты секретные архивы и фонды, имеющие отношение к истории государства. Россия использует мирные взаимоотношения с Казахстаном и старается по возможности препятствовать рассекречиванию таких фондов. Несмотря на то, что СССР развалился более 20 лет назад, секретные документы остаются недоступными для исследователей. Это один из признаков пророссийской позиции. Не только в Казахстане, но и в других постсоветских авторитарных странах, в которых не сменился политический режим, исследователи ограничены в своей поисковой работе. Сложно дать полную оценку советскому периоду без научного исследования и разбора секретных документов.

Азаттык: Какое значение имеют для Казахстана хранящиеся в архивах секретные документы?

Алмас Жунисбаев: Секретные архивы необходимы для комплексного исследования истории Казахстана 20-го века, как наполненного эпохальными, и в то же время трагичными событиями. Мы до сих пор полностью не изучили историю 20-го века. В том числе очень много проблемных и нерешенных вопросов о Голоде, репрессиях, Великой Отечественной войне. Секретные архивные документы нужны для того, чтобы узнать все об этих трех основных исторических периодах. Если архивы рассекретят и появится возможность, будут новые исследования, дискуссии. Протоколы будут опубликованы в различных сборниках с пояснениями в академической форме. Затем появится концепция. Возможно, в Казахстане появятся совершенно новые исследования.

Если нынешний режим сохранится, архивы будут закрыты и через десять, и через 20 лет. Таков характер режима.

Азаттык: В Казахстане дана оценка Голоду 1931-1933 годов, репрессиям 1937-1938 годов?

Алмас Жунисбаев: Была дана общая оценка. История репрессий неполная. Мы видели лишь часть протоколов допросов в годы репрессий. Если исследователей не допускают к архивам, то сотрудники архивов КНБ должны сами предоставлять сведения. Другие архивы понемногу раскрывают данные, в архиве КНБ такого нет. Как давать оценку репрессиям, когда не можем полностью восстановить и понять репрессии как процесс и явление, за которым стоит советское правительство? В этой связи можно сказать, что Украина совершила подвиг. Потому что раскрытые сведения в обязательном порядке изучаются, обсуждаются, таким образом формируется историческая платформа. Мы, в свою очередь, так не можем. Если нынешний режим сохранится, архивы будут закрыты и через десять, и через 20 лет. Таков характер режима.

Азаттык: Вы говорите, что годы Второй мировой войны тоже не исследованы. Разве в Казахстане этот исторический период не считается самым хорошо изученным?

Алмас Жунисбаев: Несмотря на то, что мы отмечаем 70-летие окончания войны, ситуация полностью не изучена, особенно в регионах. Например, на фронт не все уходили добровольцами. Были и такие, кто бежал и не хотел идти ни на фронт, ни в трудовую армию, они создавали группы и выступали против, а с ними боролись специальные отряды. Нет исследований о трудовой армии во время войны. Потому что все документы о ней хранятся в закрытых или секретных фондах. В трудовую армию было мобилизовано не меньше, чем отправлено на фронт. Там тоже было дезертирство, работали штрафбаты, совершались преступления. Были пытки, насилие, людей заставляли работать. Чтобы раскрыть механизмы, как советская власть проводила эту политику в жизнь, на руках должны быть документы. Однако эти документы и в Казахстане, и в России засекречены.

«Камера пыток» в музее политических репрессий в поселке Долинка. Подвешенного узника Карлага, которого изображает работник музея, пытает импровизированный сотрудник НКВД. Карагандинская область, 18 мая 2013 года.

«Камера пыток» в музее политических репрессий в поселке Долинка. Подвешенного узника Карлага, которого изображает работник музея, пытает импровизированный сотрудник НКВД. Карагандинская область, 18 мая 2013 года.

Азаттык: Какие еще препятствия встречаются при изучении секретных документов в архивах Казахстана?

Алмас Жунисбаев: Процедура получения доступа в архив министерства внутренних дел очень сложная, много препятствий и проверок. Какую-то часть документов дают, на другую даже взглянуть не удается. Одно дело может состоять из 200 страниц. Если на одной-двух страницах стоит гриф «совершенно секретно», то дело не выдают целиком. Есть архив прокуратуры, архив КНБ. Невозможно попасть в архивы НКВД, советских спецслужб. Также есть фонды местных структур, партии, Казахского краевого комитета партии. Там также много секретных материалов.

Читателям предоставляют одну опись фондов и документов, сотрудники же архивов пользуются другими. Они сильно отличаются. Мы делаем запросы лишь на тот перечень документов, с которых снят гриф секретности, которые отображены в описях. Нет возможности посмотреть не только сами секретные фонды, но даже их перечень. Эти сведения должны быть раскрыты. Для справедливой оценки советского периода нужны не отрывочные сведения, нужна последовательность и системные исследования. Историю нужно писать объективно, путем критического разбора сведений, содержащихся в засекреченных документах. Между тем в Казахстане до сих пор скрывают секреты государства, исчезнувшего 24 года назад.

Некоторые исследователи говорят, что казахстанское общество якобы не готово к раскрытию секретных документов. Возможно, на подготовку потребуется столетие. Получается, что несколько поколений потомков так и не узнают своей настоящей истории? Это вопрос, над которым стоит задуматься.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG